Арни

Марти с трудом заставила себя взяться за приготовление ужина. Хорошо, что скоро вернется с поля Кларк. С работой на скотном дворе он, к счастью, справляется быстро.
    
Из гостиной доносился голос Мисси. Она поучала младшего брата:
    
— Я же тебе сказала: не так, а вот так.
    
— А мне нравится так! — не сдавался Клэр, и Марти не сомневалась, что он своего добьется. Упрямства мальчику было не занимать. «Это у него от матери», — сокрушенно призналась она себе.
    
Она помешала ложкой в горшке, чтобы не пригорела морковь, и машинально направилась к буфету за хлебом. Марти было сильно не по себе, и причина ее недомогания была слишком очевидна.
    
Она бросила нетерпеливый взгляд на часы, и тут же у нее перехватило дыхание от очередной схватки. Марти едва держалась на ногах, и ей очень хотелось, чтобы Кларк вернулся поскорее.
    
Когда схватка ослабла, она снова принялась за дело: поставила хлеб на стол и пошла за маслом.
    
Наконец Марти услышала лай Ол Боба. Упряжка миновала дом и остановилась у скотного двора.
    
Клэр тоже услышал, что вернулся отец, и бросился ему навстречу. Наконец-то можно прервать игру со строгой и требовательной сестрой и вновь оказаться в мужском мире, где женщины не суют свой нос куда не нужно. Марти покачала головой и невольно усмехнулась, наблюдая, как он поспешно сдернул с вешалки свою курточку и на ходу сунул руку не в тот рукав. Марти знала, что на бегу он обнаружит свою ошибку и исправит ее.
   
 Работы на скотном дворе было не так много, и вскоре на пороге показался Кларк с бадьей пенящегося молока. За ручку бадьи цепко держался его верный помощник.
    
Пока мужчины умывались на крыльце, Марти поставила на стол еду. Ожидая, пока все усядутся, она с облегчением опустилась на стул.
    
Кларк помолился, наполнил тарелку Клэра и стал наполнять свою. Но, бросив взгляд на Марти, он остановился и пристально посмотрел ей в глаза.
    
— Что с тобой? — тихо спросил он.
    
Она заставила себя слабо улыбнуться.
    
— Кажется, начинается.
   
 — Начинается!.. — воскликнул он и резко отставил в сторону кастрюлю с картошкой. — Почему ты сразу не сказала? Я поехал за доктором. — Он был уже на ногах.
    
— Сначала сядь и поешь, — возразила Марти, но он лишь покачал головой.
    
— Тебе нужно прилечь, — сказал он и обернулся к детям. — Мисси, пригляди за Клэром. — Он посмотрел на дочь. — Скоро у нас родится малыш. Маме нужно полежать. Покорми Клэра ужином, а потом убери со стола. Я поеду за доктором. Я быстро вернусь, а ты будь взрослой девочкой и последи за домом, пока меня нет. Если маме что-нибудь понадобится, помоги ей, поняла?
    
Мисси важно кивнула.
    
— А теперь, — сказал Кларк, помогая Марти подняться, — немедленно в постель, и попрошу со мной не спорить.
    
Марти не возражала. Больше всего на свете ей хотелось лечь. Внезапно она поняла, что у нее есть еще одно желание — чтобы рядом с ней была матушка Грэхэм.
    
— Кларк, — спросила она, пока он расстилал постель, — а нам никак не обойтись без доктора?
    
— Конечно, нет, — ответил он, не глядя на нее, — а иначе зачем нужны доктора?
    
— Я бы предпочла матушку, Кларк. С ее помощью я родила Клэра, и она могла бы…
    
— Доктор знает, что делать, если что-нибудь пойдет не так. Матушка приняла много детей, и опыта ей не занимать, но если что-нибудь будет неладно, доктор знает, что предпринять… ну… в общем, сама понимаешь.
    
По щеке Марти скользнула слеза. Она не возражала против доктора, но ей так не хватало матушки! «Не глупи», — одернула она себя, но продолжала думать о своей приятельнице, и когда началась следующая схватка, желание видеть матушку стало еще сильнее.
    
Кларк подал ей ночную рубашку, которая висела за дверью, помог снять платье и переодеться в мягкий фланелевый халат.
    
Он прикрыл ее одеялом, поцеловал и пообещал, что скоро вернется. Бледное лицо и резкие, торопливые движения выдавали его волнение. Он почти бегом бросился к выходу, и через несколько секунд Марти услышала, как, вскочив на лошадь, он пустил ее галопом.
   
 Из кухни доносились голоса детей. Мисси наставительно объясняла Клэру, что он должен поторапливаться и побыстрее доесть ужин. Она велела ему вести себя тихо, чтобы не беспокоить маму, — ведь скоро у них появится маленькая сестричка.
    
Марти очень хотелось поспать, но схватки становились все более частыми и продолжительными.
    
Мисси старалась не шуметь, но Марти слышала, как она гремит посудой, убирая со стола. Потом Марти услышала, что она укладывает Клэра спать. Мальчик громко протестовал, убеждая сестру, что еще рано, но она не слушала его и, к удивлению и облегчению Марти, скоро одержала верх. Клэр угомонился.
    
Мисси заглянула в спальню доложить о своих успехах. К счастью, это произошло между схватками, и Марти могла спокойно поговорить с девочкой. Марти обняла ее, поблагодарила за помощь и велела малышке ложиться спать. Мисси послушно кивнула и отправилась исполнять распоряжение матери.
    
Время тянулось невыносимо медленно. Схватки стали еще чаще и причиняли такую боль, что Марти едва сдерживала стоны.
    
Услышав лай Ол Боба, Марти почувствовала облегчение. Она удивилась, что доктор приехал так быстро. Однако через минуту вместо доктора над ней склонилась матушка.
    
— Вы приехали, — благодарно прошептала Марти, не веря своим глазам. Она больше не сдерживала слезы, и они ручьями текли у нее по щекам. — Как вы догадались?
    
— К нам заехал Кларк, — ответила матушка. — Сказал, что я нужна тебе.
    
— Но я думала, он поехал за доктором.
   
 — Так и есть. Роды будет принимать доктор. Но Кларк сказал, что со мной тебе будет спокойнее. — Матушка погладила Марти по голове. — Как ты?
    
Марти с трудом улыбнулась.
   
 — Теперь… хорошо. Надеюсь, на этот раз все кончится быстрее, чем с Клэром.
   
 — Я тоже, — кивнула матушка. Она ласково провела рукой по плечу Марти. — Посмотрю, как там дети, и приготовлю все к приходу доктора. Если что, зови.
    
Марти кивнула.
    
— Спасибо. — В ее голосе звучала благодарность. — Спасибо, что приехали. Я знаю, теперь все будет в порядке.
    
Матушка заходила в спальню еще несколько раз, потом, как сквозь пелену, с кухни донеслись голоса. Слова точно плыли в воздухе, и вот у постели появился доктор, вполголоса переговаривающийся с матушкой. Потом над ней склонился Кларк, шепча что-то ласковое и ободряющее.
  
Все остальное было как в тумане, пока Марти не услышала пронзительный крик новорожденного.
    
— Она здесь, — тихо сказала Марти.
    
— Он здесь, — звучно откликнулся доктор. — У вас чудесный мальчик, мэм.
    
— Мисси расстроится, — еле слышно прошептала Марти, но доктор услышал ее слова.
    
— Увидев этого малыша, она недолго будет расстраиваться. Он просто красавец. — Через несколько минут малыш уже лежал рядом с Марти. В свете лампы она увидела, что он действительно красавец, и почувствовала, как, точно теплый мед, ее переполняет любовь к новой крохотной жизни.
    
Потом пришел Кларк. При виде новорожденного сына он просиял, нагнулся к Марти и поцеловал ее темя.
    
— У нас родился еще один победитель! — сказал он удовлетворенно. — Марти кивнула с усталой улыбкой.
   
 Кларк вышел и вскоре вернулся, держа в каждой руке по сонному малышу. Потом нагнулся.
    
— Вот ваш новый братик, — прошептал он. — Видите, он спит. Правда, он замечательный?
    
Клэр сонно хлопал глазами.
    
— Мальчик? — скептически спросила Мисси. — Но должна была родиться девочка! Я молилась, чтобы родилась девочка.
    
— Иногда, — тихо сказал Кларк, — иногда Богу виднее, что для нас лучше. Мы не всегда понимаем, что нам нужно, и порой вместо того, что мы просили, Он дает то, что нам действительно нужно. Думаю, Он не зря послал нам этого малыша.
   
 Мисси внимательно слушала, косясь на младенца. Он потянулся и зевнул, и она улыбнулась.
    
— Он такой хорошенький, правда? — прошептала она. — Как мы его назовем, папа?
    
Они нарекли новорожденного Арнольдом Джозефом и тут же решили, что будут звать его малышом Арни.
    
Клэр считал, что с малышом скучновато, и жаловался, что «Арни ничего не умеет», хотя в любой момент готов был броситься на защиту брата. Мисси возилась с малышом и опекала его, громко удивляясь, что раньше она почему-то хотела иметь сестренку.
   
 Постепенно жизнь вошла в привычное русло. Было посеяно зерно и посажены овощи. Марти крутилась как белка в колесе, ведь вместе с радостью малыш принес и новые заботы. Но хотя она и трудилась, не покладая рук, жизнь ее была наполнена любовью и счастьем.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.