Поездка в город

На следующее утро, пока Марти укладывала яйца, масло и сливки для поездки в город и завязывала капор, ее терзали сомнения. Права ли она, оставляя девочек хозяйничать дома, или нужно взять с собой хотя бы Арни? «Нет, — возразила она себе, Нандри и Клэй должны почувствовать, что я им доверяю. Да и Джедд годами заставлял их выполнять домашние обязанности взрослых». Едва ли уместно обращаться с ними, как с маленькими. Она еще раз повторила девочкам свои наставления, и они заверили ее, что выполнят все слово в слово.
    
И все же, когда Марти вышла во двор, где в запряженной повозке ждал Кларк, ее по-прежнему одолевали сомнения. Она заставила себя улыбнуться и еще раз помахала детям на прощание.
    
— Купи что-нибудь вкусненькое, — крикнул Клэр.
    
— И новые ленты для школы, — добавила Мисси.
    
— Вот девчонка, — засмеялся Кларк. — Только и думает, что о нарядах.
    
Марти улыбнулась, теперь уже по-настоящему.
    
— Кларк, — спросила она, когда они выехали за ворота, — как думаешь, ничего, что мы оставили их одних, под присмотром девочек, и…
    
— А что здесь такого? — перебил ее Кларк. — Девчонки хозяйничали у себя в доме много лет.
    
— Но им не приходилось заботиться о малышах.
    
— Это верно, но ты же видела, как это нравится Нандри.
    
— Да, я заметила, — ответила Марти. — Арни она просто обожает. Да и он от нее не отходит. Я так надеюсь, что все будет хорошо, и все же успокоюсь, только когда мы вернемся домой. Мы ведь не надолго?
    
— По-моему, ты зря так волнуешься. Постараемся вернуться побыстрее. У меня дел немного. А у тебя?
    
— Думаю, я тоже управлюсь быстро. Мне нужно купить девочкам все для школы и кое-что из продуктов.
    
— Значит, тебе понадобятся деньги.
    
— Я кое-что скопила, у меня есть деньги, вырученные за яйца.
    
— Не стоит тратить все сбережения на одежду для девочек. Часть расходов я возьму на себя.
    
Кларк зажал поводья коленями, вытащил бумажник и достал из него пару банкнот.
    
— Этого хватит?
    
— Мне кажется, да, — ответила Марти. — Спасибо. Придется немного раскошелиться, чтобы подготовить их к школе. Сейчас им просто не в чем выйти из дома.
    
Кларк кивнул.
    
— Что ж, мы ведь знали это, когда брали их к себе. Дети требуют расходов, это понятно.
    
Въехав в город, они увидели, что на улицах царит настоящая суматоха. Караван фургонов готовился к отправлению. Лаяли собаки, били копытами лошади, с визгом и криками носились дети. Мужчины торговались с горожанами, женщины сновали взад-вперед, торопясь сделать последние покупки и отыскивая непослушных отпрысков, которым было приказано смирно ждать матерей. Марти покачала головой, подумав, что день для поездки в город они выбрали неудачный.
    
Не без трепета Марти вошла в лавку миссис Макдональд. Она всегда побаивалась испытующего взгляда хозяйки и ее острого языка.
    
«Говорю тебе, — сказала однажды Марти Кларку, — когда эта женщина распускает язык, она забывает о приличиях».
    
Этот разговор услышала Мисси, которой понравилось новое слово, и вскоре Марти услышала, как девочка то и дело повторяет полюбившееся словцо, особенно выговаривая за что-нибудь Клэру. «Ты забываешь о приличиях», — сурово говорила она брату вместо обычного «не болтай глупостей».
    
После этого Марти решила, что в присутствии Мисси нужно следить за своим языком.
    
Прежде чем открыть дверь лавки, Марти собралась с духом и расправила плечи. К счастью, миссис Макдональд занималась тремя женщинами, прибывшими с караваном. Она взглянула на новую посетительницу и открыла было рот, чтобы что-то сказать, но, похоже, передумала, поскольку не могла отвлечься от других покупательниц. Марти усмехнулась и направилась к полкам, где лежали свернутые в рулоны ткани. Слава Богу, она могла спокойно выбрать что нужно. Разглядывая рулон за рулоном, она мысленно прикидывала, во сколько ей обойдутся покупки. Новые платья должны быть практичными и носкими, но ей хотелось, чтобы они были также красивыми, а нарядная материя стоила гораздо дороже простой. Вот эта темно-синяя ткань прослужит целую вечность, но она совсем не к лицу юной девочке. А этот нежно-розовый муслин просто чудо, но он такой тонкий — хоть чай процеживай. Для жизни на ферме подобная ткань не подходит.
    
Миссис Макдональд тем временем без умолку болтала с путешественницами, с нескрываемым любопытством расспрашивая их, почему они снялись с места. Марти размышляла над покупками, взвешивая все за и против. Она решила, что темно-синяя материя, как и розовая, ей не подойдет. «Что толку покупать ткань, которой нет сносу, — рассуждала она. — Все равно дети вырастут быстрее, чем износится платье. Правда, кто знает, может быть, после Нандри платье перейдет к Клэй, а потом к Мисси…» В конце концов она остановилась на голубой и жемчужно-серой тканях, которые будут хорошо смотреться с белым воротничком и манжетами, материи теплого коричневого оттенка и двух вида набивного ситца: красном и зеленом. Кроме того, она подобрала материю для белья, ночных рубашек и капоров и занялась чулками, башмаками и теплыми тканями на пальто. Пока не наступят холода, девочки могут ходить в накидках, которые она сошьет из остатков того, что было у нее в запасе.
    
Один за другим укладывая на прилавок рулоны, она поняла, какая огромная работа ей предстоит. Хорошо, что хотя бы одежда для Мисси уже готова.
    
Мисси! Она же просила купить ей новые ленты для волос!.. Марти выбрала ленты для дочки и добавила к ним ленты для Нандри и Клэй.
    
Пока благодаря случайным покупательницам из каравана, которые отвлекли внимание миссис Макдональд на себя, все шло хорошо. Она сложила отобранный товар на прилавок и еще раз заглянула в список. Несмотря на деньги, которые дал Кларк, ей придется потратить все, что она выручила за яйца и сметану. Ничего не поделаешь. Она обещала Тине Ларсон помочь ее девочкам и сдержит свое обещание.
    
Марти перешла к продуктовой части списка. Не успела она сложить все на прилавок, как в магазин вошел Кларк. Увидев груду вещей, он слегка приподнял брови, но ничего не сказал.
    
— Почти все, — сказала Марти. — Ты купил, что хотел?
    
— Все, кроме лемеха для плуга. Я заказал его заранее, но он пока не готов. Не зря я начал думать об этом уже сейчас. — Он усмехнулся. — Ничего, думаю, к весенней пахоте я получу новый лемех.
    
Между тем женщины из каравана уложили свои покупки и ушли, и миссис Макдональд поспешила к Кларку и Марти.
    
— Ну, как дела у Дэвисов? — начала было она, но не дала времени на ответ: — Слышала, вы приютили у себя сестер Ларсон. — Она смотрела на них, словно ожидая, что супруги будут отнекиваться, и всем своим видом свидетельствуя о бессмысленности этих попыток.
    
Кларк и Марти молчали.
    
— Вот мои покупки, миссис Макдональд, — ровным голосом сказала Марти. — Думаю, на сегодня это все.
    
Миссис Макдональд взялась за дело, подсчитывая, сколько стоят продукты и ткани, однако не переставала искоса поглядывать на Марти, явно подразумевая, что разговор не окончен. Когда владелица магазина подвела итог, Кларк выступил вперед, чтобы оплатить счет, и начал собирать покупки.
    
— Я отнесу продукты в повозку, — сказал он жене, — и вернусь за остальным.
    
— С остальным я справлюсь сама, — ответила Марти. — Жди меня на улице. Где ты оставил лошадей?
    
— Рядом, через улицу.
    
Марти проводила Кларка до порога и открыла ему дверь, поскольку обе руки у него были заняты. Потом она взяла коробку, которую оставила у входа, и поставила ее на прилавок.
   
 — Это яйца, масло и сливки. Если можно, пусть выручка за них пойдет в счет сегодняшних покупок, — попросила она миссис Макдональд, кивнув на груду добра на прилавке.
    
Прикидывая, сколько ей причитается за масло и яйца, Марти один за другим передавала миссис Макдональд рулоны ткани и называла нужное количество ярдов. Проворно щелкая ножницами, миссис Макдональд пыталась выудить из Марти сведения, которыми можно будет поделиться с другими.
    
— Джедд сказал, что вы просто умоляли его оставить вам девочек.
    
Марти кивнула.
    
— Люди пытаются понять, почему. Ведь у вас трое своих малышей — попробуй-ка прокорми такую ораву. Я сказала: «Миссис Дэвис не станет использовать детишек для своей выгоды, не такой она человек…» Да вот только… — Миссис Макдональдс замолчала и слегка пожала плечами, как бы говоря, что может и ошибиться. — «А вдруг они и вправду сделали это не просто так? — подумала я. — Девочки в таком возрасте еще не работницы, но ведь Джедду удалось подзаработать, так почему бы Дэвисам этим не воспользоваться?».
    
Марти почувствовала, что от гнева заливается краской. Какое право имеет эта женщина на такие разговоры!
    
— Но я всем говорю: я миссис Дэвис знаю, она не заставит девчонок гнуть спину сверх меры, а немного потрудиться им совсем не повредит. Девчонки-то те еще работницы — хитрющие, глаза у них так и бегают. Вырастут такими же прощелыгами, как их папаша. Думаю, на них где сядешь, там и слезешь, но если он заплатил тебе звонкой монетой…
    
Больше Марти была не в состоянии вынести.
    
— Миссис Макдональд! — Марти прилагала все силы, чтобы не взорваться, хотя и не была уверена, что ей это удастся. — Мы взяли девочек к себе, потому что их покойная мать хотела, чтобы они могли учиться, и я обещала им помочь. Я хочу сдержать свое обещание, но никаких денег мы за это не получили. На самом деле мужу пришлось еще приплатить Джедду Ларсону, чтобы он согласился отдать нам своих дочерей.
    
— Вот как… — Миссис Макдональд немного растерялась, но быстро пришла в себя. — Именно это я и хотела услышать. Что же ты сразу не сказала? Ох, до чего же скрытные бывают люди!
    
Помолчав, она добавила:
    
— Так я и думала. Тут ведь всякое болтают, нельзя же всем верить.
    
Миссис Макдональд вновь одержала верх. «Почему ей всегда удается добиться от меня того, что ей нужно?» — вскипела Марти. До сих пор она не рассказывала об обещании, данном Тине, никому, кроме матушки, а уж матушка умела держать язык за зубами. Теперь же об этом узнает вся округа, да еще неизвестно, во что превратит эту историю людская молва.
    
Стараясь не терять самообладания, она заплатила за покупки и быстро собрала пакеты. Их оказалось так много… Марти пожалела, что отказалась от помощи Кларка.
    
— И все эти чудные вещи ты купила для них? Могла бы просто подлатать их старую одежду, пусть ходят в чем есть.
    
— В сентябре девочки пойдут в школу, — сказала Марти с невольной гордостью. Да, так тому и быть! И прежде чем миссис Макдональд успела что-нибудь добавить, Марти решительным шагом направилась к выходу.
    
Суета на улице превратилась в настоящую суматоху. Фургоны выстроились вереницей, готовые тронуться в любую минуту. Все так же нетерпеливо перебирали копытами лошади, заливались лаем собаки и визжали дети, но мужчины уже не торговались, а женщины покончили с покупками. Люди группами стояли рядом с повозками, прощаясь с остающимися и отдавая последние распоряжения.
    
Третий по счету фургон, насколько поняла Марти, был пассажирским. Внутри сидела довольно разношерстная публика. Парусину опустили, и можно было видеть сиденья из грубых досок, расположенные поперек днища. Большая часть пассажиров ехала налегке, по-видимому, не планируя долгой поездки, — похоже, они собрались в ближайший город. Мужчины, наверное, отправились по делам, а женщины — за покупками или в гости. Рядом с некоторыми из них сидели дети, которые ждали предстоящего путешествия с радостным нетерпением.
    
Внимание Марти привлекла бледная хрупкая женщина с грустными глазами, рядом с которой сидели трое маленьких детей. Один малыш плакал, другой испуганно цеплялся за мать, а третий, самый старший мальчик с впалыми щеками, молча глядел перед собой.
    
«Это миссис Талбот, с другого конца города», — сказал кто-то за спиной Марти. Она обернулась и увидела, как из лавки, боясь пропустить самое интересное, выходит миссис Макдональд.
    
— Не надо ей было вообще приезжать на Запад, — заявила она. — Не из того она, видать, теста. Не прижилась здесь, вот и возвращается. — Слова прозвучали резко и язвительно.
    
Марти еще раз посмотрела на бледную молодую женщину, и ей от души захотелось поговорить с ней.
    
Внезапно она увидела, что через толпу, расталкивая людей, пробирается мужчина. Мальчик в фургоне вскочил, вскинул руки и радостно закричал. Женщина встревожилась. Марти не слышала слов, но чувствовала, что мужчина пытается переубедить ее и умоляет остаться. Но женщина поджала губы и покачала головой. Она отвернулась и села, выпрямив спину и расправив плечи.
    
Был отдан приказ трогаться, и громоздкие фургоны со скрипом и стуком двинулись вперед. Мужчина осторожно высвободился из объятий плачущего ребенка и подсадил его обратно в фургон. Мальчик плакал, заходясь криком, и в какой-то момент Марти даже испугалась, что он выпрыгнет обратно.
    
«Всю жизнь он будет вспоминать эти маленькие руки, обвивающие его шею, и жалеть, что сына нет рядом», — печально подумала Марти.
    
Фургон проехал мимо. Она не видела лица женщины, но успела разглядеть, что теперь ее плечи опущены и судорожно вздрагивают.
    
«Ох, какая же ты упрямица! — У Марти разрывалось сердце. — Вернись же, вернись!» Но фургон не остановился.
    
Марти обернулась посмотреть на мужчину. Тот прислонился к коновязи, закрыв лицо руками и сотрясаясь от рыданий.
   
 Марти охватило отчаяние. Это невозможно, это дико и жестоко! Как можно вот так рвать семью на части?
    
— Я бы сказала, скатертью дорога, — произнесла у нее за спиной миссис Макдональд. Марти, не оборачиваясь, бросилась через улицу, где ее ждала повозка.
    
Кларк уложил свертки в ящик и помог ей забраться в повозку. Он натянул поводья, и лошади тронулись.
    
Какое-то время они ехали молча. Теплое летнее солнце освещала поздние цветы на обочине, а над повозкой взад-вперед сновали птицы. Гнев и боль Марти постепенно утихли, но мысли путались и она никак не могла привести их в порядок.
    
Внезапно она почувствовала, что Кларк сжал ее руку, и, подняв глаза, натолкнулась на его вопросительный взгляд.
    
— Значит, ты все видела? — спросил он.
    
Она молча кивнула, и ее глаза наполнились слезами.
    
Он вновь сжал ее руку.
    
— О, Кларк, — сказала она, когда к ней вернулось самообладание. — Это было ужасно, неправильно и… Ведь я тоже могла поступить так же… — неожиданно вырвалось у нее.
    
— Но ты этого не сделала, — спокойно ответил он. — Не сделала, и я почему-то… Мне почему-то казалось, что этого не случится.
    
Он взглянул на Марти. Удивленно посмотрев на него, она немного успокоилась.
    
— Да, — сказала она наконец, почти так же уверенно, как и он, — да, я бы этого ни за что не сделала.
    
Да, Кларк был прав. Милосердный Господь подготовил их встречу, несмотря на то, что тогда она еще не знала Бога, и сама мысль о жизни с Кларком вызывала у нее отвращение. И все же Кларк в ней не ошибся. Их любовь окрепла незаметно, и теперь они могли выдержать все.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.