Признаки ловцов человеков

В то время как я приближаюсь к завершению написания этой книги за окном воет сильный ветер. Деревья ка­чаются и листва и сучки деревьев поднимаются в воздух. Дым так и валит наискось из печной трубы на соседской крыше. Но меня это мало волнует. Если ветер станет дуть еще силь­нее, я просто подойду к окну и закрою его.

А что если там за окном меня ожидает труд? А вдруг, там за окном погибающий мир нуждается в моей помощи?

Однажды я услышал об одном индусском философе, кото­рый рассуждал со своими друзьями о прелести медитации и восторгался нирваной, как вдруг его рассказ прервал детский крик за окном. Это был ребенок, умиравший на улице от хо­лода. Философ спокойно встал, подошел к окну и закрыл его, чтобы не слышать этого крика.

Поведение того философа совсем не похоже на то, чем за­нимался Генри Драммонд, днем и ночью служа этому греш­ному и погибающему миру! Генри Драммонд однажды вос­кликнул: «Я таких ужасных историй наслушался в кабинете у Муди, что мне захотелось пойти и переодеться, словно я за­пачкал свою одежду. Как же я устал от грехов этих людей! Как только Бог терпит их!». Однако, несмотря на это, он всем серд­цем верил, цитируя его слова: «в исправление падшей души», и как писал о нем его биограф: «куда бы он ни шел, он прино­сил с собой воздух исцеления и победы».

Если после прочтения этой книги вы продолжаете сидеть дома и закрываете окно, значит, эта книга не принесла вам никакой пользы. Но если эта книга побудила вас идти к поги­бающему во грехах миру с обновленной верой в исправление падшей души, значит, она была написана не напрасно. Чу­десно, что мы отличаемся от этого мира, но еще прекрасней, когда мы меняем его. И хотя всем нам следует почаще подни­маться на вершину молитвенной горы, особенно когда мы с головой погружены в дело спасения душ человеческих, тем не менее, нам следует еще чаще спускаться в долины, чтобы спа­сать человечество от грехов и страданий.

Но как возможно опускаться в глубь греха и страданий и не лишиться праведности, святости, сохранив себя в состоянии без­мятежности и в вере? Как находиться рядом с грехом, от сопри­косновения с которым хочется сменить свою одежду; видеть страдания, вызывающие в тебе душевные муки, и, несмотря на это, приносить туда с собой «воздух исцеления и победы»?

Без таких простых качеств как смелость и смирение у вас ничего не выйдет.

Во-первых, ловцы человеков должны быть смиренными людьми. Под словом «смирение» я не подразумеваю самоуни­жение и самоосуждение. Когда Иисус говорил о смирении, Он ни в коем случае не подразумевал это. Скорее, я бы сказал, что это полное отречение себя. Поставить на первое место Бога вместо своего «я». Стать настолько прозрачным, чтобы только Великий Отец Небесный сиял чрез вас. Самое первостепенное качество ловца человеков, это смирение, проявленное в прозрачности.

Только так прозрачный человек сможет помочь грешнику, не осквернившись от греха и не погрязнув в глуби душевных мук. Прозрачность способствует неуязвимости. Будьте прозрачны, и тогда ничто не сможет повредить вам. Ничто не будет способно повлиять на вас. Несмотря на то, что грехи, с которыми вам при­дется иметь дело, будут красны, как пурпур и проблемы, словно черное дерево — вы сохраните себя в праведности.

Прозрачный человек мудр как Сократ, который знал, что он ничего не знал. Прозрачный человек исполнен благостью Христа, Который сказал: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог» (Мф. 19:17). Прозрачный человек исполнен той же силой что и апостол Павел, сказав­ший: «Буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова... когда я немощен, тогда силен» (2 Кор. 12:9, 10). И когда мы столкнемся с препятствиями, нам при­годится эта мудрость, сила и благость, поскольку в такие мо­менты мы должны быть, как говорил Иисус: «Мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10:16).

Материалист будет восставать против такого человека. Не потому что он ему не нравится, а потому что он не понимает его. Материалист назовет его мечтателем, мистиком, идеали­стом, и даже революционером, хотя в глубине сердца он знает, что истинный ловец человеков не губит людей, а только спа­сает. Материалист больше всех желает спасения человечеству, поскольку он бережлив, экономичен и скуп — он ненавидит расточительность. И хотя он желает спасения, но у него на это есть свое понимание, в рамки которого прозрачный человек не совсем вмещается. Большинство материалистов хорошие люди — они идеалисты, которые в основном отдают предпо­чтение справедливости, они бескомпромиссны и сторонники честной победы. Получив такую возможность, прозрачный ловец человеков, в конце концов, может завоевать сердце ма­териалиста. Он приведет его ко спасению, потому что мате­риалист в глубине души великолепный и здравомыслящий человек, который словно незрелый и несорванный фрукт, на­бирает соки, упиваясь теплом летнего солнца, и не торопится к сбору урожая. Но как только он поспеет, он сам захочет, чтобы его сорвали. Да, он таков. И он ничем не хуже дитя Божьего или кого-либо во всей Вселенной, и не менее нужда­ется в любви и заботе со стороны Бога и Его служителей.

Но, к сожалению, существует и другая группа людей, кото­рые будут восставать против прозрачного человека. Эти люди находятся везде, как в кругах религиозных личностей, так и в кругах нерелигиозных. Это те, кто снаружи одни, а внутри со­вершенно другие. Они единственные на всей земле, кто нена­видит прозрачность в людях. Они не хотят, чтобы прозрачность распространялась и стала популярной. Поэтому они борются с прозрачностью и теми, кто прозрачен или про­поведует о прозрачности. Более того, они всегда наносят свой удар со спины. Они не ведут честный бой и не имеют снис­хождения. Это люди, которые не способны быть хорошими друзьями или вести себя правильно.

Я не могу закончить эту книгу, не признавшись кое в чем. Есть одна вещь, с которой я не справился, не смог помочь, не смог исцелить. Это лицемерие.

Некоторые приходят, делая вид, что они очень желают моли­твы, в то время как в сердце надсмехаются над верой в Бога. Не­которые говорят, что ищут душевного богатства, а в сердце жаждут материальной наживы. А некоторые приходят якобы за духовным хлебом жизни, а на самом деле хотят получить только пищу для тела. В таких случаях я оказываюсь беспомощным.

Лицемеры лишь ищут во всем наживу: корысть от жизни, ко­рысть от слов, корысть от намерений, корысть от людей, ко­рысть от Бога. А тот, кто рожден свыше от Духа Божьего, не ищет корысти ни в Боге, ни в людях, ни в намерениях, ни в словах.

Если к вам когда-либо подойдет человек, облаченный в фари­сейские одежды, вы можете сказать ему лишь одно: «Пойди, сними с себя одежды лицемерия и смири себя перед Богом и людьми». И оставьте его, доверив все в руки Бога Отца, Который может коснуться слепых также как и зрячих, веря в то, что каким- то загадочным и божественным способом стена превратится в дверь, закрытое откроется, и барьер превратится в канал.

Как бы там ни было, ваш провал в намерении помочь ли­цемеру послужит лишь к вашему большему смирению. Вы уз­наете, что чем больше восстают против прозрачности, тем более она становится прозрачной.

Возможно, по этой причине лицемерие существует в мире: чтобы посредством умножения лицемерия мир становился все более прозрачным.

Позвольте мне ободрить вас, стремитесь в своем сердце к смирению, которое является истинной прозрачностью и не имеет ничего общего с самоосуждением, ни тем более с самоу­нижением. И тогда вы увидите, что, несмотря на то, что вы не обладаете никаким имением, весь мир принадлежит вам. Не­смотря на то, что у вас нет картин в доме, вам принадлежат все картинные галереи мира. Несмотря на то, что у вас нет соб­ственного участка земли, вам принадлежат все рассветы и ланд­шафты всех полей. Несмотря на то, что у вас нет отца, матери, сестры или брата, всякий, исполняющий волю Отца Небесного, станет вам и отцом, и матерью, и сестрой, и братом. Всякий дом станет вашим приютом. Всякий народ станет вашим народом. Всякая раса, принявшая вас, станет вашей расой. Иисус сказал: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5:5).

Подобно тому, как животное чувствует воду на огромном расстоянии, посредством необъяснимого наукой инстинкта, так и человек среди людей способен распознать смиренного и прозрачного человека. Люди тянутся к смиренному человеку, но почему? Не потому ли, что он не ищет наживы от имения другого человека? Не потому ли, что он не ищет для себя люд­ской славы и признания? Не потому ли, что он прозрачен и не стоит ни у кого на пути? Это лишь несколько причин, да и то, самые малые. Главная причина, сильная, положительная и до­минирующая причина, почему этот мир жаждет и нуждается в прозрачных людях, заключается в том, что благодаря их про­зрачности мир видит в них Бога. Главная причина, почему им нравится находиться рядом с таким человеком, потому что в его присутствии они входят в присутствие самого Бога.

Во-вторых, ловцы человеков должны обладать смелостью. Призвание спасать души человеческие, это призвание к труд­ностям. Смелость и смирение, хоть и кажущиеся на первый взгляд противоположными друг другу, на самом деле боль­шие союзники. Это две стороны одной монеты. Чем прозрач­нее становится человек, тем больше в нем смелости. Наравне с тем, как человек учится быть более прозрачным, тем больше он становится неуязвим для атак, с которыми он сталкива­ется. Со временем, становясь смиренным и прозрачным, че­ловек обретет безликое дерзновение, безмятежную дерзость, которую никогда не понять тем, кто эгоистичен, амбициозен и алчен. История мира вращается вокруг таких героев.

Героизм Америки и по сей день зиждется на героизме своих первопроходцев. От историй прежних героических поступков кровь стынет в жилах! Пограничники пробираются сквозь гущу леса. С преданным мушкетом на плече и запасом пороха в рожне на ремне они протаптывают верный путь для идущего за ними военного каравана. Рейнджеры скачут через прерии. С револьвером в кобуре и винчестером в луке седла, они го­товы противостать врагам. Спокойно и непоколебимо они за­кладывают основание для грядущего великого поколения.

Герои пришли, герои ушли. Но с их уходом мир продолжает нуждаться в героизме. Горные тропки уходят в даль, пригла­шая новых героев отправиться на завоевание новых конти­нентов. Новые континенты заманчивы и хороши, поскольку они мало кем изведаны, вряд ли нанесены на карту или под­чинены кому-то. Есть еще много врагов, которых следует встретить и победить, однако наша брань не против «крови и плоти, но против начальств, против властей», как говорил о них апостол Павел (Еф. 6:12). «Мамона и дьявол» как говорил Иисус.

Дни охоты в раю прошли. Нас больше не зовут к себе пре­рии охотиться на диких бизонов, и горные дорожки больше не ведут к берлогам медведей гризли. Только беспомощные утки и перепела остались в списке достояния охоты, да и то, лишь в отведенных для этого местах и в определенные сезоны. Но старый медведь гризли эгоизма никогда прежде не был так зол и яростен как сейчас. Никогда прежде нам так не угрожали дикие кошки страсти, волки алчности и львы гордости.

Данте, взбираясь на гору Достижений, увидел, как ему пре­градили путь эти дикие звери. И Одиссей, на пути к достиже­нию своей цели столкнулся с великой жестокостью в образе циклопов, похотью в образе сирен, леностью в образе пожи­рателей лотоса, обжорством в образе Цирцеи, с отчаянием в образе чудовища Харибды и с гневом в образе Скиллы.

Вряд ли есть такой человек сегодня, который, выходя за порог своего дома, тут же не сталкивался со всем тем, чем ис­полнена унаследованная им плоть. Приходит это поочередно или наваливается на него все сразу, возникают они изнутри него или появляются извне словно драконы, великаны или ми­нотавры, разве в этом суть? Нужда в героях все еще насущна. Если Эмерсон был прав, когда сказал, что героизм, это необхо­димость, и у людей должна быть возможность стать героями, тогда пред нами открыта великая дверь возможностей. Нужда в странствующих рыцарях, ищущих приключений, еще никогда не была настолько безотлагательной, чем здесь и сейчас.

Эти рыцари должны нести вместо гибели — спасение, вме­сто разрушения — созидание. Безрассудный герой, вернув­шись с поля боя, заключает в объятия свою возлюбленную и он ничто в сравнении с героем, который возвращается к людям, которые пребывают в отчаянии, и заключает в свои объятия измученное человечество, неся им освобождение.

Наш герой, спешащий на помощь, должен быть умелым и крепким наездником. Но конь под его седлом, это не кровь и плоть, а эмоции и страсть. Если ими верно управлять, они при­везут своего наездника куда бы он ни пожелал. А если ими не­верно управлять, то они унесут его в лабиринты неразберихи или бросят его в пучину смерти.

Он должен уметь махать кулаками правильно, так чтобы поражать не жертву превратных мыслей, а сами мысли. В пер­вой главе я говорил о метком стрелке, который убил бен­гальского тигра, унесшего его ребенка. Мертвый тигр лежал, держа ребенка в лапах, а в пасти зверя были обрывки одежды. Стрелок с непоколебимым спокойствием и смелостью, сдер­живая эмоции под контролем, твердой рукой навел прицел и убил зверя. Не время для слабости, не время для гнева или нервозности. Как часто наши современные отцы берут в руки оружие и стреляют на поражение не в греховные, бунтарские и необузданные мысли, а в самого ребенка!

Вильгельм Тель, герой нашего детства, был вынужден стрелять в яблоко, находившееся на голове его сына. Он не промахнулся лишь благодаря тому, что у него была железная воля, ясный глаз, и нервы под контролем. С такими ситуа­циями вам придется иметь дело неоднократно, день за днем и даже по несколько раз на день. Героические подвиги, на путь которых вы теперь встали, требуют ясности взгляда и твердости духа, чем когда-либо прежде.

Да, нам сегодня нужна смелость и героизм, в сравнении с которыми смелость и героизм прежних дней просто ничто, поскольку они способны навсегда победить врага. Убей чело­века, и зло, жившее в нем, перейдет к другому. Оно поселится в победителе, и будет продолжать свое губительное дело. После того как французы, англичане, итальянцы и амери­канцы в намерении уничтожить дух империализма одержали победу над немцами, обнаружилось, что этот дух перешел и поселился в сердцах победителей, абсурдно полагающих, что его можно было уничтожить, предав смерти человеческие тела. Но убей превратную идею, злую страсть и этим ты при­несешь вечное освобождение всему миру.

Подобно тому, как первопроходцы закладывали фунда­мент для цивилизации, которая восставала и падала, или луна прибывает и убывает, вы закладываете основание ци­вилизации, которая пребудет вечно. Ибо вы, будучи про­зрачным и смелым рыцарем Царства Божьего, созидаете царство, основание которого уже заложено в вечности, и пре­делы которого могут быть измерены только безгранично­стью звездного пространства. Но прежде, чем мы войдем и завоюем еще один континент, нам повелено сломить вели­кую стену лицемерия, меркантильности, порочной жизни и скупости. Эта стена была созидаема посредством скепти­цизма ученых, погоней бизнесменов за материальным, ин­тригой государственных деятелей, лицемерием богословов до такой степени, что стала непреодолимой.

Допустим, эта стена настолько непреодолима как о ней го­ворят циники, скептики и материалисты. Но значит ли это, что она действительно непреодолима? Может ли эта стена быть крепче, чем великий мост, сконструированный одним выдающимся инженером, провозгласившим на весь мир, что мост выдержит любую нагрузку? Но один человек решил по­спорить с инженером.

Я знаю, что может сломить этот мост, — сказал он.

И что же это? — воскликнул инженер.

Отряд солдат, марширующих в ногу под звуки барабана.

Великий инженер опустил голову и сказал:

Вы правы, именно этого мост не способен выдержать.

Точно также и великая стена современного материализма,

лицемерия и эгоизма рухнет под напором одной вещи. Под на­пором марширующих солдат, посвященных Богу, и марши­рующих в ногу под звуки идущего впереди барабана. Эта стена рухнет также, как рухнули стены Иерихона и мост ве­ликого инженера.

Как только стена этого Иерихона закачается и рухнет, Ве­ликий Командир отдаст приказ войти в город и подчинить его. Завоевывайте царства словно рыцари, отправившиеся на поиск Священной чаши Грааля. Но не забывайте, что эти царства, как и Царство Небесное, обитают в сердцах чело­веческих. Покоряйте царство, пленяйте душу и спасайте ее. Покоряйте царство подобно древним завоевателям, помня о том, что завоеванные вами новые континенты, это челове­ческие души.

И когда караван пройдет по проложенной вами тропинке, и все народы увидят пред собой Землю обетованную, кото­рую они так долго искали, тогда исполнится долгожданное обетование на этой древней земле: «Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе» (Мф. 6:10).


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.