Открытие Мисси

Мисси уже собиралась запирать школу, когда дверь отворилась и вошел Вилли.
    
— Я должен был постучать? — спросил он.
    
— Не помешало бы.
    
— Извини, — сказал Вилли. — В следующий раз непременно постучу.
    
Мисси стояла, застегивая пальто.
    
— Кстати, следующего раза может и не быть.
    
Мисси подняла глаза.
    
— Я вроде как… ну, в общем, я пришел попрощаться.
    
— Так ты все же уезжаешь?
    
— Да.
    
— И когда же?
    
— Послезавтра.
    
— Ты же говорил, что подождешь до лета.
    
— Я говорил, что посмотрю, если ты помнишь.
    
— Гм… да… кажется. Значит, твоя мама поправилась?
    
Вилли покачал головой.
    
— Боюсь, что нет. Думаю, она уже никогда не поправится. — В его голосе слышалась печаль.
    
— Мне очень жаль, — мягко сказала Мисси. — Как ты поедешь?
    
— Доберусь дилижансом до железной дороги. Потом поеду поездом — как можно дальше. Если решу отправиться еще дальше, куплю лошадь или повозку.
    
— И что ты собираешься делать? Добывать золото?
    
Вилли почувствовал в тоне Мисси насмешливую нотку, но сделал вид, что не заметил этого.
    
— Хочу разводить скот. Найду место, где можно развернуться, и заведу свое стадо. Мне не очень нравится работать на земле, а вот заниматься скотоводством — это да.
   
— Что ж, удачи тебе! — К собственному удивлению, Мисси сказала это совершенно искренне, и с еще большим изумлением поняла, как сильно ей хочется, чтобы Вилли и в самом деле сопутствовала удача.
    
— Спасибо, — сказал Вилли.
    
Немного помолчав, он добавил:
    
— Да, я тебе кое-что принес. За мной ведь должок.
    
Он сунул руку в карман и вытащил алые ленты для волос.
    
— Если не ошибаюсь, те были чуть поярче, но других я не нашел.
    
— О, Вилли, — прошептала Мисси, внезапно почувствовав, что сейчас заплачет. — Это не важно… ведь я… я все равно больше не ношу таких лент.
    
— Тогда сохрани их для своей дочки. Если она будет похожа на маму, то сведет с ума уйму мальчишек, а значит, ее ленты все время будут испачканы в чернилах.
    
Он повернулся, чтобы уйти.
    
— Прощай, Мисси, — чуть слышно сказал он. — Всего тебе самого хорошего.
    
— Прощай, Вилли, спасибо. И да хранит тебя Господь.
   
 Мисси показалось, что Вилли еле слышно произнес: «Я люблю тебя», но, возможно, ей только почудилось.
 
Всю ночь Мисси не спалось, она ворочалась, то и дело поправляя и переворачивая подушку. Мисси не понимала, что с ней творится. Лишь одно она знала наверняка. Ей нужно встретиться с Лу и прямо сказать ему, что он навсегда останется ее другом, но не более того. Однако, несмотря на это решение, ее смятение не прошло. Она сунула руку под подушку, чтобы снова потрогать красные ленты. Этот Вилли Ла Хэй просто сумасшедший! Почему она так разволновалась и почему мысль о его отъезде так тяжела для нее? Неужели после стольких лет ссор и препирательств она умудрилась влюбиться в него? Ерунда какая-то!
    
Мисси так и не справилась с душевной смутой.
    
На следующий день дети Коффинс сообщили, что ночью скончалась миссис Ла Хэй. Уроки прошли как в тумане. Сердце Мисси разрывалось при мысли о Вилли. Он так любил свою мать! Что он будет делать? Едва ли он уедет на завтрашнем дилижансе.
    
Если бы она могла поговорить с ним, посочувствовать ему, взять назад самые резкие слова, которые наговорила ему за много лет…
    
Наконец школьный день закончился. Мисси объявила, что завтрашние занятия отменяются, поскольку община понесла тяжелую утрату.
    
В тот же вечер к Дэвисам зашел Лу. То, что он пришел накануне похорон в семье соседей, показалось Мисси бестактным. Она довольно резко объяснила Лу, что подобным визитам пора положить конец. Удрученный Лу вскочил на лошадь и отправился восвояси.
    
На следующий день на кладбище появилась еще одна могила. Мисси стояла рядом с теми, кто пришел проститься с умершей, и ветер трепал полы ее пальто.
    
Когда все двинулись в церковь, чтобы немного согреться и выпить горячего кофе, Мисси пошла в противоположную сторону, на дальний конец кладбища, — туда, где шумела листвой небольшая рощица.
    
Она остановилась, прислонившись спиной к дереву. Она стояла молча, надеясь, что он подойдет к ней.
    
— Мисси?
    
Она обернулась.
    
— Мне очень жаль, Вилли, правда, жаль… — По щекам девушки текли слезы.
    
Вилли опустил голову, чтобы она не заметила его слез, потом смахнул их.
    
— Спасибо, — сказал он, — но ты знаешь, я даже рад — можно и так сказать, — что это случилось, пока я был здесь. Если бы ее не стало после моего отъезда, я бы никогда не простил себе этого.
    
— Ты не передумал ехать?
    
Вилли взглянул на нее с удивлением.
    
— Ты ведь говорил, что это зависит от здоровья твоей мамы, я просто не поняла…
    
— Я не сказал, что только от этого. Я сказал, что посмотрю, как будут обстоять дела.
    
— Какие? — Мисси помнила, что задает этот вопрос не впервые.
    
Какое-то время Вилли молчал, потом с усилием произнес:
    
— Речь о тебе, Мисси, о тебе и о Лу. Ты ведь знаешь, как я всегда к тебе относился. А теперь, когда… ну, в общем, ведь ты теперь с Лу… а значит, что мне остается…
    
— Но мы с Лу не… мы не…
    
— Но он все время к тебе приезжает!
    
— Все кончено. Да и не было ничего — мы просто дружили, а вчера вечером я попросила его больше не приезжать.
    
— Это правда? Мисси, скажи, это правда?
    
— Да.
    
Вилли снова замолчал. Кашлянув, он выдавил:
    
— Так может… так я… могу… могу я зайти к вам?
    
— Ты сумасшедший, Вилли Ла Хэй, — ласково сказала Мисси и обвила его шею руками. — Когда ты наконец повзрослеешь?
    
Вилли заглянул ей в глаза и увидел там любовь, на которую он уже не смел надеяться. Он привлек девушку к себе и нежно обнял ее. Вилли Ла Хэй повзрослел неожиданно и сразу.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.