Доктор Доуи отправляется в Чикаго

Джон Александр Доуи планировал поехать в Англию после того как завершит ряд поездок по Америке с проповедями об исцелении. Однако непредвиденные обстоятельства изменили его планы. 7 августа 1890 года он проповедовал на заключительном собрании божественного исцеления в Чикаго штат Иллинойс. Одна из присутствующих на этом собрании женщин обратилась к Доуи с просьбой помолиться за Дженни Пэддок, у которой была фиброидная раковая опухоль. Врачи отказались продолжать лечение, так как началось омертвение тканей.
Джон Александр Доуи воспринял этот случай как проверку: стоит ему начинать работу в Чикаго, или нет. Он помолился за умирающую женщину, и она получила моментальное исцеление, после чего прожила еще много лет. Раковая опухоль, согласно описанию врача, была почти с плод какао. Она быстро распространялась, приближаясь к основным кровеносным сосудам и позвоночнику, и уже захватила часть желудка, вследствие чего женщина не могла принимать пищу. Этот случай исцеления был настолько примечательным, что сообщения о нем появились сразу в нескольких чикагских газетах.
Д-р Доуи продолжал ездить, проповедуя Евангелие исцеления во многих частях страны. Но с этого времени он уже планировал, что Чикаго, второй по значению город в США, станет базой для его служения. В этом городе должна была состояться Всемирная Ярмарка, на которую съезжались люди со всего мира. Доуи решил, что открытие Ярмарки будет благоприятным временем, чтобы начать в Чикаго постоянное служение. Он построил маленькое церковное здание неподалеку от входа на Ярмарку, напротив аттракционов Билла Буффало. Первое служение в новом здании состоялось седьмого мая 1893 года, однако результаты служения, на которые Доуи возлагал большие надежды, не внушали большого оптимизма. Люди пробегали мимо, лишь изредка поглядывая на церковь, которую они саркастически называли «маленькой деревянной хижиной». Выступая с церковной кафедры несколько лет спустя, д-р Доуи вспоминал историю начала своего служения в Чикаго.
 
«В 1893 году мы построили нашу презренную «маленькую деревянную хижину» у входа на Всемирную Ярмарку. Если кто-то из прохожих и замечал ее, то с чувством глубокого презрения шел дальше, к воротам Ярмарки Тщеславия.
Мир шел мимо, и Церковь проходила мимо, ибо была лишена миром истинных ценностей. У нее не было времени остановиться и помолиться. Я слышал много презрительных слов, которые говорили при виде флага со словами «Христос — все во всем», развевающегося над нашей, скромного вида «маленькой деревянной хижиной».
Но некоторые обращали на него внимание и заходили в эту «хижину». Таковых, однако, было очень немного.
Через год Ярмарка крови и насилия закрылась. Начался ужасный экономический кризис, доведший миллионы людей до нищеты.
И вот посреди этой великой национальной катастрофы открылась церковь «Скиния Сиона». Мы держались в течение всей мрачной зимы. Территория Всемирной Ярмарки и ее окрестности оказались в запустении, будто это место было проклято. Люди хотели уехать подальше от него.
Зимой 1893-1894 годов здание нашей маленькой церкви казалось слишком большим для тех аудиторий, которые собирались в нем. В течение первой половины зимы нам приходилось проводить служения в маленьком подсобном помещении. Мы проповедовали двум-трем человекам. Я, проповедовал четырем. Я проповедовал десяти, но не прекращал служения. Бывало, спрашивал себя: «Правильно ли ты сейчас поступаешь? Вспаши, некогда в Австралии ты проповедовал аудиториям численностью до двадцати тысяч человек. Всякий раз, уезжая из Чикаго, ты собираешь большие собрания в любом городе в Канаде и на востоке США». Но я отвечал: «Нет, Бог поставил, меня сюда». И с этого дня каждое новое здание нашей церкви было больше предыдущего.
Этой ужатой, мрачной зимой все, кто проезжал на поезде мимо и читал слова «Скиния Сиона» на - здании церкви, должно быть, думали, что она была закрыта, заброшена, как и все остальное в округе. Но не было ни одного дня, чтобы у нас не проходило богослужение, и даже ночью церковь никогда не закрываюсь.
Но как только зима прошла, начался прорыв. Могучая Божья сила сошла на нас. Один за другим к нам стали приходить люди и чудесным образом получать исцеление. Мы снова перебрались в основной зал нашей церкви. Задолго до начала собраний проходы в зале были заполнены людьми. На протяжении нескольких месяцев люди стояли на улице на снегу или сидели на импровизированных стульях там, где они могли хотя бы слышать голос проповедника, если не могли его видеть».
 
* * *
Как прежде в Австралии, так теперь и в Америке, служение исцелений и чудес дало д-ру Доуи ключи, которые открыли для него двери города Чикаго и разбили лед безразличия и равнодушия к Евангельской Вести. Как только разлетелись новости о том, что происходят чудеса, к Доуи начали приходить люди.
Первые выпуски старых бюллетеней «Листья исцеления» — документальное подтверждение большого количества замечательных чудес исцеления, известия о которых передавались из уст в уста по всему городу. Кроме того, «Листья исцеления» начали распространяться по всему миру, и люди стали приезжать отовсюду, чтобы побывать на служениях Доуи и получить исцеление.
Однако городские газеты сильно сомневались в правдивости этих сообщений о происходящих чудесах. В них начали появляться статьи с оскорблениями в адрес Доуи. В последовавших за этим гонениях, к газетам присоединились грозные союзники — служители церквей, специалисты-медики, а также производители и торговцы табачными и алкогольными изделиями. Последних Доуи продолжал сурово критиковать. В конце 1894 года на страницах газеты «Чикаго Трибун» появились сообщения о том, что Государственный Совет по здравоохранению готовится расследовать деятельность д-ра Доуи, который, как они утверждали, «практикует медицинское лечение людей без надлежащей лицензии».
Быстро растущий у людей интерес к служению Доуи вызывал тревогу у служителей городских церквей и медицинского братства. С нескольких сторон на власть оказывалось давление с целью придушить служение этого популярного проповедника, которого они считали «смутьяном». Однако власти не торопились предпринимать какие-либо действия, так как знали, что, согласно Конституции США, каждый желающий имеет право проповедовать Евангелие и проводить религиозные собрания без вмешательства со стороны закона. Но враги Доуи, желая уличить его в противозаконных действиях, решили, что нашли его слабое место, когда он начал открывать Дома Исцеления.
У сотен людей, которые приезжали в город, чтобы получить исцеление, не было места, где остановиться. Поэтому д-р Доуи арендовал и обустроил несколько больших многоквартирных Домов, чтобы использовать их как Дома Исцеления, где люди смогли бы иметь пищу и жилище по себестоимости, получать Духовное ободрение и удобно располагаться на вечерних богослужениях. Конечно же, им не оказывали медицинскую Помощь. Именно эти дома и стали основной мишенью для газетчиков, каждый из которых стремился превзойти своих коллег в постоянных унизительных нападках. Никто не желал принимать во внимание истинное предназначение этих домов; и репортеры, описывавшие «ужасные» подробности жизни в Домах Исцеления, давали волю своему воображению и фантазии. Ниже мы предлагаем вам типичный образец подобных сочинений. Эта статья появилась в газете «Чикаго Диспетч».
 
Приют для умалишенных д-ра Доуи
 
По собственному признанию Доуи, существует приют, где содержатся душевнобольные, за что он получает немалый доход. В настоящее время многие егопациенты проводят долгие утомительные часы за решетками этой комнаты ужасов. Когда у их друзей кончаются деньги, несчастных выбрасывают на улицу, и они бродят, где захотят, подвергая опасности собственную жизнь и угрожая жизни других людей.
Негодование и недовольство граждан растет по мере того, как раскрываются новые злодеяния. Полиции и репортерам активно помогают живущие по соседству люди. В частности, благодаря им, стала известной одна из самых отвратительных подробностей. Группа людей явилась в Городской Совет по здравоохранению и сделала потрясающее заявление: дома Доуи — притон для дешевых уличных проституток, которых он использует по своему усмотрению, а потом, давая им некоторую часть от добычи, посылает как своих адептов в городские предместья, чтобы приводить новых жертв. Теперь мы точно знаем и можем поклясться, что многие женщины, потерявшие достойную репутацию, нашли пристанище в доме у Доуи, но не как его соработники, а как сожительницы... Одна женщина, которая, когда Доуи впервые встретил ее, была чистой девушкой из деревни, стала одной из самых бесстыдных развратниц в доме небезызвестной Мадам с улицы Диаборн. Именно эти женщины, прогуливающиеся по Эдгертон авеню, будоражат умы чистых жен и дочерей местных жителей и оскверняют их помышления своей невоздержанностью. Это самая отвратительная из многих гадких выходок Доуи.
Та же газета 13-го декабря 1895 года опубликовала следующее сообщение:
 
«Список умерших в больницах Джона Александра Доуи увеличился еще на одного человека.
 
К длинному перечню лиц, лишившихся либо жизни, либо рассудка в пользующихся дурной славой лечебницах Вудлон, добавилось имя еще одной жертвы. Кошмар, сопровождавший трагедии, происходящие в больницах этого шарлатана, в данном случае был очевиден. В понедельник вечером, когда на улице моросил дождь и шел мокрый снег, Доуи, зная, что женщина умрет, отправил ее в дешевую гостиницу, где полным ходом шла гулянка с танцами. Там, под звуки песни «Моя мечта — девушка из Бауэри», она лишилась жизни. Женщина стала новой жертвой фанатизма и лицемерия. Ее звали Сарра А. Блэк. Не хорошо знали в пригороде Хермоза как верную добропорядочную христианку.
Находясь на начальной стадии тяжелого заболевания, она, естественно, очень хотела найти средство для своего лечения. Услышав о Доуи, она вместе со своей дочерью посетила одно из его воскресных собраний. Свидетельство адептов Доуи они приняли как евангельскую истину. Эти две невинные женщины не могли и предположить, что бывший преступник и нарушитель закона может использовать религию в корыстных целях и прибегнет к помощи купленных свидетельств, чтобы оправдать свои действия.
Обе они стали узницами домов смерти. Лишенная нормального питания и продуваемая до костей холодными ветрами, дующими со старого озера Мичиган и со свистом доносящимися из притонов на Эдгертон авеню, мать стала быстро терять силы. В понедельник от дочери уже невозможно было скрыть, что ее мать умирает.
Лжехристос заявил, что у нее недостаточно веры. Полиция же утверждает, что за ней не было нормального ухода.
Доуи умен. Доуи хитер и коварен. Смертельные случаи не пугают его, если он получил деньги от умирающего. Но Доуи понимает, что люди не должны умирать в его домах. Поэтому таких пациентов выбрасывают на улицу, подальше от места преступления, ибо не все так безрассудно доверчивы, и многие достаточно умны, чтобы разглядеть преступника, скрывающегося под маской Божьего служителя.
В понедельник, 10-го декабря 1895 года, г-жу Сарру Блэк выпроводили в гостиницу Ленора. Ей пришлось идти по грязным и слякотным улицам, укрываясь от мокрого снега, слепившего ей глаза. Гулянка была в полном разгаре; слыша громкие звуки песен, видя грубые жесты танцовщиц, женщина умерла.
Тело г-жи Блэк доставили домой к дочери, проживающей на улице Северный Линкольн в доме 893. По странному стечению обстоятельств погребальный кортеж следовал по Эдгертон авеню. Из окон дома №1 видели лысину и развевающуюся бороду главного лицемера, который увещевал своих жертв заплатить ему деньги, чтобы последовать по стопам несчастной, лежащей в проезжающем мимо катафалке».
 
На следующем воскресном служении Доуи прочел эту статью перед собранием своей церкви и затем вызвал на сцену мужа покойной. Последний засвидетельствовал, что г-жа Блэк никогда не была ни в одном из домов Доуи, и назвал все, написанное в этой статье, гнусной ложью.
Все сообщения такого рода были вымыслом без капли истины, плодом фантазии репортеров, считавших Доуи глупым и беспомощным человеком, неспособным защититься и противостоять мощной оппозиции. Они полагали, что, благодаря подобным абсурдным историям, их газеты станут более популярными.
Но, столкнувшись с резким отпором и гневным осуждением со стороны Доуи, лидеры оппозиции осознали, что одними словами не добьются его устранения из города, как и не смогут сократить количество его слушателей. Они усилили давление на Государственный Совет по здравоохранению, чтобы выдвинуть против Доуи обвинение в том, что он «практикует медицинское лечение людей без надлежащей лицензии». Это обвинение было явной ложью, поскольку д-р Доуи меньше, чем кто бы то ни было, стремился применять медицинские методы в своих Домах. Грозные преследования, которым в США не было равных со времени гонений на «Салемских ведьм», готовы были вот-вот начаться. Но если д-р Доуи и предпринял какие-либо усилия во избежание преследований, сделав проповеди менее жесткими и изменив характер своих действий, эти шаги остались незаметными для его друзей и врагов. Несомненно, враги с радостью прекратили бы кампанию преследований, если бы знали о непоколебимой решительности своего оппонента, в которой они смогли убедиться только год спустя.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.