Занятия

Утро понедельника выдалось дождливым и мрачным. Небо затянули плотные облака. Выглянув в окно, Мисси расплакалась.
    
— Теперь мое новое голубое платье вымокнет, — говорила она сквозь слезы. — И ленты тоже.
    
На выручку пришел Кларк: он предложил запрячь лошадей и отвезти девочек в школу в повозке. Эта идея встретила всеобщее одобрение, и, хотя солнце так и не выглянуло, Мисси повеселела.
    
Марти упаковала завтрак для детей и лично проследила, чтобы девочки тщательно причесались и почистили ногти. Пожалуй, она волновалась не меньше Мисси.
    
Несмотря на моросящий дождь, Кларк решил взять с собой Клэра и Арни.
    
— От воды они не растают, — успокоил он Марти, — зато почувствуют, что это наш общий праздник.
    
В молитве за завтраком были упомянуты новоиспеченные школьницы — пусть они отлично успевают, с уважением относятся к учителю и пусть то, что они узнают в школе, пойдет на пользу им самим и окружающим, теперь и в будущем.
    
После окончания трапезы семейство в приподнятом настроении уселось в повозку. Кларк укрыл девочек парусиной, чтобы их нарядная одежда не промокла. Клэр и Арни, страшно довольные тем, что являются участниками торжества, устроились рядом с отцом. Видя нетерпеливые лица детей и сияющие глаза Мисси, Марти почувствовала комок в горле. Повозка тронулась.
    
— Сначала школа, потом ухаживания и замужество, глядишь — и они оставят нас навсегда, — тихо сказала она. — Оглянуться не успеем, как они покинут родительский дом.
   
Она смахнула слезы и принялась мыть посуду. Вскоре вернулся Кларк с Клэром и Арни. Теперь все заботы о младших ложились на плечи Марти: большую часть времени девочек не будет дома. Ей придется поторопиться с домашними делами, ведь впереди долгий дождливый день, а с ней остались двое неугомонных малышей.
    
Когда Кларк привез мальчиков домой, Марти переодела их в сухую одежду и подыскала каждому занятие по душе. Ей казалось, что она найдет чем развлечь сыновей, но задача оказалась куда сложнее, чем ожидалось.
    
Арни беспрерывно приставал к ней с разными пустяками, не желая заниматься игрушками. Клэр хныкал и требовал, чтобы ему тоже разрешили ходить в школу. Увидев, что переубедить мать не удастся, он стал проситься на улицу. Из окна Марти показала ему, что творится снаружи, но дождь и мокрые листья не произвели на Клэра никакого впечатления, и он принялся капризничать с удвоенной силой, похоже, считая, будто погода зависит прежде всего от матери.
    
Марти сунула каждому из сыновей по домашнему прянику. Арни поделился угощением с Мисс Пусс, но тут же пожалел о своей щедрости и дернул кошку за хвост. Та, обернувшись, наградила его вполне заслуженной глубокой царапиной. Крики Арни побудили к действию Клэра. Он бросился в погоню за кошкой, а когда Мисс Пусс спряталась за кухонной плитой, схватил метлу и попытался выгнать кошку из ее убежища, орудуя черенком. Марти усадила Клэра на стул и велела сидеть смирно, а сама тем временем промыла оцарапанную руку Арни.
    
Через некоторое время тучи рассеялись, и выглянуло солнце. Марти обрадовалась, что можно отправить Клэра погулять. Она понимала, что мальчик быстро промокнет до нитки и вернется домой, но это даст ей хоть небольшую передышку.
    
Как она и думала, Клэра тянуло к лужам, как пчелу к цветам, но они занимали его лишь до тех пор, пока его одежда не промокла насквозь. Вскоре он уже стоял в дверях, ворча, что ему нечем заняться. Приводя его в порядок, Марти пришла в отчаяние. Что она будет делать дальше? А если завтра снова пойдет дождь?
    
После полудня Кларк приехал домой перекусить. Мальчики встретили его восторженными криками, а Марти вздохнула с облегчением. После еды Кларк немного поиграет с детьми, а потом она уложит их поспать.
    
Но с дневным сном тоже ничего не вышло. Арни хныкал и пытался вылезти из кроватки, а Клэр вообще отказался спать. Поэтому, когда она позволила им встать, оба были усталыми и капризными.
    
Все встало на свои места, лишь когда из школы вернулись девочки. Арни с ликующими криками бросился к Нандри, а Клэр принялся с пристрастием расспрашивать Мисси, выясняя, действительно ли ей удалось чему-то научиться. Клэй стояла в стороне, застенчиво улыбаясь.
    
Марти пришлось повысить голос, чтобы ее услышали.
    
— Ну, как ваши дела? — спросила она.
    
— Ой, мама, — воскликнула Мисси. — Все было так здорово! Догадайся, что я теперь умею! Ну, как ты думаешь? Пойдем покажу.
    
— Мне не терпится узнать, чему ты научилась, — сказала Марти. — Но мне бы хотелось, чтобы для начала вы все переоделись и аккуратно развесили свои школьные платья.
    
Девочки послушно отправились к себе, хотя они буквально сгорали от нетерпения — так им хотелось поделиться своими новостями.
    
Разговоры о занятиях продолжались до самого ужина. Лишь Нандри молчала. Мисси тараторила без умолку, рассказывая об учителе, других детях, школьных заданиях, своей парте и потухшей печке.
    
— Знаете что? Я думаю, мистер Витл никогда в жизни не разводил огонь. Печка так дымила, ужас! Теперь ее будет топить Сайлас Стерн.
    
Она помолчала секунду и погладила кошку.
    
— Мне нравится Мэри Лу Коффинс. Она моя лучшая подруга, и еще Фейс Грэхэм.
    
Коффинсы поселились в этих краях недавно.
  
— А еще, представляете, — с озорной улыбкой продолжала Мисси. — Натану Ла Хэю нравится Клэй.
    
Клэй покраснела и запротестовала, но не слишком громко.
    
— Да-да, точно, — настаивала Мисси. — Дергает ее за косички и всякое такое.
    
Марти понятия не имела, что означает «всякое такое».
    
Потом Мисси нахмурилась и сердито сказала:
    
— А Вилли Ла Хэй ужасно противный. Такой задавака.
    
— Мисси, это что такое? — упрекнула ее Марти. — Нельзя говорить о человеке, что он противный.
    
— Господь не знал про Вилли Ла Хэя, когда устанавливал такое правило, — парировала Мисси. — Его никто не любит.
    
— Что же он такого страшного сделал?
    
— Он читает, все время громко читает вслух. Даже самый мелкий шрифт. Думает, он самый умный. И еще дразнится. Говорит, я слишком красивая, чтобы быть дурочкой. Сказал, что он мне поможет. Я ответила: «Ни за что», а он стал смеяться и сказал: «Это мы еще посмотрим». Господи, какой же он воображала. Жалко, Томми не пошел в школу.
    
Мисси сокрушенно, как взрослая, покачала головой, и Марти подивилась, когда ее маленькая девочка успела превратиться в непреклонную юную леди.
    
«Пожалуйста, — взмолилась Марти, — пусть школа не меняет ее так быстро и так сильно». Но мгновение спустя Мисси вновь стала собой.
    
— Мама, можно мне вылизать тарелку? Я так проголодалась! А еще, знаешь, мам, у Мэри Лу есть специальная коробка для завтрака, такая красная и блестящая. Я тоже хочу такую, мама! Можно мне такую же? У коробки есть ручка, чтобы носить, и надпись белыми буквами.
    
— Что там написано?
    
— Какое-то слово, я его не знаю. Но она такая красивая, правда, Клэй?
    
Клэй присоединилась к мнению Мисси.
    
— Мама, я тоже хочу такую, ну пожалуйста! — заныла Мисси.
    
— Не знаю, милая. Посмотрим.
    
— Не хочу носить завтрак в старой и страшной коробке, — продолжала хныкать Мисси. — У Мэри Лу в сто раз лучше.
    
— Посмотрим, — повторила Марти.
    
На какое-то время обсуждение этого вопроса прекратилось, но когда вернулся отец, Мисси снова взялась за свое.
    
— У Мэри Лу есть блестящая красивая коробка для завтрака, с белой надписью и ручкой. Я тоже хочу такую, папа, пожалуйста!
    
— А что, без красной коробки учиться в школе нельзя? — спросил Кларк.
    
— Это не для учебы, а для красоты, — решительно ответила Мисси.
    
«Что ж, по крайней мере честно», — недовольно подумала Марти.
    
— Посмотрим, — ответил Кларк.
    
— Мама тоже так сказала, — запротестовала Мисси.
    
— У тебя разумная мама, — усмехнулся Кларк.
    
Мисси сморщила нос, но промолчала, явно решив, что пока сделала все, что могла.
 
Постепенно жизнь вошла в свою колею. Мальчики свыклись с отсутствием в доме девочек и довольствовались обществом друг друга.
    
Девочки с головой погрузились в занятия. Мисси, смышленая и энергичная, скоро стала первой ученицей в классе, причем без всякой помощи Вилли Ла Хэя, как с гордостью отмечала она сама. Клэй тоже схватывала все на лету и поражала своими способностями учителя и Марти с Кларком. Она пристрастилась к чтению и все свободное время проводила, уткнувшись в книжку. Лишь Нандри каждое утро шла в школу с неохотой. Марти видела это и ломала голову, как помочь девочке. Она понимала, что почти все ученики в классе значительно младше Нандри, и из-за этого она чувствует себя неуютно. Марти не упрекала ее и старалась поддержать и подбодрить.
    
Маленькая сплетница Мисси постоянно держала домашних в курсе всех новостей. Однажды они с Клэй вернулись домой, захлебываясь от хохота.
    
— Знаешь, мама, — Мисси с трудом перевела дыхание, — когда мистер Витл кричит, он ужасно смешно пищит, — с этими словами Мисси передразнила учителя.
    
Пряча улыбку, Марти вступилась за мистера Витла.
    
— Мальчишки нарочно выводят его из себя, чтобы он закричал, — поведала Мисси. — Это так смешно, мама, а потом он становится такой красный и рычит страшным голосом — вот так… — Рычание шестилетней Мисси звучало просто уморительно.
    
— Мне не нравится, что вы смеетесь над своим учителем, — стараясь сохранять серьезность, упрекнула девочек Марти.
    
Мисси несколько смутилась, но тут же подняла голову и возразила:
    
— Ты бы тоже смеялась, а я смеялась совсем чуть-чуть.
    
Кроме того, Мисси постоянно рассказывала об «этом несносном Вилли Ла Хэе».
    
Вилли Ла Хэй окунул ее ленту для волос в чернильницу.
    
Вилли Ла Хэй бегал за ней с дохлой мышью.
   
Вилли Ла Хэй сунул ей кузнечика в коробку для завтрака.
    
Вилли Ла Хэй вырезал ее имя на дереве у ручья, и она еле-еле стерла написанное.
    
Она терпеть не может Вилли Ла Хэя и думает, что Господь ее за это не осудит.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.