"Возьми сына твоего..."

Хорошо, давайте опять вернемся к Аврааму. Глава 4 Послания к Римлянам говорит о шагах веры нашего отца Авраама. Одно стало очень ясным для меня — что вера, это не неподвижное состояние - Это не сидение в церкви и повторение: "Я имею веру". Вера есть путь, в котором один шаг следует за другим. Авраама называют отцом всех нас, кто верует — ЕСЛИ мы следуем шагами веры.

 
Вера Авраама была прогрессирующей. Если вы пройдете от 12 до 22 главы Бытия, то вы увидите, как изменялась и развивалась вера Авраама. В главе 22, его вера доходит до высшей точки. Однако то, что он сделал в, 22 главе, он никогда не сделал бы в 12. Его вера дошла до своей кульминационной точки, потому что каждый раз Бог говорил: "Пойди," — и он шел.
 
Каждый раз, когда Бог давал ему возможность утвердиться, он принимал это. Так его вера прогрессивно шла вверх. Послание Иакова говорит об этом: "Вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства. Вера принимается, как дар, по зрелость достигается следованием по ступе­ням послушания.
 
Как бы там ни было, Авраам был человек, как мы. Он так же делал свои ошибки. Бог обещал дать ему ребенка — наследника, к которому перейдет наследие. Однако, как вы знаете, обещанное задерживалось. Прошло двенадцать лет, но никакого наследника все еще не было. Сарре уже было 78 лет и с ее точки зрения ситуация была безнадежной. Наконец она сказала: "Если мы еще собираемся иметь ребенка, надо что-то делать для этого". Когда мы имеем дело с Богом, то одни из наиболее пагубных слов, которые мы можем произнести — это: "Надо что-то сделать для этого".
 
Тем не менее, Авраам внял совету своей жены (что было ошибочным) и заимел ребенка от служанки Сарриной, Агари. В этом не было ничего аморального. По обычаям того времени все было правильно, морально и прилично. Но это не было Божьим планом. Имя ребенка было Измаил и его потомки многочисленны среди арабов Востока.
 
Позднее Сарра сама родила Исаака — ребенка, которого Бог действительно намеревался дать ей позже, После этого, вот у же на протяжении четырех тысяч лет, постоянные трении между потомками этих двух детей — Измаила и Исаака — создают на­пряжение, которое в наши дни подходит, кажется, к своей наивысшей точке. Ирония истории — потомки Измаила, сейчас становятся большим препятствием для потомков Исаака, возвращающихся к их обетованному наследию. История не может дать более ясного урока: ОПАСНО ЗАХВАТЫВАТЬ ДАННОЕ БОГОМ НАСЛЕДИЕ ПЛОТСКИМИ СРЕДСТВАМИ. Мой друг Чарльз Симпсон как-то сказал: "Дитя человеческой целесообразности — это Измаил". Когда вы решаете, что вам лучше что-нибудь сделать, чтобы помочь Богу. — Боже помоги вам! Я планировал сделать нечто в прошлом году и прошел довольно большой путь в осуществлении моих планов - Но затем мы разговаривали с Бобом Мамфордом на эту тему, и я сказал: "Говоря по правде, я не думаю, что я буду делать это".
 
Он сказал: "Почему нет?"
 
"Ну", — сказал я — "я боюсь, что это будет Измаил". И я видел, что упоминание произвело впечатление.
 
Спустя некоторое время, мы как-то опять были вместе и он спросил: "Вы не могли бы сказать мне, почему вы изменили ваше мнение по тому делу?"
 
"Потому, что боюсь Господа", — ответил я. И я видел, что ответ удовлетворил его. Я могу искренне сказать, что я стараюсь жить в страхе Господнем. Я не хочу делать что-нибудь, что может огорчить Бога, стать на Божьем пути. Я хочу ходить с Господом в согласии. Поэтому я отложил Измаила в долгий ящик — где он лежит и по сей день!
 
По моему мнению, основной урок здесь в следующем: То, о чем мы думаем, что это хорошо, вещи, которые нам кажутся правильными и которые являются результатом человеческих попыток сделать все правильно — все это несет самое большое бедствие. Боже, сохрани нас от этого! Боже, сохрани меня от этого! Боже, сохрани вас от этого! Боже, сохрани всех нас от порождения еще одного Измаила, потому что, братья и сестры, вы будете жить, сожалея об этом.
 
Какое самое большое испытание ставит нам Бог? Выражаясь одним словом, это: ЖДАТЬ!
 
Это правильно! Когда Бог говорит вам лезть на гору, вы начинаете лезть немедленно! Но, когда Бог говорит вам сидеть у ее подножия и ждать—вы не можете этого сделать.
 
Вероятно, самая духовно зрелая личность в Библии—это Моисей. Как он стал зрелым? Через сорок лет скитания по пустыне. Что это сделало из него? Наикротчайшего человека на земле. Моисей не отстаивал свои права, он отступал назад и говорил: "Пусть кто-нибудь другой сделает это..." Я чувствую себя в безопасности" когда могу сказать со всей искренностью: "Пусть у кого-нибудь другого будет ребенок". О, я чувствую себя в такой безопасности! Но, когда я нервный, напряженный и стараюсь все сразу схватить" то нахожусь в преддверии несчастья".
 
Ну, хорошо, давайте вернемся к 22 главе Бытия. Бог сказал Аврааму во втором стихе:
 
"...возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе ".
 
Какой был ответ Авраама? Следующий стих говорит нам: "Авраам встал рано утром, оседлал осла..."
 
Одна вещь сразу бросается в глаза, что Авраам не просто повиновался Богу, но повиновался сразу. Это очень заметно. Когда ему сказано было что-то делать, он вставал рано на следующее утро н делал это. Он не ожидал полудня в надежде, что Бог изменит Свое мнение. На следующее утро Авраам отправился с Исааком в свой трехдневный путь к горе Мориа.
 
Вы знаете историю: они поднялись на гору и Исаак спросил: "Отец мой, вот огонь и дрова, где же агнец?" Авраам ответил: "Бог усмотрит агнца". В 11 главе Послания к Евреям автор говорит, что Авраам верой был готов принести в жертву сына своего Исаака, "Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить". Если вы внимательно прочтете 22 главу Бытия, вы поймете, почему автор Послания к Евреям сказал это. Потому, что Авраам сказал сопровождавшим их людям, которых они оставили у подножия горы: "МЫ пойдем туда, МЫ поклонимся и МЫ вернемся". Благодарение Богу! Авраам действительно верил, что даже если он пронзит сына этим ножом, они оба спустятся с горы вниз. Он подошел к моменту, когда он был действительно готов убить чудесное дитя, которое было единственной надеждой обещанного ему Богом наследия, веря что Бог вернет его к жизни.
 
Когда он поднял нож, готовый вонзить его в сына, ангел Божий воззвал к нему с небес и остановил его - Авраам обнаружил, что Бог действительно приготовил жертву взамен — овен, запутавшийся рогами в чаще, оказался поблизости. Он и был при­несен в жертву вместо сына. После этого Бог обратился к Аврааму во второй раз:
 
"И вторично воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба,
 
И сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так. как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, То Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные..." Странно, не правда ли? Исаак был Божьим даром Аврааму и Сарре. Они никогда не имели бы его без чудесного вмешательства Божьего. Он был рожден сверхъестественным образом, И вот этого самого ребенка, данного им Богом, Бог хотел забрать обратно к Себе в жертвенном всесожжении.
 
Меня долго занимал образ Авраама на его пути к горе Мориа. Я старался представить себя в его положении и вообразить себе, какие размышления были у него в течение трех дней пути.
 
"Почему Бог хочет забрать Исаака? Разве не Сам Бог дал нам его? Разве он не был обещан нам? Разве это не единственный путь, которым мы можем получить наше, данное Богом, наследие? Не оставили ли мы всего? Разве мы не следуем Его воле? Разве мы не повинуемся Ему? Почему Он требует Исаака?"
 
Я не знаю, думал ли он так или говорил. Но когда он пришел к месту, где готов был совершить то, что сказал Бог, Бог говорил к нему и сказал следующее: "Все правильно: теперь Я знаю твое сердце. Отныне Я благословлю тебя, Авраам так, как ты никогда не был благословлен прежде. И Я размножу твое семя". А что было его семенем? Исаак. Видите урок? Если бы он держался за Исаака, это было бы все, что он имел. Когда же он отдал Исаака, он получил его обратно, многократно размноженным, так что у него не было силы даже сосчитать.
 
Я видел, что так случается, когда Бог дает нам что-то очень для нас особенное. Это от Бога. Это драгоценно. Это уникально. Это чудесно. Но в одни день Бог может сказать: "Я хочу это. Отдай это обратно. Убей это. Положи это на жертвенник". И тогда вы либо пойдете по стопам Авраама, либо упустите Божье благословение.
 
Я должен сказать, что видел много служителей Господа, совершающих горькую ошибку, держась за Исаака — и все, что остается у них—это Исаак. Это наибольшее испытание для служителя Божьего: готов ли он положить на алтарь свое служение?
 
Я могу оглянуться назад и посмотреть, как я встретил такое испытание в моей собственной жизни. Многие из вас знают, что я оказался глубоко вовлечен в служение освобождения и стал широко известен среди народа, благодаря ему. Я могу повторить слова Павла и сказать, что я боролся с дикими зверями за истину освобождения. Я боролся физически, я боролся духовно, я боролся в молитве, я боролся в посте.
 
Но пришло как-то время, когда Бог соединил меня с тремя другими людьми, известными в стране учителями, имеющими свои служения. Бог независимо свел нас вместе в отношения взаимного посвящения и повиновения. В этом была независимая работа Божья с каждым из нас по отдельности и со всеми вместе — не что-нибудь такое, что мы планировали или ожидали, или даже реально понимали. В этом смысле я должен сказать, что это принесло все признаки Иакова, а не Измаила.
 
Незадолго до этого я осознал, что мое служение освобождения было включено в то посвящение, которое я сделал в отношении моих братьев. Это означало подчиниться им. После многих угрызений совести, я в конце концов заявил им: "Братья, если вы находите, что мое служение освобождения не соответствует Писанию, или не правильное, и вы имеете возражения против него, я готов прекратить его". Вы думаете, что мне ничего не стоило это решение?
 
Однако сегодня я славлю Бога за те результаты, которые из этого последовали. Прежде всего, мои братья никогда не просили меня прекратить практическое освобождение. Наоборот, они поддерживали и усиливали меня. Когда я претерпевал публичные нападки, они стояли за меня, часто даже ценой своей собственной репутации.
 
Но после всего этого что-то случилось со служением освобождения по всей стране, чего я один никогда не смог бы добиться своими собственными усилиями. Когда я отдал Богу моего Исаака, Он умножил его, Сегодня служение освобождения установилось и ведется почти на территории всей страны. Я могу ездить почти повсюду в Соединенных Штатах проповедовать освобождение, и везде есть квалифицированные посвященные люди Божьи, которые будут исполнять эту работу. Фактически, в последнее время, мне самому теперь очень редко приходится служить в освобождении. Но, поверьте мне, всего этого не было каких-то двадцать лет назад! Оглядываясь сейчас назад, я благодарю Бога, что я был готов отдать ему моего Исаака и позволить Ему умножить его. Я уверен, что если бы я держал моего Исаака, я оставался бы и сегодня только с моим служением, изолированным от Тела Христова и от основных Божьих целей.
 
Посмотрим в Иоанна 12:24 на слова Иисуса:
 
"Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода".
 
Я всегда относил эти слова к смерти Христа, и нет сомнения, что это верно. Иисус был тем пшеничным зерном. Он готов был положить Свою жизнь; Он пал в землю, был погребен, и из Его смерти, погребения и воскресения взошло намного больше плода. Вот совсем недавно я размышлял над строками того, что я вам пишу. Я начал видеть себя и моих братьев верующих, как бы каждого из нас, держащего в нашей руке маленькое зернышко, которое Бог поместил туда: ваш дар, ваше служение, ваш талант, нечто драгоценное, ибо Бог дал его вам.
 
Вы говорите: "Это мое; Я могу делать это; Я знаю как изгонять бесов; Я могу молиться за больных. Я получил слово знания". Так приятно держать это в своей руке и чувствовать это там и говорить: "Это мое". Но Бог говорит: "Если вы держите это там, то это все, что у вас есть... только одно маленькое зернышко". Вы можете написать на нем ваше имя, можете наклеить этикетку, можете доказывать, что это принадлежит вам, но вы ничего большего не получите.
 
В чем же альтернатива? Позволить уйти! Уроните его! "Вы имеете в виду позволить моему служению уйти? Отказаться от таланта? Позволить моему дару пропасть?" Да, позволить уйти! Позволить упасть прямо в землю и похоронить и потерять из виду. После этого вы уже не будете владеть этим. Однако, вот что я вам скажу: "Бог позаботится. И Бог гарантировал плод".
 
Я верю, что есть некий момент в жизни, к которому мы должны прийти. Многие из нас столкнутся с этим выбором. Хочу ли я рекламировать себя? Хочу ли я установить мою репутацию? Хочу ли я создать мое служение, мою евангелизацию, мой лагерь, мой молодежный центр, мой центр освобождения? Заинтересован ли я утверждением, что "это принадлежит мне"? Или, если я ошибочно претендую на обладание, а чья это собственность — вопрос спорный, готов ли я сказать той матери, которая была неправа: "Так возьми это"? Люблю ли я это или я люблю себя? Вопрос очень непростой. Что бы Бог ни дал вам, я верю, что придет такой час, когда Он попросит вас позволить этому уйти. Уроните его. Позвольте ему упасть.
 
Я знаю, что это послание не пройдет мимо внимания некоторых из вас! Я чувствую внутренний ответ в духе. Хвала Богу, вы рады, что вы позволяете ему уйти. Я тоже рад. что позволил многому уйти. Если бы я продолжал нести все это на себе, то эта нота потянула бы меня вниз на землю.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.