Сотворен жить в истине

Очень полезно и совершенно необходимо

Пребывание с Господом, хождение в истине — это не рос­кошь, но что-то очень полезное и совершенно необходимое. Наш дух, вся наша сущность требует истины точно так же, как наше тело требует воздуха для дыхания. Мы созданы, чтобы жить в истине, иначе все наше естество страдает. Мы можем наблюдать, как вредно влияет на человеческое тело загрязненная окружающая среда. Длительное воздействие таких загрязнений, находящихся во всем, что мы едим, пьем и вдыхаем, вредно всем системам нашего организма. То же самое происходит, когда чистая духовная атмосфера истины загрязняется неискренностью, коварством, подделкой и обманом. И нужно всего лишь немного закваски, чтобы за­квасить всю меру.

Весь человеческий организм восстает против лицемерия и лжи. У меня может получиться убедить себя, что я ем на­стоящую пищу. По крайней мере, я смогу проглотить ее. Но мое тело мудрее, чем мои уста. Пищеварительные органы не имеют вкусовых рецепторов; их реакция не зависит от того, какой вкус у еды. Они реагируют только на настоящий внутренний состав того, что пришло к ним, и они знают безоши­бочно, настоящая это пища или нет. Мой внутренний чело- век настолько же честен в своих реакциях на неискренность и притворство. Не имеет значения, как долго я себя убеждаю, что хожу в истине. Внутренний человек не может быть обманут. Душа и дух сжимаются и восстают против не­правды. Откуда приходят депрессия, беспокойство, язвы и расстройства? Не связаны ли они с жизнью, полной при­творства и неискренности? Есть ли у них что-либо общее с моей ракцией на чьи-нибудь слова любви, если я знаю, что это неправда? С тем, что я вздрагиваю и съеживаюсь внут­ри, хотя в ответ улыбаюсь и бормочу глупые слова призна­тельности? И когда я подделываю любовь, когда откликаюсь на неискреннюю молитву или на ложное слово пророчества, хотя знаю, что это ложь,— какое влияние это оказывает на мое тело и дух? Каждая ложь затмевает разум, смущает чувства, притупляет дух и того, кто ее говорит и того, кто ее принимает, и в то же время делает атмосферу, которой мы все дышим и от которой зависит наша жизнь, нереальной и неискренней.

Мир вокруг нас отрезан от Духа Истины, и поэтому он за­дыхается до смерти в своей собственной лжи. Наверняка мы были бы глупцами, если бы думали, что в Церкви мы можем ограничить истину доктринами и затем ожидать жизни. Мы можем говорить истину, но если мы не живем ею, то будем становиться опустошенными жертвами духа лжи.

Закваска лицемерия

Когда меняется мое понимание истины, одновременно обя­зательно меняется восприятие сущности неправды. Если я вижу истину только в словах и доктринах, то я наверняка буду видеть и неправду только в словах и доктринах. В тот момент, когда я понимаю, что истина — это дух, который проявляется в каждой области жизни, тогда также приходит осознание того, что неправда — это, в сущности, тоже дух.

 

Иисус не зря описывал лицемерие фарисеев как закваску. Лицемерие — это не просто внешняя скорлупа или маска, но внутренняя сила, перемешанная с самой сущностью жизни. Заквашивается ли тесто только сверху? На самом деле ко­рочка может закваситься самой последней. Я могу стать лицемером даже тогда, когда словесная оболочка моей жиз­ни остается истинной, если при этом моя внутренняя жизнь становится фальшивой. "Берегитесь закваски лукавства". Иисус предостерегает от склонности пренебрегать сокро­венной истиной и позволять закваске, духу лжи, мешать нам ходить в истине. Когда это происходит, сохранившийся внешний лоск истины становится маской и ложью, краше­ным гробом, скрывающим кости мертвого человека. Итак, если я не живу истинно, истины, которые я говорю, ухудша­ют, а не улучшают мое состояние, поскольку гниль скрыта от окружающих до тех пор, пока мои слова и доктрины сами не испортятся изнутри и не превратятся в ложные.

Когда Адам и Ева поверили лжи змея в саду, изменилось что-то намного большее, чем только их отношения с Богом. Последствия этой первой лжи в сердце человечества рас­пространились на все области жизни, включая саму при­роду. Каждый человеческий институт заквашен изнутри: по­литика, экономика, психология, религия, работа, семья — ничто не избежало разложения, хотя внешне они могут сох­ранять вид истинности, объективности и моральности. Ложь — это волк по своей природе, который всегда одевается в овечью шкуру и очень тщательно ухаживает за ней.

 

Столкновение царств

Столкновение истины с неправдой — это не словесные кон­фронтации, не грандиозные дискуссии, в которых побежда­ет участник, набравший больше всего очков в споре. Это столкновение царств, полная противоположность образов жизни, взаимоотношений, ведения дел и поведения мужа и жены. Истинные слова сами по себе не могут соперничать с неуловимым, всепроникающим духом неправды. Чтобы про­тивостать лжи, христиане и христианская Церковь должны быть истинными. Новое человечество — Церковь — должно стать таким же абсолютным воплощением истины, как вет­хое человечество является воплощением лжи. Дух Истины — это отличительная черта верующего и Церкви верующих от мира. Это так же отличает небеса от ада; новое творение от ветхого, в которое Дух Истины и был помещен.

Как же проповедовать, если верующие живут в мире лжи? От начала был провозглашен призыв: "...Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!" (Мф. 3:2),— и тысячи были выхвачены из ветхого в новое творение. "...Спасай­тесь от рода сего развращенного" (Деян. 2:40),— пред­упреждал Петр, и это как раз то, что делали люди! Какая сила и власть позволяла этим словам проникать и разрушать тиски лжи, обмана и тьмы, к которым они и обращались? Когда люди взывали: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Божие!" — слышавшие каялись, потому что царство было близко. Это было живое свидетельство того, что царство — новый Израиль, в котором нет лукавства,— уже пришло.

Насколько сильным будет мой призыв, если в моей жизни остается лукавство, притворство и все те же проявления духа лжи, который держит в плену мир?

"Спасайтесь от рода сего развращенного". Полностью от­делитесь от жизни человечества, жизни мира, который за­дыхается, поглощен ложью и неумением видеть действитель­ное положение вещей. Выйдите из смерти в жизнь, из лжи в ясность и истину, из вымогательства и алчности в нелице­мерную любовь. Это та благая весть, которую поручено про­возглашать церкви, но которая так редко звучит сегодня, а если и звучит, то чаще всего ей так недостает силы, дости­гающей сердец. Наша проповедь Евангелия — это проекция нашей христианской жизни. Когда спасение станет действи­тельно преобразованием одного творения в другое, перехо­дом из царства тьмы в царство света, мы сможем почувство­вать разницу. А если в ежедневной жизни спасение значи­тельно ниже этого стандарта, мы сможем почувствовать эту разницу также, несмотря на то, какимы бы словами это не прикрывалось.

Если наша проповедь Евангелия стала поверхностной, то это лишь по той причине, что наше христианство стало не­глубоким. Если наша проповедь Евангелия стала машиналь­ной и предсказуемой, тогда более чем вероятно, что в таком же состоянии находится наша жизнь как верующих. Если на­ше провозглашение Благой Вести — просто формальные слова, то это верный знак того, что в нашем ежедневном следовании за Богом истина стала просто словами и форму­лами. Я не могу привести кого-то туда, где не нахожусь сам. Мы всегда можем нести это провозглашение, нужно только помнить правильные слова. Но для того, чтобы влиять на людей, мы должны быть этим провозглашением, а это требу­ет жизни, погруженной в Дух Истины.

Иисус очень хорошо знал, что недостаточно просто пра­вильных слов. У учеников уже были все правильные слова, когда Он повелел им ждать силы в Иерусалиме, чтобы обра­тить эти слова в жизнь: "Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями в Иеруса­лиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли" (Деян. 1:8).

В чем сила быть Его свидетелем? Дух пришел и дал слова, чтобы говорить, дерзновение, чтобы произносить их и чу­деса, чтобы подтверждать их. Но быть свидетелем — это больше, чем просто свидетельствовать. Мы постоянно оши­баемся, полагая, что наше свидетельство может быть отде­лено от нашей сущности. И это наше заблуждение вытекает из другой, более фундаментальной, ошибки: мы считаем, что Дух Святой, посланный Церкви в день Пятидесятницы,— это сила, отделенная от сущности Духа Истины. Дух сошел как сила. Он пришел также как Дух Христов, Дух Истины, благо­даря Которому мы можем быть живым доказательством, сви­детельством истины. Дух Истины был и остается той силой, которую велено было ждать новорожденной Церкви.

Быть правильным или быть настоящим?

Мир страдает от своего намеренно безразличного отноше­ния к истине. Как мы собираемся принести ему исцеление, если мы сами безразличны к истине? Как христиане, мы мо­жем быть очень строги к греху, и мы должны такими быть. Но мы поступаем так, как будто и не предполагаем, что при­творство и лукавство — это тоже грех. Б каждом из нас так много притворства, старания скрыть свое истинное лицо, деланной, наигранной храбрости. Мы слишком долго ходи­ли, говоря привычные слова, не соответствующие исповеда­нию наших сердец. Мь преуспели в том, чтобы быть "пра­вильными", но потерпели поражение в том, чтобы быть на­стоящими.

Бог очень милостив и терпелив к нам. Он сострадателен к нашим страхам и слабостям, но Он дал нам силу быть насто­ящими, и у Него есть право ожидать, что мы будем жить ею. Он долго ждал нас, но мы не должны предполагать, что Он будет ждать вечно. Начало хождения в истине — это болез-ненное, пугающее для многих из нас, но есть ли выбор? На­ше здоровье требует этого, наш здравый рассудок требует этого, сама наша жизнь зависит от этого, потому что жизнь, которая не истинна,- это не жизнь.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.