Жизнь продолжается

Мисси тяжело переживала отъезд Томми. Его друзьям и близким разлука тоже давалась нелегко, но девочка была просто в отчаянии. Она отказывалась понять, почему Томми решил бросить их всех, и главное — ее. Марти пыталась объяснить, что случилось, но все ее старания были тщетны.
    
Матушка, занимаясь приготовлениями к свадьбе дочери, скрывала свою печаль. По тому, как она хлопочет и старается предусмотреть каждую мелочь, Марти чувствовала, что за улыбкой матушка, деловито отдававшая распоряжения, прячет боль за убитого горем сына.
    
Март подошел к концу, наступил апрель, и все вокруг пошло в рост, обещая новую жизнь и новые надежды. Нелли — с пылающими щеками и светящимся от счастья лицом — была поглощена последними приготовлениями.
    
— Мам, а те, кто женится, всегда улыбаются? — спросил Клэр после воскресной службы, во время которой он в основном вертел головой, озираясь по сторонам, вместо того чтобы слушать его преподобие.
    
Марти засмеялась.
    
— Обычно да, — ответила она сыну.
    
Клэр пожал плечами, но от дальнейших расспросов почему-то воздержался.
    
Его преподобие Натсон успел прочитать своим прихожанам уже пять проповедей, и Марти давно оставила попытки понять, о чем он говорит. Похоже, остальные тоже больше не надеялись постичь смысл сказанного, а несколько семей отчаялись настолько, что перестали посещать службу. Однако по воскресеньям здание школы по-прежнему было переполнено, хотя благоговения у прихожан явно поубавилось.
    
Ах, если бы его преподобие был чуть менее образован и говорил попроще! Марти жаждала духовной пищи — вроде той, что давало ей чтение Библии за семейным столом, — но каждое воскресенье возвращалась домой растерянная и смущенная. Она не сомневалась, что за цветистыми фразами проповеди скрывается истина, но ей так хотелась, чтобы эта истина оказалась простой и понятной, чтобы ее можно было забрать с собой и применять в повседневной жизни.
    
Однажды Дэвисы пригласили его преподобие Натсона на воскресный обед. Марти никогда не видела человека, который мог бы уничтожить в один присест такое количество жареных цыплят и пюре из овощей. Разумеется, она ничего не сказала, подавая на стол одно блюдо за другим. А когда увидела, что Кларк смотрит на его преподобие, вытаращив от изумления глаза, она с трудом подавила смешок и поспешно отвлекла внимание мужа от гостя — как бы хозяин не забылся и не сделал какого-нибудь неуместного замечания.
    
Марти и Кларк много говорили и думали о том, как относиться к пастору и его поведению. В конце концов они решили, что нужно принимать Натсона таким, как есть, и быть благодарными ему за то, что он делает. Он проделал нелегкий путь, чтобы помочь им, а значит, им остается только открыть свои сердца Слову Божьему и довериться Господу.
 
Осенью начались занятия в школе, и вместе с девочками туда впервые отправился маленький Клэр, преисполненный важности и чувства собственного достоинства. Беспокоило мальчика лишь одно: как отец будет без него управляться с хозяйством. Кларк сказал сыну, что Арни уже большой и сможет его заменить, и Клэр не без колебаний согласился.
    
О школе Клэр говорил без умолку, с удовольствием рассказывая о проказах озорных учеников и смешных случаях на уроках. Мисси порой называла брата сплетником, но это ничуть не умаляло его желания повеселить домашних забавной историей.
    
Однажды Марти сидела дома и вязала варежки к зиме. Нандри ушла на дальний выгон за брусникой. Арни «помогал» отцу, Клэй, Мисси и Клэр были в школе, а малютка Элли мирно спала.
    
Марти думала о Ванде. Уже все соседи знали, что маленький Ретт отстает в развитии, но Ванда и Кэм, казалось, не желали замечать этого. Когда Марти вспоминала о мальчике, у нее ныло сердце. Ретт наконец-то начал ходить, но все еще не пытался говорить, и было видно, что он никогда не станет таким, как другие дети.
    
Несмотря ни на что, Кэм продолжал хвастаться сыном перед соседями.
    
«Видите, какой он большой и сильный?» — спрашивал Кэм всех и каждого. «Что он будет делать, когда в конце концов посмотрит правде в глаза?» — беспокоилась Марти.
    
Шум во дворе прервал ее печальные размышления. К удивлению Марти, это была именно Ванда. Она привезла с собой Ретта. Сияющий от восторга мальчик сидел рядом с матерью — он держался за вожжи, которые не выпускала из рук Ванда.
    
Она привязала лошадей и помогла сыну спуститься на землю. Ретт принялся бродить по двору и, увидев Ол Боба, радостно заулыбался. Мальчик и собака быстро нашли общий язык.
    
Ванда взяла сына за руку и повела его к дому. Он не сопротивлялся, однако подчинился явно без энтузиазма.
    
— Марти, мне нужно с тобой поговорить, — сказала Ванда без лишних слов. Марти заметила, что ее губы дрожат. — Я знаю, люди в округе говорят, что Ретт не такой, как все, — продолжала она прерывающимся голосом. — Я все знаю. Они думают, что мы с Кэмом ничего не понимаем! Нет, Марти, мы все видим. Я догадалась об этом давным-давно, еще тогда, когда Ретт был совсем крохой. Я надеялась, что ошибаюсь, и молилась, чтобы все обошлось… но я знала уже тогда. Какое-то время я волновалась, переживала за Кэма… Я не представляла, что с ним будет, когда он узнает правду. Но однажды… однажды он сказал мне… Он тоже все понимает!
    
Ванда остановилась и прижала руку к губам. Потом вздохнула и заговорила вновь:
    
— Марти, ты когда-нибудь видела, чтобы мужчина плакал? Плакал по-настоящему… Это страшно, очень страшно. — Ванда вытерла слезы, ее голос стал тверже. — Мне так хотелось с кем-нибудь поделиться… с тем, кто может меня понять! Сначала мне было тяжело… очень тяжело. Но, знаешь, Марти, я ни о чем не жалею. Он доставляет нам такую радость! Понимаешь, — она посмотрела на Марти глазами, полными слез, — я столько раз просила Бога послать мне ребенка! И Он… Он выполнил мою просьбу! Он дал мне мальчика, который… который всегда будет ребенком. Разве я могу винить Господа в том, что Он ответил на мою молитву? Ведь мой мальчик, мой Ретт, он всегда будет со мной. Едва ли он сможет пойти в школу… Я получила ребенка, который всегда будет со мной.
    
— О, Ванда! — Марти обвила шею подруги руками, и они заплакали вместе. Когда слезы немного облегчили их душу, они заговорили о других вещах.
    
Довольный Ретт играл в кубики, возя их по кухонному полу. Поставить один кубик на другой у него не получалось.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.