Странный ответ

В саду и огороде начали созревать долгожданные фрукты и овощи, наступила настоящая летняя жара. Марти радовалась прохладному ветерку, который дул с холмов, и старалась заниматься прополкой и работами на огороде ранним утром, пока солнце было невысоко. Мисси очень нравились помидоры, которые быстро зрели под лучами летнего солнца, и она ела их прямо с куста.
    
Но лето неслось так же быстро, как и весна, надвигалась осень, а значит, пора было готовиться к школе. Мистер Вилбур Витл прислал письмо, где подтвердил свои намерения и сообщил, что приедет в конце августа, чтобы успеть познакомиться с жителями округи и подготовить здание школы к началу занятий.
    
Было решено, что холостяк мистер Витл поселится в доме семейства Уотли и там же станет столоваться. Две взрослые дочери миссис Уотли готовились к его приезду, до блеска надраивая фамильное серебро и вовсю чистя собственные перышки.
    
Мисси считала дни до начала занятий. Она не могла думать ни о чем другом. Что она наденет, что начнет изучать, с кем будет играть, — все эти важные вопросы она обсуждала с каждым, кто соглашался ее слушать.
    
Огорчали девочку лишь два момента. Первое — Мисс Пусс придется проводить теперь целые дни в одиночестве, и второе — Том Грэхэм заявил, что он слишком взрослый, чтобы ходить в школу вместе с ребятишками. Ей будет так не хватать Томми! Мисси расстраивалась до слез, что он не услышит, как она будет отвечать выученные назубок уроки. Она бы занималась чтением и арифметикой с удвоенной энергией, чтобы показать ему все, на что способна. Но, увы, Тома в школе не будет, и хотя Мисси с нетерпением ждала предстоящих занятий, это обстоятельство ужасно ее удручало.
    
Марти тоже была расстроена, правда, не из-за Тома, а из-за сестер Ларсон. Не пройдет и нескольких недель, как в школе начнутся уроки, а Джедд Ларсон так и не изменил своего решения. Марти казалось, что ее молитвы остались без ответа.
    
Она размышляла об этом, когда вся семья молилась перед завтраком. Кларк прочитал слова Библии: «Просите, и дано будет вам; ищите и найдете…»
    
«Господи, я просила, но ничего не изменилось», — не удержалась от упрека Марти и тут же ощутила вину и раскаяние. «Прости меня, Отец наш, — взмолилась она про себя. — Наверное, я одна из самых несносных и нетерпеливых Твоих детей. Даруй мне смирение и веру».
    
Кларк, судя по всему, догадался о ее мыслях и закончил молитву словами:
    
— Господи, Ты знаешь, что скоро начнутся занятия в школе и знаешь, что Марти обещала миссис Ларсон послать ее девочек учиться. Только Ты, Господи, можешь помочь ей сдержать это обещание и заставить Джедда изменить свое решение. Прошу, найди способ и время сделать это.
    
Марти была благодарна Кларку за понимание и заботу. Может быть, теперь Господь наконец что-нибудь предпримет. Он ведь всегда откликается на молитвы Кларка. И тут же она снова раскаялась в своих мыслях. Верно, Господь отвечает на молитвы Кларка, но ведь она тоже дитя Божье. А в Библии сказано, что все дети Божьи равны перед Господом. И если на молитвы Кларка Господь отвечает чаще, то это потому, что вера Кларка сильнее. Она решила, что тоже постарается укрепиться в вере.
    
В тот же день лай Ол Боба известил о том, что к дому приближается повозка. К изумлению Марти, это оказался Джедд Ларсон. Со времени последнего визита Джедда прошло несколько месяцев, и сердце Марти взволнованно забилось: быть может, появление Джедда — ответ на ее молитвы.
   
Кларк встретил Джедда во дворе, и Марти видела, как они беседовали, пока Джедд привязывал лошадей к ограде.
    
Марти быстро поставила на плиту кофейник и нарезала коврижку. «Интересно, как он сможет изменить свое решение, не признавая, что был неправ», — размышляла она.
    
Джедд и Кларк вошли в дом и сели к столу, а Марти, затаив дыхание, ждала, когда же Джедд порадует их доброй вестью. У Джедда действительно были новости — да такие, что он сиял от удовольствия, однако совсем не те, на которые надеялась Марти.
    
— Вчера я продал ферму, — выпалил Джедд.
    
Кларк посмотрел на него с удивлением.
    
— Вот как? Кому-нибудь из соседей?
    
— Нет, в наши края пожаловал какой-то тип со своей семьей. Ехал мимо с караваном фургонов. Вообще-то он хотел махнуть дальше на запад, да жена у него вдруг захворала. Вот они и решили остановиться здесь. Я показал им свое хозяйство, и он предложил заплатить чистоганом — без лишней болтовни. И цену назвал приличную.
    
Джедд замолчал, испытующе поглядывая на слушателей и явно интересуясь, произвел ли его рассказ должное впечатление. Убедившись, что это так, он продолжил повествование.
    
— Караван задержится здесь еще на пару дней, а потом двинется дальше. Хочу к ним присоединиться. Мне всегда хотелось повидать новые земли. Кто знает, может, найду там золото или еще что-нибудь.
    
Марти обомлела.
    
— А как же девочки? — робко спросила она, стараясь говорить спокойно.
    
Она знала, что это глупый вопрос. Последняя надежда сдержать обещание исчезла. Если Джедд уедет, девочки никогда не смогут учиться.
    
— А что девочки? — откликнулся Джедд. — Путешествие им не повредит. Да и страну посмотрят.
    
— Но они… они еще совсем дети… — Марти осеклась. Внутренний голос говорил ей: «Молчи!», но от мысли, что рушатся все ее надежды, у нее внутри все переворачивалось.
   
Джедд равнодушно глянул в ее сторону и ничего не сказал. Он потянулся за следующим куском коврижки и продолжил свою речь, не обращая внимания на Марти.
   
— Этот новый парень — его зовут Зик Ла Хэй — цену предложил что надо. Видать, моя земля пришлась ему по вкусу. У него самого трое детей — почти взрослая дочь и двое мальчишек помладше.
    
— Вот как? — заинтересовался Кларк. — Надо мне к ним заглянуть. Может быть, он тоже захочет отправить детей в школу.
    
Джедд скептически хмыкнул.
    
— Не думаю, что он такой болван. Мальчишки уже большие, вполне могут работать. Одному лет двенадцать, а второму около восьми. А дочке уже пора своей семьей обзаводиться. Я уж подумал, не пригласить ли ее отправиться со мной на запад.
    
При виде его похотливой ухмылки Марти передернуло от отвращения.
    
— Мне кажется, — задумчиво сказал Кларк, — такой видный парень, как ты, без невесты не останется. Найдешь себе хозяйку в два счета.
    
Он подмигнул Джедду, и Марти буквально вскипела от гнева на мужа. «О чем он только думает, этот Кларк! Нашел повод и время для шуток», — мысленно сердилась она.
    
Немного помолчав, Кларк добавил:
    
— Я тут вот о чем подумал. Ведь если тебе подвернется молодая женщина, она призадумается, узнав, что у тебя почти взрослые дочки. Конечно, если попадется кто постарше да посолиднее... такая возражать не станет. В конце концов, оно может и лучше, женщина в возрасте — это тебе не какая-нибудь молодая вертихвостка. Конечно, с ней не так весело, зато…
    
Кларк замолчал. По выражению лица Джедда было видно, что аргумент произвел на него должное впечатление.
   
— Вообще-то ты бы мог оставить девчонок дома, чтобы они не связывали тебе руки ни в дороге, ни в другом чем. — Кларк шутливо ткнул Джедда локтем. Тот усмехнулся.
    
— Об этом я даже не подумал, — сказал он. — Беда в том, что я обещал новым хозяевам, что завтра дом будет свободен. Вряд ли им понравится, если там будут ошиваться девчонки.
    
— Да, проблема, — Кларк нахмурился. — Похоже, ты попал впросак.
    
Джедд беспокойно заерзал. Марти с трудом сдерживалась, чтобы не выбежать вон. Кларк разозлил ее как никогда. Или озадачил? Сидеть здесь и поддакивать этому отвратительному самодовольному типу, который видит в своих собственных детях лишь обузу и готов бросить их на произвол судьбы! Марти была так потрясена этим, что боялась не выдержать и, взорвавшись, наброситься на мужа и соседа разом.
    
Внезапно Кларка «осенило».
    
— Вообще-то они какое-то время могли бы пожить здесь, — сказал он безразличным тоном. — Места у нас достаточно. Свободная спальня найдется.
    
Так вот куда он клонит! У Марти отлегло от сердца. Кларк решил сыграть на самоуверенности Джедда, убежденного, будто он — настоящий подарок судьбы. Ее муж пошел в обход, чтобы отвоевать девочек. Марти удивилась, как она сразу не догадалась о намерениях Кларка. Она бросила на мужа умоляющий взгляд — только бы он довел дело до конца.
    
Джедд потер подбородок, заросший седой щетиной.
    
— Вот как?
    
— Думаю, мы бы потерпели, пока ты не устроишься на новом месте, — улыбнулся Кларк и снова ткнул Джедда локтем.
    
Джедд крепко призадумался, взвешивая все за и против.
    
— Конечно, — добавил Кларк с некоторым сомнением в голосе, — командует в доме Марти, и последнее слово за ней. Как она скажет, так и будет.
    
Марти с трудом сдерживалась, чтобы не выпалить: «О, да, да, Джедд! Я согласна!», однако, встретив взгляд Кларка, сдержалась. И сама удивилась, когда услышала свой равнодушный голос:
    
— Уж и не знаю… Разве что на какое-то время, не насовсем… чтобы тебе помочь.
    
— Что ж, пожалуй, ты прав, — решился наконец Джедд. — Так будет лучше.
    
Марти боялась поднять глаза. Горячие слезы бежали у нее по щекам и падали в чашку с кофе. Она поспешно вышла из-за стола, сделав вид, что ей нужно подбросить дров в плиту. Немного придя в себя, она налила мужчинам еще по чашке кофе и ушла в спальню, где прислонилась к окну и стала молиться, прося Бога простить ей недостаток веры и помочь Кларку выдержать этот бой до конца.
    
Через несколько минут в комнату вошел Кларк, легонько сжал ее плечо, пошарил в ящике комода и вышел.
    
Марти услышала, что мужчины вышли из дома, вернулась в гостиную и подошла к окну. Вскоре она увидела, что упряжка Джедда выехала со двора.
    
Хлопнула входная дверь, и в дом вошел Кларк. Он подошел к Марти сзади и положил руку ей на плечо. Когда повозка Джедда скрылась за холмом, Кларк мягко повернул Марти к себе. Ее глаза были полны слез. Прерывающимся голосом она с трудом произнесла:
    
— Скажи, он…
    
— Согласился ли он? Да, согласился.
    
У нее вновь хлынули слезы.
    
— Кларк, спасибо тебе, — сказала Марти, вновь обретя дар речи. — Я уже не надеялась, что мы сможем забрать девочек к себе.
    
Она вытерла глаза и шмыгнула носом. Кларк вытащил носовой платок.
    
— Спасибо, — повторила она.
    
Она уткнула лицо в большой носовой платок и заговорила горячо и бессвязно:
    
— Сначала я была просто вне себя… когда ты стал говорить с ним таким тоном… с этим надутым, мерзким… — Она осеклась, понимая, что ей не следует говорить все, что у нее на душе.
    
Потом начала снова:
    
— Я никак не могла взять в толк, как ты можешь говорить такое… И вдруг… вдруг я поняла. А он поверил тебе. Поверил, что молодая женщина в здравом уме согласится выйти за него замуж!
    
При одной мысли об этом она снова закипела и решила, что ей лучше сменить тему, чтобы успокоиться.
    
— И он сказал, что мы можем забрать девочек?
    
— Да.
    
— И оставить их у себя? — В ее голосе звучала мольба.
    
— Пока он не сказал, надолго ли, но я буду крайне удивлен, если Джедд Ларсон вздумает когда-нибудь вернуть своих дочерей. Он будет только рад избавиться от них.
    
На языке у Марти вертелся вопрос, который, сказать по правде, не следовало задавать.
    
— Ты ведь не взял с него денег за то, что они останутся у нас?
    
Кларк усмехнулся.
    
— Скорее наоборот, — помедлив, ответил он.
    
— Что ты хочешь сказать?
    
— Джедд заявил, что мы можем оставить у себя девочек, если заплатим за каждую по десять долларов.
    
Марти отпрянула.
    
— Боже мой! — воскликнула она. — Никогда не думала, что доживу до того дня, когда люди будут платить за право одевать и кормить чужого ребенка.
    
Кларк прижал Марти к себе и погладил ее пушистые русые волосы, точно успокаивая огорченного ребенка. Ему хотелось утешить жену, которая почти не владела собой. Он ласково улыбнулся ей.
    
— Ничего, — сказал он. — Ты же хотела, чтобы Господь ответил на твои молитвы. Кто мы такие, чтобы рассуждать о пути, который Он избрал?
    
Марти немного успокоилась в его объятьях. Разумеется, он был прав. Она должна не отчаиваться, а благодарить Бога.
    
— Девочки будут здесь завтра, — добавил Кларк. — Какое-то время всем нам придется нелегко. Надо привыкнуть друг к другу и приспособиться к новой жизни. А для этого нужно время и силы.
    
Он мягко взял Марти за подбородок и заглянул ей в глаза.
    
— Нелегкое это дело, Марти. Тебе и без того непросто, шутка ли — трое детей. А заботиться еще о двоих — большой труд. Сердце у тебя доброе, я знаю, только не надорвись.
    
Она покачала головой.
    
— Он ответил на наши молитвы, Кларк. Он считает, что мы поступаем правильно, а значит, Он даст нам силы и мудрость справиться с этой ношей.
    
Кларк кивнул.
    
— Я тоже так думаю, — согласился он.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.