Рождество

К этому дню Марти готовилась с особым чувством. Рождество всегда было ее любимым праздником, но еще никогда она не ждала его с таким нетерпением.
    
Малыш Люк весело вертелся у нее под ногами. От его младенческих капризов, которые вызывали главным образом колики в животе, не осталось и следа. Веселая подвижная Элли, все тот же прелестный мотылек, подросла и полюбила помогать матери. Арни, Клэр и Мисси радовались каникулам и предвкушали, как будут кататься на салазках с крутых берегов замерзшей речки. Но главное, на Рождество собиралась приехать Клэй — их Клэй, будущая учительница. Марти не могла дождаться встречи с ней, с таким же радостным волнением ожидала этого события Нандри.
    
Клэй поступила в педагогическое училище. Домашние регулярно получали восторженные письма девушки, в которых та описывала занятия, новых знакомых, но главное — все время повторяла, как она скучает по дому.
    
Марти приготовила любимые кушанья Клэй и проследила за тем, чтобы Нандри привела в порядок их общую комнату. Ей хотелось, чтобы младшие дети разделили ее радость. За рождественским столом на этот раз ждали новое лицо — Джоша Коффинса, жениха Нандри. Марти радовалась за молодую пару, хотя предстоящая разлука с Нандри приводила ее в смятение.
    
Свадьбу собирались сыграть весной. Как только уляжется рождественская суета, Марти и Нандри намеревались заняться подготовкой приданого.
    
Нандри светилась от счастья, и Марти отдала ей часть денег, вырученных от продажи яиц, чтобы девушка могла купить для своего первого дома то, что ей хочется.
    
Но пока впереди было Рождество.
    
Кларк выбрал в лесу елку и нарезал веток с хвоей, чтобы развесить в доме рождественские венки.
    
Вместе с курами Нандри вырастила полдюжины индеек, и одной из них предстояло украсить рождественский стол. За этой птицей она ухаживала особенно усердно.
    
Полки в кладовой ломились от пирогов, тортов, домашнего печенья и сдобы.
    
Марти выбралась в город за покупками и припрятала за комодом и кроватью подарки, которые в рождественское утро положит в детские носки над каминной полкой.
    
Перед самым приездом Клэй Нандри и Марти так волновались, что едва могли работать. Хотя Марти радовалась, что дел у нее по горло (ведь за хлопотами время пролетает быстрее) ей все равно казалось, что стрелка часов никогда не доберется до четырех: в это время со станции должен был вернуться Кларк.
    
Наконец во дворе раздался заливистый лай Ол Боба и радостные крики детей.
    
В дом ворвалась Мисси:
    
— Угадай, кто приехал? — весело воскликнула она.
    
Веселой, шумной гурьбой дети ввалились в дом. Кларк внес чемодан Клэй и большую сумку.
    
Марти бросилась к девочке.
    
— Клэй!.. Господи, вы поглядите на нее! Какая ты стала взрослая!
    
Клэй обняла Марти и со смехом напомнила, что отсутствовала всего три месяца.
    
— Боже мой, как же хорошо наконец оказаться дома! Я думала, что умру от нетерпения!
    
Поздоровавшись с сестрой, Клэй обняла малышей — Элли и Люка, удивляясь, как они выросли. Подтрунивая над сестрой, она напомнила ей про Джоша. Нандри порозовела, но было видно, что ей это приятно.
    
— Думаю, — раздался перекрывающий веселую суматоху голос Кларка, — еще немного, и мы в этом доме не уместимся.
    
Марти улыбнулась. Действительно, порой им бывало тесновато. Ей снова придется поставить кроватку Люка к себе в спальню, а в спальне девочек теперь, когда их снова трое, будет не повернуться.
    
Да, в доме стало тесно, но они были счастливы. За разговорами незаметно пролетел вечер. Клэй было о чем порассказать. Остальные дети жадно слушали ее, задавая бесчисленные вопросы.
    
Малышам пообещали, что утром их носки будут наполнены подарками, и уложили в постель, а Марти, Нандри и Клэй разговаривали допоздна. Кларк сидел с ними, время от времени вступая в беседу.
    
— Скажи, пожалуйста, дата свадьбы уже назначена? — спросила у Нандри Клэй, и Марти обратила внимание, как тщательно она стала подбирать слова.
    
— В конце мая. Как же мы обойдемся без тебя? Ведь ты не откажешься быть подружкой невесты?
    
— С удовольствием. Где будете жить?
    
— На участке Коффинсов есть маленький домик. Там жили прежние хозяева фермы, а потом Коффинсы выстроили дом побольше. Пока поживем там.
    
— Ты, наверное, ждешь не дождешься?
    
— Да, — улыбнулась Нандри. — Но у меня немного странное чувство. Вроде бы и хочется, чтобы поскорее наступил май, и в то же время не хочется.
    
— Как это? — забывшись на мгновение, Клэр заговорила на прежнем языке.
    
— Этот дом, малыши — так жалко с ними расставаться.
    
Марти удивилась, что Нандри снова приоткрыла свою душу.
    
— Но ведь ты уезжаешь не на край света, — возразила Клэй. Она покачала головой и вздохнула: — Вы не представляете, как я скучала по дому! Поначалу мне казалось, что я этого не переживу, но — пережила. Я думала про деньги, которые уплачены за мое обучение, напоминала себе о людях, которые верят в меня… И еще… я вспоминала нашу маму, Нандри. Представляешь, как она гордилась бы нами?
    
Марти ни минуты не сомневалась, что миссис Ларсон была бы счастлива за своих дочерей.
    
— Она была бы рада за нас обеих, — продолжала Клэй. — За то, что я стала учительницей, и за то, что ты выходишь замуж за Джоша. Когда я вспоминаю о маме, все это кажется мне еще более значительным.
    
Впервые в присутствии Марти девочки заговорили о матери.
    
— Да, ваша мама гордилась бы вами, — согласилась Марти. — Она так хотела, чтобы у вас все получилось! И я тоже горжусь вами.
    
Клэй обняла Марти и прижалась к ней.
    
— Мы знаем, почему у нас все получилось, — тихо сказала девочка. — Мы почти не говорили об этом, а надо бы. Спасибо тебе, Марти! Я так тебя люблю! Если бы не ты… Я никогда не забуду… никогда.
    
Нандри кивнула, присоединяясь к сестре, и ее глаза говорили больше, чем любые слова.
 
Рано утром все проснулись от восторженных криков Арни. Скоро к нему присоединился Клэр, и началась всеобщая суматоха. Марти с трудом оторвала голову от подушки, надела на ноги домашние носки и накинула халат. Кларк уже встал и заправлял рубашку в брюки. Они вошли в гостиную одновременно с Нандри, которая держала на руках полусонного Люка. Услышав восторженные крики братьев, Элли так обрадовалась, что забыла заглянуть в собственный носок. Она носилась по комнате, напевая и пританцовывая.
    
Оживление, царившее вокруг, немедленно заставило Люка забыть про сон. Малыш во все глаза уставился на елку, которая непонятно откуда появилась за ночь в углу комнаты.
    
Наконец, зевая и ворча, вошла Мисси.
    
— Еще нет и пяти утра, — возмутилась она. — Когда я была маленькая, мне по крайней мере давали выспаться.
    
— Если бы дело было за мной, я бы тоже заставил их немного повременить, — ответил Кларк, но Марти видела, что он наслаждается веселой суетой.
    
Наконец затопили кухонную плиту и поставили чайник. Кларк развел огонь в камине. В доме Дэвисов снова воцарились покой и тишина.
    
Старшие решили воспользоваться кратковременным затишьем и вручить друг другу рождественские дары. Клэй умудрилась приготовить маленькие подарки для каждого из домашних. Марти знала, что у нее почти не было денег на карманные расходы, и от этого подарок девочки был ей еще дороже. Недостаток денег Клэй с лихвой возместила изобретательностью и умением шить. Люк получил маленького медвежонка. Элли достался крохотный фартук с кармашком. Клэр и Арни разглядывали настоящие, как у отца, клетчатые носовые платки. Для Мисси Клэй смастерила отделанный кружевом капор, а Нандри получила две украшенные великолепной вышивкой накидки для сундука с приданым. Марти достала воздушный носовой платок, а следом за ним из крохотного свертка выпала маленькая открытка, на которой было написано: «Маме с любовью, Клэй». Марти расплакалась. Она знала, как много стоит за этими простыми словами.
    
Кларк тоже получил платок и открытку. Пробежав поздравление глазами, он незаметно передал карточку жене. «Спасибо за то, что ты стал мне настоящим отцом. Люблю, Клэй», — прочла Марти.
    
Украдкой вытирая слезы, она вспомнила того, кто не сумел стать настоящим отцом для собственных дочерей. Какое счастье, что они с Кларком смогли заменить девочкам отца и мать!
    
Нандри тоже позаботилась о подарках для всех членов семьи. Для малышей она смастерила книжки, наклеив вырезанные из газет и календаря картинки на плотную ткань. Кокетливая Мисси получила новые ленты — к ним она питала неизменное пристрастие. Марти девушка преподнесла небольшую деревянную шкатулку для хранения рецептов (те вечно валялись в беспорядке в ящиках комода), а Кларку подарила самодельную обложку для потрепанной семейной Библии.
    
После этого свои подарки отдали Марти и Кларк; они были счастливы, что принесли радость детям — и большим, и маленьким.
    
С подарками было покончено, но праздник продолжался.
    
После завтрака Клэр и Арни отправились на речку опробовать новые салазки, которые смастерил для них Кларк. Элли, надев подаренный фартучек, играла с новым набором кукольной посуды, а малыша Люка уложили спать.
    
Мисси, считая себя взрослой, присоединилась к женщинам — они занимались приготовлением рождественского ужина на кухне.
     
Джош не смог усидеть дома и приехал раньше, чем ожидалось. Смущаясь, он вручил Нандри свой подарок. Марти заверила его, что никогда не видела настольной лампы изящнее: стеклянный колпак ее был расписан орнаментом из роз, а подставка украшена позолотой. Собственный подарок жениху Нандри родным не показала, но Марти подозревала, что это щеточка для усов. Джош проявлял немалую заботу о своих отрастающих усах, надеясь, что в день свадьбы они позволят ему выглядеть более мужественно.
    
Дети сидели у камина, поджаривая каштаны и жадно принюхиваясь к соблазнительным ароматам из кухни. Перед ужином вся семья собралась в гостиной, чтобы послушать историю Рождества. Даже маленький Люк сидел тихо, уютно устроившись на коленях у Нандри. Марти видела, как внимательно слушают Кларка дети, и ее сердце преисполнилось благодарности к Богу. Во время молитвы она взяла Кларка за руку, и он нежно сжал ее пальцы.
    
Когда все стали рассаживаться вокруг стола, послышался лай Ол Боба. Незваные гости на Рождество приезжали нечасто, и сердце Марти тревожно затрепетало. Не случилось ли чего? Следом за Кларком она подошла к двери, не решаясь выглянуть во двор.
    
На крыльце послышались шаги, и после негромкого стука дверь распахнулась.
    
— Томми!.. — выдохнула она.
    
— Томми, — повторил за женой Кларк, потрясенный не меньше нее. — Как я рад тебя видеть, сынок, — сказал он, сердечно обнимая молодого человека.
    
После этого пришла очередь Марти, а потом и детей, которые выскочили из-за стола и окружили Тома.
    
— Минутку, — сказал Томми, подняв руку. — У меня есть новость.
    
Он вышел и через минуту вернулся с миниатюрной девушкой в синем капоре, из-под которого выбивались каштановые кудри.
    
— Моя жена, — гордо объявил он. — Знакомьтесь, Фрэн.
    
— О, Томми! — воскликнула Марти. — Томми, когда ты успел? Почему ты ничего не написал?
    
Том засмеялся.
    
— Почти полгода назад. Хотел сделать вам сюрприз. Правда, она чудо? — Он перевел взгляд на жену и прижал ее к себе. Фрэн смущенно улыбнулась.
    
— Я очень рада с вами познакомиться, — вымолвила она наконец, протягивая маленькую руку Кларку и Марти.
    
Марти тепло обняла девушку.
    
— А уж мы-то как рады! Проходите же, раздевайтесь. Мы как раз садимся за стол.
    
— Нет-нет, — улыбнулся Том, — мы еще не были дома. Решили сначала заехать сюда: не терпелось вас познакомить. Но нам нужно домой. Может, мама и простит мне, что я на минутку заскочил к вам, но если останусь на рождественский ужин, она уж точно обидится насмерть.
    
— Жалко отпускать вас. Так хочется поговорить с тобой…
    
— Успеем, — заверил Марти Том. — Ведь теперь мы будем соседями. Думаю снова поселиться на своем участке. Попробую наладить там хозяйство. Родители Фрэн владеют лавкой на Западе. Видите, как все смешалось? — весело подмигнул он. — Приезжает парень, женится на их дочери и увозит ее на Восток.
    
— О, Томми! Я знаю, вы будете счастливы.
    
— Мы уже счастливы, — засмеялся Томми, и по его глазам было видно, что это правда.
    
Молодые люди обещали, что скоро приедут снова, и отправились в путь.
    
— Да, ну и денек сегодня, — выразила Марти общее ощущение, когда домашние снова уселись за стол.
    
Они склонили головы, и Кларк обратился к Небесному Отцу, благодаря Его за щедрость и милосердие. А особенно за Томми, вернувшегося домой блудного сына, и за ту радость, которую принесет его возвращение в дом Грэхэмов.
    
Марти вспомнила про красавицу Оватику. «Нашла ли она свое счастье, став женой Быстрого Оленя?» — задумалась Марти и попросила Господа, чтобы так и было.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.