Зима расплаты

Сион жил на грани кризиса. Пришло известие об улучшении здоровья Первого Апостола, но эта новость не вызвала особого энтузиазма среди настоятелей, которых Доуи назначил руководить делами города в свое отсутствие. Из Ямайки он собирался ехать в Мексику, чтобы купить большие участки земли. В конце февраля д-р Доуи прибыл в Мексику, и сразу же в Сион стали приходить письма и телеграммы, в которых он описывал большие возможности плантации «Сионский Рай». Люди, ответственные за дела в Сионе, не разделяли энтузиазма главного настоятеля. Им кое-как удалось перезимовать, и теперь кредиторы неотступно преследовали их, требуя оплаты давно просроченных счетов. Поскольку поставки сырья прекратились, некоторые фабрики пришлось закрыть, и многие рабочие оказались выброшенными на улицу. Даже выпуск бюллетеня «Листья исцеления» пришлось временно приостановить из-за отсутствия финансов на закупку бумаги.
Соратники, которым Доуи поручил управление Сионом, были в отчаянии. Они честно писали ему о надвигающемся кризисе, умоляя его признать всю серьезность ситуации, но их мольбы не имели большого успеха. Несмотря на все доказательства того, что город находился на грани финансового краха, Доуи упорно отказывался признать этот факт. Как это было ни грустно, члены правления Сиона были вынуждены, наконец, признать, что вследствие ухудшающегося физического состояния настоятель больше не может исполнять свои обязанности по управлению городом. Поскольку критическое положение требовало немедленных действий, единственным решением в создавшейся ситуации, по их мнению, было немедленное освобождение Доуи от его обязанностей. Это был тяжелый шаг для людей, которые долгие годы были среди его самых преданных друзей.
Для того, чтобы, понять причины сложившейся трагической ситуации, необходимо вернуться к началу истории создания города Сион, когда были посеяны первые семена будущей трагедии. Еще до создания земельных подразделов в 1901 году и в течение некоторого времени после этого на счетах в Сионском Центральном Банке накопилось несколько миллионов долларов. Это были личные вклады, а также инвестиции в акции Сиона. Благодаря такой огромной сумме стало возможным временное процветание. Деньги расходовались на строительство и развитие города, а также на оплату высоких процентов по вкладам. Но этот денежный резервуар постепенно исчерпался. Кроме того д-р Доуи истратил огромные суммы на организацию поездки в Нью-Йорк и путешествие вокруг света. В результате такой финансовой политики, в начале 1903 года в экономике Сиона возникли серьезные трудности. В декабре была назначена группа лиц для управления имуществом Сиона как несостоятельного должника. Однако после глубокого изучения финансового положения они пришли к выводу, что при разумном ведении дел возникшие трудности можно решить. К несчастью, д-р Доуи не предпринял никаких мер, чтобы изменить ситуацию, которая на тот момент уже была критической. С того времени дела шли от плохого к худшему. Наступило время, когда нечем было платить по счетам, а фирмы, находящиеся вне Сиона, отказывались давать кредиты. Все предприятия города должны были класть свои доходы в общий фонд банка, и когда он был исчерпан, у них не осталось денег, чтобы покупать сырье и платить своим рабочим. Пытаясь исправить ситуацию, Джон Александр Доуи сделал очередную глупость. Для выплаты зарплаты рабочим и служащим он ввел купоны, которые, естественно, сразу же упали в цене. Нечистые на руку люди могли легко подделать их, и вскоре ни один магазин города не принимал такие деньги.
В «Листках исцеления» за 7 апреля 1906 года Артур Ньюкомб писал:
 
«То, что все деньги находились в общественном казначействе, которое полностью контролировал Джон Александр Доуи, нанесло еще один удар по финансовой системе города. Доходы, которые поступали от продажи товаров различных фабрик, тратились, вместо того чтобы передаваться обратно этим предприятиям для закупок необходимого сырья, оборудования, топлива. Все предприятия оказались, в конечном счете, без производственного капитала, но уши в долгах перед своими рабочими и служащими, неспособными продолжать вести свой бизнес и производство.
Положение ухудшалось и тем, что сотни семей, чьи кормильцы лишились работы, зависели от благотворительной деятельности. Необходимо учесть и то, что в течение двух лет многие вкладчики, которые инвестировали свои сбережения в разные предприятия и учреждения Сиона, получили только незначительную часть своих процентов и дивидендов. Одни вкладчики были уже пожилыми людьми, другие — малообеспеченными; были и вдовы с детьми, а также купцы и промышленники, которые вложили весь свой капитал в строительство и развитие Сиона, ожидая получить прибыль и использовать ее для развития своего бизнеса.
Несмотря на такое положение дел, Джон Александр Доуи отправился в дорогостоящее кругосветное путешествие, снимал самые дорогое номера в роскошных отелях, не жалел денег на развлечения, покупал дорогую одежду и другое предметы роскоши.
В то время, когда Сион переживал финансовый кризис, он начал новый проект под названием «Плантация Сионский Рай»; он потратил тысячи долларов, собранных для этой цели, на поездки в Мексику и через Мексику, а также на другие нужды, включая и свои собственные».
 
Мы упоминали ранее, что перед отъездом на Ямайку д-р Доуи назначил троих настоятелей для управления городом: д-ра Джона Спейчера, дьякона В. В. Барнсса и дьякона Александра Грангера, которые получили неограниченные полномочия принимать решения по всем финансовым и экономическим вопросам. В отсутствии Доуи новая администрация немедленно приступила к разработке мер по оздоровлению финансовой и экономической системы Сиона, а также городской промышленности. Но вскоре была получена телеграмма от главного настоятеля и д-ра Спейчера без предупреждения отстранили от руководства. Очевидно, опасаясь, что триумвират настоятелей не будет придерживаться его линии в управлении делами, д-р Доуи отправил телеграмму Вильбуру Гленну Воливс, представителю Сиона в Австралии, с требованием немедленно отправиться в Сион и действовать там как его доверенное лицо. Прочитав телеграмму, Волива задумался над дальнейшим планом действий. Это был темноволосый человек с густыми бровями и наполеоновскими чертами лица. Во время своего четырехлетнего служения в Австралии он показал себя как способный организатор и мудрый руководитель. Внимательно изучив текст телеграммы, он принял решение ехать. Волива заказал билет на следующий корабль, отплывающий в Америку. Через двадцать два дня путешествия по морю и шести дней — по суше, он прибыл в Сион 12 февраля 1906 года.
В течение нескольких недель настоятель Волива изучал жизнь города. Австралия находилась на огромном расстоянии от Америки, и Волива не знал истинного положения дел. Но чем глубже он вникал в обстоятельства и причины финансовых и экономических трудностей, тем яснее становилась для него неизбежность финансового краха. Самое неприятное было то, что д-р Доуи, очевидно, находящийся в полном неведении относительно будущего Сиона, был полон решимости начать покупку земли в Мексике для плантации «Сионский Рай», и, следовательно, скоро ему потребуются деньги для сделки. Посоветовавшись с другими настоятелями, Вильбур Гленн Волива пришел к выводу, что наступило время для решительных действий.
На заседании кабинета, которое состоялось в конце марта 1906 года, в течение многих часов обсуждался вопрос о надвигающемся кризисе. Была принята программа действий, согласно которой вся недвижимость должна была быть продана дьякону Грангеру за символическую сумму в один доллар. Поскольку Волива получил полномочия действовать как доверенное лицо Доуи, было решено, что он проведет передачу имущества новому владельцу. Никто не сомневался, что д-р Доуи оспорит эту сделку в суде. Но члены кабинета рассчитывали, что такое решение обеспечит контроль над ситуацией, на что д-р Доуи был уже не способен. В противном случае город объявлялся несостоятельным должником, чье имущество переходило под опеку, а затем должно было быть продано за уплату долгов. Если бы такое произошло, жители Сиона потеряли бы все, включая и свои дома.
По условиям трансфера дьякон Грангер составил акт об учреждении доверительной собственности (для обеспечения выплаты долгов), объявив, что он в качестве опекуна принимает на себя управление имуществом кредиторов Доуи, включая всех инвесторов и членов церкви.
Решение этого вопроса было вынесено на всенародное обсуждение, которое состоялось 1 апреля 1906 года. Три с половиной тысячи человек собрались в этот день в «Скинии Сиона». Настоятель Волива охарактеризовал ситуацию так, как он ее понимал. Другие члены кабинета говорили кратко. Им было нетрудно убедить собравшихся в необходимости принять решительные меры. После долгой зимы лишений жители Сиона оказались на грани нищеты: их счета в банке были заморожены, инвестиции не приносили никакой прибыли, а купоны, которые они получали в качестве оплаты своего труда, быстро обесценились. Эти и другие обстоятельства убедительно доказали неэффективность управления городским хозяйством. Неудивительно, что все почувствовали большое облегчение, узнав, что, наконец-то, будут приняты меры, чтобы остановить дальнейшее развитие кризиса. Когда было объявлено голосование, девяносто пять процентов населения Сиона поддержали Вильбура Глснна Воливу и его программу действий. Заручившись поддержкой сионцев, новый лидер дат телеграмму Джону Александру Доуи, в которой извещал его, что он освобождается с поста главного настоятеля.
Получив телеграмму, Доуи был поражен подобным поворотом событий. Угрожая передать дело в суд, он немедленно покинул Мексику и отправился на север Америки. Когда д-р Доуи приехал в Сион, шел проливной дождь, и только горстка людей (в основном — его сторонники) собралась на вокзале встретить его. Выйдя из вагона, он тотчас же отправился в Дом «Сион». (По просьбе судьи Барнеса кабинет разрешил Доуи остаться в Доме «Сион», хотя он также был включен в трансфер.)
Несколькими неделями позже Джон Александр Доуи и его соперник Вильбур Гленн Волива встретились в суде. Две недели слушалось дело под председательством судьи Кенеса Ландиса. Ежедневные заседания были отмечены острыми стычками противоборствующих сторон. Судья Ландис старался вести дело настолько объективно для обеих сторон, насколько это было возможно. Суд вынес решение установить опеку над всеми финансами и имуществом города. Члены Сионского Воинства Восстановления должны были публично отказаться от клятвы верности Джону Александру Доуи. Затем суд назначил дату проведения тайного голосования для выбора главного настоятеля. Понимая всеобщее недовольство его политикой, д-р Доуи отказался выставить свою кандидатуру. На выборах, которые состоялись вскоре после окончания суда, подавляющее большинство сионцев отдали свои голоса за Воливу. Кредиторы Сиона решили дать городу еще один шанс поправить свое финансовое и экономическое положение. Они понимали, что, поддерживая существование города, у них будет больше шансов получить свои деньги, чем если они позволят ему исчезнуть навсегда.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.