Группа риска

"Дети – это красивые цветы, но лучше бы они цвели на чужом огороде", – небрежно бросил как-то в разговоре один из моих собеседников. Родительский эгоизм разрушает семейный уют и наносит впоследствии непоправимый ущерб самим же родителям. Пренебрежительное отношение к детям противоестественно по самой своей сути. Оно свидетельствует о наличии определённого проклятия, которое должно быть разрушено в жизни родителей во имя Иисуса Христа.
Бог есть любовь. Любовь – это созидающая сила нашего бытия. Ненависть – это разрушающая сила и личности, и семьи, и всего общества.
Мы должны любить своих детей, любить друг друга. Это логично и естественно. Дьявол всеми силами пытается вырвать детей из рук родителей, лишить их материнской заботы и отцовского внимания, потому что у него с седых времён заготовлен для них свой собственный сценарий. Во дни Моисея израильских детей уничтожали в глубоких мутных водах Нила. Во дни Иисуса Христа дети от двух лет и младше погибали от меча римских солдат. В наше время происходит и то, и другое. Это дух мира.
Согласно данным латвийского государственного статистического Управления за 1993 год официально зарегистрировано 37300 абортов, 10278 разводов. За 1-е полугодие 1994 года количество зарегистрированных преступлений достигло огромной цифры – 20740, из которых 566 совершены подростками.
Одна четвёртая всех преступлений приходится на детей и подростков!? Весьма тревожные факты, если учесть, что в Латвии проживают всего 2,5 миллиона людей, из которых 1 миллион – жители столицы. Вы только вдумайтесь в эти цифры – 37300 абортов в год. Это значит, каждый день более ста матерей выносят смертный приговор собственным детям. Каждый день государство санкционирует родителей совершать около 100 официальных убийств. Детей. Невинных, беззащитных, беспомощных. Они уходят из жизни, так ни разу и не взглянув на неё. Избиение младенцев продолжается.
100 детей в день. Мрачное торжество родительского безумия, гордости, жестокости и эгоизма.
100 детей в день. Ядовитые зёрна опасного посева. Зародыш грядущей социальной катастрофы.
100 детей в день. Собственный смертный приговор, – ибо посеяв смерть, ты никогда не пожнёшь жизнь. Посеяв казнь, ты никогда не пожнёшь милость. Посеяв убийство детей, общество, безусловно, пожнёт убийство взрослых, только уже в геометрической прогрессии – в 30, 60, 100 крат. Пожнёт, потому что кровь Авеля вопиет к Богу от земли, вопиет о возмездии, о справедливости, о мщении. Этот вопль прорвётся через любые тучи. Этот вопль достигнет неба, и Божье правосудие молнией обрушится на голову Каина. Что посеет человек, то он и пожнёт.
Бумеранг не возвращается пустым. Бумеранг возвращается с добычей.
Без любви семья умирает. 10278 разводов в год, а это значит ежедневно разрушается около тридцати семей. Тридцать разрушенных семей в день. Ещё один мрачный монумент родительского безумия и гордости, отзвуки грядущих катаклизмов и потрясений общества.
На одном из уроков в классе моей дочери учитель спросил ребят: "У кого из вас нет папы?". Половина класса подняли руки. Выяснилось, что такая картина наблюдается по всей школе.
Циничные законы и жестокие правила диктует современная мораль. Если родителям не удалось избавиться от ребёнка во время беременности, общество представит им неограниченные возможности избавиться от него при жизни. Развод – одно из первых предложений. Каждый день в тридцати семьях, хлопнув дверью, уходит из дома либо отец, либо мать, разрывая детское сердце на части, растаптывая грубым сапогом хрупкий росток человеческой души.
Основной удар этой трагедии опять же приходится не на взрослых. Основной удар обрушивается на детей. И снова в эпицентре – дети, и снова – избиение младенцев, и снова – жертвы. Дети – открытая мишень для раскалённых стрел дьявола, если они лишены родительской защиты и покровительства. Крушение родительского авторитета в семье неизбежно порождает крушение всякого авторитета в обществе. Вбить клин между поколениями, – вот чего добивается дьявол и поныне. Разрушая отчий дом, разоряя семейный очаг, он предоставляет ребёнку просто улицу с её чердаками и подвалами, где существует своя неписаная конституция – закон джунглей.
Грязные воды Нила бурлят и пенятся, отравляя, травмируя и развращая незащищённую детскую психику. Все запреты сняты. Моральные ценности в презрении. Их просто нет. Они разрушены. Граница между добром и злом размыта, абстрагирована, уничтожена. "Истина преткнулась на площади, и честность не может войти" (Ис. 59:14). Мир богохульствует. Мир святотатствует. "Зло называют добром, и добро злом, тьму почитают светом, и свет тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое горьким!" (Ис. 5:20).
Ядовитый посев продолжается. Эфир буквально перенасыщен смертью и адом. Кто-то сказал однажды: "Человек есть то, что он ест". Дети питаются отравленной, ядовитой пищей, пьют грех, как холодную воду. Ставшие обузой в семье, лишённые покровительства родителей, выброшенные на улицу, дети ищут нового пристанища. Кому отдаться, кому продаться, кому принадлежать? Оказавшись в сомнительных компаниях, испробовав наркотики и алкоголь, насмотревшись фильмов, полных ужаса и насилия, разврата и убийств, магии и колдовства, они становятся прямыми заложниками разъярённого ада, послушным орудием в руках бесов и демонов.
Тридцать разрушенных семей в день! Это сотни и тысячи детей, лишённых детства, брошенных на произвол судьбы. Они не простят нам этого. Они будут мстить тем, кто бросил их. Мстить. Жестоко и беспощадно. Бумеранг не возвращается пустым. Бумеранг возвращается с добычей. Выстрелишь в прошлое пистолетом, будущее выстрелит в тебя пушкой.
566 детских преступлений за полгода! Ответы не заставляют ждать. Ежедневно, методично и регулярно дети из неблагополучных полуразрушенных семей пополняют армию малолетних преступников. Их многочисленные группировки отчаянно борются за существование и выживание. Отвоёвывают своё место под солнцем. Лишённые детства, а значит лишённые доброты, милосердия и человечности. Упрямые, вихрастые, озлобленные повстанцы объявляют крестовый поход отцам, бросают вызов всему обществу:
"Приспичило и припекло, Мы не вернёмся, видит Бог, Ни государству под крыло, Ни под покров, ни на порог" (В. Высоцкий).
Около ста преступлений в месяц. Это только начало. Это ответная реакция. Реванш брошенного поколения. Оно требует признания. Оно самоутверждается. Вопреки всему. Наперекор всем. Презирая всех.
566 Детских преступлений за полгода. Около ста в месяц. Около двадцати в неделю. Три-четыре ежедневно. Самый парадоксальный факт, который признают все криминалисты: чем "моложе" преступление, тем оно изощреннее и чудовищнее. Это их почерк. Это их метка. Это их ставка. Бумеранг не возвращается пустым. Бумеранг возвращается с добычей. Обезумевшее деморализованное общество плодит и взращивает собственных персональных палачей.
Недавно после служения ко мне подошёл седоватый осунувшийся мужчина. В глазах тревога: "Что делать? Мой сын учится в шестом классе. На прошлой неделе он сообщил мне, что проиграл в карты большую сумму денег. Затем мрачно добавил: "Если я не возвращу долг, они пообещали, что мне будет плохо. Мне нужны деньги". Я пошёл в школу, чтобы разобраться, кому сын проиграл, и что вообще там творится. Я пытался объяснить этим подросткам, что в школе нужно учиться, а не играть в карты. Но они совершенно не по-детски пригрозили мне: "Если не принесёте деньги, вам всем будет плохо. Раз проиграл, пусть рассчитывается".
Представляете, шестой класс и такие разборки! Я сказал, что никаких денег не будет. Но на следующий день мне позвонили. То были уже не школьники. Я слышал раздражённый голос взрослого человека: "Мы не советуем шутить. Деньги – "на бочку" и никаких гвоздей". Иначе будет плохо и тебе, и твоей жене, и твоему сыну. Если через два дня денег не будет, пеняй на себя".
Оказывается, это совсем не детские игры. Я вдруг кое-что начал понимать. За этими малолетними хулиганами стоят взрослые преступники, сознательно использующие их в целях шантажа и наживы. Мы с женой выскребли все деньги и отдали. Иначе, что было делать?! Хотелось жить спокойно и безопасно. Правильно ли мы поступили?!".
Вопрос оказался и простым, и сложным. Конечно, мы не в праве судить своего ближнего. Каждый поступает по удостоверению своего ума. Кто-то в меру своей испорченности, кто-то в меру своей веры. Мой ответ был коротким: "Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает" (Рим. 14:22). В это время меня волновало другое. Во мне взрывалась ревность о детях.
Пока мы занимаемся собственной персоной, наши дети становятся частью огромной преступной сети, заложниками "черного кардинала", имя которому "криминалитет".
Все предопределено. Разрушение семьи неизбежно влечет за собой разрушение нации. Крушение родительского авторитета в семье рождает крушение всех идеалов общества. Рождается нигилизм и анархия, антагонизм и конфликт поколений. Дети обвиняют родителей, родители обвиняют детей. Народ клеймит правительство, правительство обвиняет народ. Вырождение, деградация, смерть. Если семья не воспитала человека, общество его не воспитает.
Слишком поздно. Время упущено. И к самому сложному периоду своей жизни молодые люди приходят ни с чем, опустошенные и растерянные. Ничего не знают, ничего не умеют, ни во что не верят, но всем хотят обладать. Они собираются стаями и тут же их прибирают к рукам более опытные, более коварные и матерые старшие "братья". Уговаривать не приходиться, соглашаются сразу. Безо всякого труда, за пестрые фантики "черный кардинал" вербует в свои ряды тысячи и тысячи детей и подростков. Чувствуя за собой сильную и жесткую руку, маленькие наемники проявляют потрясающую наглость, хамство, цинизм. Наделенные властью своего покровителя, подростки совершают насилие, грабеж, устраивают жестокие потасовки, поножовщину, убийства.
Дети. Кто-то их потерял, а кто-то нашел. Кто-то не смог воспитать, а кто-то быстро вымуштровал их на свой лад. Кто-то лишился преемственности и будущности, а кто-то окупил и то, и другое сторицей. Кто-то мечтает украсить и облагородить ими общество, а кто-то превратил их в карательные отряды неуловимых мстителей, которые мстят всем, кто лучше их, кто богаче, кто чище, кто благороднее, кто старше и Умнее. Мстят всем, кто не с ними.
Как-то поздним вечером один из моих пасторов возвращался домой. Людей в электричке почти не было. Он дремал. Вдруг стало темно и посыпались тяжелые удары. Большими усилиями он сорвал с головы мешок и увидел вокруг себя группу подростков, которые пытались снять с него новую куртку. Он вскочил и во имя Иисуса приказал им остановиться. Те опешили. Добыча уходила на глазах. "Где ваш главный?" – спросил он. Они показали. "Главный" стоял в тамбуре и через дверное стекло спокойно наблюдал за происходящим.
Пастор подошел к нему, посмотрел ему в глаза и сказал: "Знаешь ли ты, что тот, кто прикасается к помазаннику Божьему, навлекает на себя гнев Божий? Если ты еще хотя раз прикоснешься ко мне, мой Бог прикоснется к тебе". Тот заметно растерялся: "Извини, мы этого не знали. Ребята, пошли".
И ребята пошли. Завербованные и обманутые. В поисках легкой добычи, они не ведают того, что эта стезя скользкая, и однажды они сами станут добычей, проигранной жертвой в одной из последних потасовок. Пошли, потому что больше идти было некуда. "Черный кардинал" мало откровенничает. Никто не знает, каким будет его следующий маршрут, на кого падет его следующий выбор?
Многие люди сейчас не живут. Общество старается выжить. За это надо платить. И они платят – детьми. Мир полон страха. Криминальная хроника будоражит сознание. Сообщения поступают, одно тревожнее другого.
Недавно в одном их глухих районов на заброшенной городской территории, были обнаружены трупы двух подростков. Одному было четырнадцать, другому только что исполнилось пятнадцать. Сначала обнаружили одного. Ему было нанесено более шестидесяти ножевых ранений. Можно считать, что его просто растерзали. Чуть позже, осматривая подступы к месту преступления, в коллекторе нашли второй труп. На нем не было живого места. Представители судебной медэкспертизы насчитали около ста ножевых ранений. Последний удар был нанесен в глаз.
Зверское убийство потрясло весь город. На ноги были подняты лучшие силы оперативной службы. Розыск шел тяжело. Существовали две основные версии: убийство совершил либо маньяк, либо подростки. Жестокость этого злодеяния поражала даже самых опытных криминалистов. Маньяк "не проходил", потому что ни до, ни после с такими убийствами не приходилось встречаться. "Профессионалы" тоже исключались. Они не убивают столь бессмысленно и страшно.
Спустя пять или шесть дней по оперативным каналам поступила информация, что какие-то подростки в разговорах между собой хвастаются кровавыми "подвигами". Их тут же установили. Выяснилось, что им по 14-15 лет и только главарю чуть больше восемнадцати.
Взяли всех одновременно. Всех четверых. Сопротивляться не стали. "Раскололись" сразу. Приговор был суровым. Главному – Расстрел. Остальным – сроки в малолетке. Родители были в шоке. Не верили свои глазам, не верили своим ушам. "Неужели это наши дети?" – не уставал повторять в слезах один из них. Нет, уже не ваши. Потерянные, брошенные, забытые. Найденные и усыновленные "новым отцом". "Черный кардинал" не признает возрастных барьеров. Вербует всех подряд от мала до велика. "Ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить" (1 Петр. 5:8). Какая разница, сколько лет. Подростки – это тоже добыча.
"Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить" (Ин.10:10). "Он был человекоубийца от начала" (Ин. 8:44). Им он и остается по сей день. В его царстве правят жестокие законы. Выживает сильнейший. Нет, наглейший, зверейший, лютейший. А кто не сможет будет просто выброшен из этой среды. Его убьют, уничтожат, растопчут, как выкуренную сигарету. Мрачная и угрожающая действительность. Общество обречено, ибо не может быть не обреченным общество, в котором дети убивают по-взрослому.
Родители. Вечно занятые и куда-то мчащиеся, летящие и спешащие. Остановитесь, очнитесь, отрезвитесь. Где ваши дети? Оказывается, их уже давным-давно нет рядом с вами. Родительская гордость, чванство, эгоизм, равнодушие и жестокость забили клин между поколениями. Потерянное детство – потерянное поколение. Они вам этого не простят. Закон бумеранга неоспорим. Что человек сеет, то и пожинает. Если ты выстрелил в прошлое пистолетом, будущее выстрелит в тебя пушкой. Дети – будущее страны. Они уже вооружаются, уже слышна стрельбы, уже видны баррикады. Идет гражданская война. Не на жизнь, – на смерть. Война, в которой не будет победителей. В группе риска окажутся не только дети. В эту группу войдут все.
Брошенное поколение. Оно не останется в долгу. Оно возвратится к себе. Но не с просьбой и мольбой. С требованием. Оно уже на пороге. Время не выветрит память. Оно хорошо помнит. Все помнит.
Брошенное поколение. Оно будет стучать в твою дверь. Не пальцем. Ногой. Не просто стучать. Вышибать двери вместе с косяками и петлями.
Ставка будет очной. Отцы и дети. Они встретятся. Без посредников. Дети, чтобы мстить. За одиночество, за искалеченную судьбу, за предательство. Отцы – чтобы ответить. За все. Пожать, что посеяли. В детях – палачах они увидят собственный портрет. Без маски. Без ретуши. Винить некого. Так устроена жизнь! 


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.