У Ванды

Марти возилась на кухне, стряпая любимое лакомство Кларка — пирожки с яблоками. Со двора прибежал запыхавшийся Клэр, подтащил к столу табурет, залез на него и некоторое время молча наблюдал за работой матери.
    
— Ты сердишься на папу? — спросил он, глядя на нее снизу вверх.
    
Марти прекратила раскатывать тесто и посмотрела на сына.
    
— С чего ты взял?
    
— Это его любимые пирожки, — объяснил Клэр. — Ты всегда готовишь папину любимую еду после того, как сердилась на него.
    
Он спрыгнул на пол и убежал, прежде чем Марти успела открыть рот. Он изложил свои соображения так спокойно и деловито, словно объяснял нечто само собой разумеющееся. Марти нахмурилась и отложила скалку.
    
«Неужели я и правда так поступаю? — спросила она себя. — А если и поступаю, неужели это так заметно?»
    
На самом деле никакой размолвки с Кларком не было. Она хотела немного смягчить мужа, чтобы тот отпустил ее к Ванде. Кларк был не из тех, кто держит жену взаперти, но Марти со дня на день должна была родить, и он не захочет рисковать. Она знала, что он не одобрит ее намерение ехать в гости. «Наверняка пирожки сделают его более уступчивым», — так думала Марти, пока не вмешался смышленый Клэр. Если даже он видит ее насквозь, что уж говорить о Кларке!
    
Марти усмехнулась и поставила пирожки в печь. Пожалуй, мужчины слишком хорошо ее знают. Может быть, она действительно выбрала не лучшее время для поездки, но ей нужно было увидеться с Вандой.
    
Соседи давно поговаривали, что с ребенком Маршаллов неладно, и Марти тревожилась, не дошли ли эти разговоры до Кэма и Ванды. Марти знала, что не может ничего изменить, но она хотела понять, сознает ли сама Ванда, что ее маленький сын не такой, как все. Если Ванда до сих пор не поняла этого, расспросы соседей и досужие разговоры могут больно ранить ее.
    
Пирожки удались на славу, и Кларк ощутил их аромат еще во дворе.
    
— М-м-м… — простонал он. — Пирожки с яблоками. Просто слюнки текут!
    
Марти улыбнулась, однако она по-прежнему не знала, с чего начать. Нандри привела Арни, помогла ему умыться перед едой, и они уселись за стол вместе с остальными.
    
Ленч прошел весело, хотя есть пришлось на скорую руку: Кларк торопился закончить работу и не мог долго рассиживаться за столом. Марти понимала, что тянуть больше нельзя, и решила перейти к делу.
    
— Тебе сегодня нужна упряжка? — спросила она.
    
Кларк внимательно посмотрел на жену.
    
— Собираешься штурмовать вершины?
    
Марти слегка покраснела, но вместо того, чтобы остроумно обрезать мужа, прикусила язык и тихо сказала:
    
— Я хотела бы ненадолго съездить к Ванде.
    
— Все может начаться раньше, чем ты думаешь.
    
Марти отнеслась к его словам спокойно.
    
— Кларк, — сказала она с легким раздражением, — ведь мне это не впервой. Неужели я не почувствую, что пришло время?
    
Однако Кларк не сдавался.
    
— «Внезапно… мука родами постигает имеющую во чреве…»4, — проговорил он с ударением на первом слове.
    
Марти не сомневалась, что сражение проиграно.
    
Кларк молча допил кофе и поднялся, чтобы идти.
    
— Вот что я тебе скажу. — Он остановился, надевая куртку. — Если уж тебе так хочется повидать Ванду, я отвезу тебя сам.
    
— А как же твоя работа?
    
— Подождет.
    
— Вообще-то это совсем не обязательно, — начала Марти. — Я прекрасно справлюсь без тебя. Честное слово, Кларк, не нужно…
    
— Либо я отвезу тебя сам, либо ты останешься дома — выбирай, — сказал Кларк беспрекословным тоном. Она поняла, что обсуждение закончено.
    
«Вот упрямец. Хуже Джедда Ларсона», — гневно подумала Марти, но промолчала.
    
— Ладно, — наконец сказала она, все еще сердясь. — Я буду очень признательна, если ты отвезешь меня к Ванде.
    
— Через пятнадцать минут я буду готов, — ответил Кларк и отправился запрягать лошадей.
    
Марти, гремя посудой, принялась убирать со стола.
    
— Опять будешь печь пирожки с яблоками, мам? — спросил Клэр.
    
Марти захотелось его шлепнуть.
    
— А ты, мой милый, — парировала она, — ступай во двор и принеси дров. Да побольше — чтобы дровяной ящик был полон. И пожалуйста, поживее.
    
Клэр ушел. Марти понимала, что не права. Мальчик всегда приносил дрова, и видит Бог, ему это не повредит, но срывать на сыне свое раздражение не стоило.
    
До дома Маршаллов Кларк и Марти ехали молча. Она сердилась на него, а он не пытался ее разговорить. Когда они прибыли, Кларк направился к скотному двору, где возился со сбруей Кэм, а Марти пошла в дом, к Ванде. На полу было расстелено одеяло, где лежал маленький Ретт.
    
Ванда рассказывала о сыне, и ее глаза сияли.
    
— Он уже научился сидеть, — сказала она Марти и подошла к малышу, чтобы показать, что он умеет.
    
«Но, Ванда, — хотелось возразить Марти, — ведь ему уже полтора года. Ему пора ходить, да что там ходить — бегать. Ему впору бегать за отцом и учиться говорить. А ты радуешься, что он научился сидеть».
    
Но, разумеется, Марти не произнесла вслух ничего подобного. Она лишь улыбалась, глядя на Ретта, который неуверенно покачивался, пытаясь с помощью матери усесться на полу. Ванда говорила о ребенке с восторгом. Вскоре к их беседе присоединились мужчины.
    
Не успели они сесть за стол, как Марти почувствовала боль. Первая схватка застала ее врасплох, и она замерла, стараясь дышать медленно и ровно. Вскоре Марти пришла в себя. Она надеялась, что никто не заметил случившегося. Однако спустя несколько минут ее снова пронзила боль, и она поймала на себе пристальный взгляд Кларка. Она поняла, что он все видел.
    
Кларк отказался от второй чашки кофе и сказал, что им пора домой.
    
Кэм, продолжая превозносить своего мальчика, встал из-за стола, чтобы проводить гостей до повозки.
    
Прощаясь с Вандой, Марти храбро улыбалась и молила Бога, чтобы Кларк поторопился.
    
Вскоре они были дома. Кларк соскочил на землю и помог Марти спуститься. Домой они добрались куда быстрее, чем в гости.
    
— Ну как, справишься? — спросил Кларк во время очередной схватки, и Марти кивнула, стиснув побелевшие пальцы. — Я отправил Кэма за доктором.
    
Марти почувствовала, как ее захлестывает теплая волна благодарности. Недавний гнев на мужа, который беспокоился за нее, теперь показался ей мелочным и глупым.
    
В тот же день в пять двадцать пополудни в присутствии доктора на свет появилась маленькая девочка.
    
Мисси, Клэр и Арни с любопытством смотрели на крохотный сверток. Клэй и Нандри радовались прибавлению в семействе Дэвис не меньше младших.
    
— Мама, давай назовем ее Эльвирой, — предложила Мисси.
    
— Почему бы и нет?
    
— Здорово. Я читала рассказ о девочке по имени Эльвира в книжке, мне дал ее мистер Витл. По-моему, это красивое имя.
    
Впервые при появлении на свет ребенка Марти рядом не было матушки. Теперь всю заботу о доме взяла на себя Нандри. Марти не могла нарадоваться на то, как ловко и проворно девочка управлялась с хозяйством.
    
— Нандри, — сказала она как-то, укачивая малышку после кормления. — Ума не приложу, что бы мы без тебя делали.
   
Нандри еле заметно улыбнулась и занялась приготовлением ужина.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.