Лето

Лето установилось. Погода была жаркая, и огород Мисси процветал. Каждый день она подавала к столу свежие овощи со своих грядок. Вилли купил еще несколько десятков голов скота, чтобы поддержать стадо, но ныне он предусмотрительно решил нанять больше людей для охраны и затем лишь начать клеймение животных. Вилли с Генри несколько дней были заняты строительством дома из дерна для новых работников. А когда жилище было постороено, Вилли стал готовиться к поездке в Тетфорд, где он собирался сделать хозяйственные закупки и поискать ковбоев на ранчо. Ехать решили на двух упряжках в ближайший четверг.
 
Посмотрев свой самодельный календарь, Мисси поняла, что мужа не будет целых три недели. Как бы она хотела поехать вместе с ним! Она так соскучилась по своим подружкам! Хорошо бы поболтать с друзьями за чашечкой чая с кексом, походить по магазинам. Но Мисси знала, что поездка долгая, — и удержалась от просьбы поехать с мужем. Ей бы, конечно, не составило труда смириться с неудобствами в дороге, а вот Натану в эту жару вряд ли будет комфортно в пути.
 
Мисси написала письма друзьям — Мелинде, Кэти и пастору с женой. Самое подробное письмо было адресовано миссис Тейлорсон; оно содержало исчерпывающий отчет о том, как растет Натан, что уже научился делать и что пытается делать — вплоть до того самого момента, когда Мисси дописывала это письмо.
 
Очень долго супруги составляли список вещей, которые нужно купить. Мисси старалась учесть все, что ей понадобится в следующем году, и решала, что из этого она может себе позволить.
 
Самым сложным оказался список для Натана. Сын рос быстро и взрослел с каждым днем. Что ему потребуется через год, трудно было представить. Скоро он уже будет играть на улице, значит, нужны ботиночки, брючки, другие рубашечки. Как одеть ребенка за один заход в магазин? Мисси решила, что в таком деле Вилли нужна помощь, и составила отдельный список, который муж должен был передать Мелинде. В перечень покупок, кроме всего, входили пряжа, ткани и два подарка для Вилли, один на приближающийся день рождения, другой на следующее Рождество. Мисси также просила Мелинду купить маленькую игрушку Натану на его первый день рождения.
 
Вилли спрятал в карман список для Мелинды, еще раз проверил и перепроверил свой хозяйственный список и, повернувшись к жене, спросил:
 
— Дорогая, что привезти тебе? Может, будет какой-то особый заказ?
 
Мисси выпалила не колеблясь:
 
— Привези, пожалуйста, дюжину курочек и пару петушков. Я давно мечтаю о цыплятах.
 
Вилли раскрыл рот от удивления.
 
— Цыплят? Ты хочешь цыплят?
 
— А почему нет? Представь только, что для нас значит дюжина несушек. Это вареные яйца, омлеты, яичница. Это жареный цыпленок, цыпленок на вертеле, цыпленок с клецками и еще столько всего.
 
— Это я понимаю, Мисси. Но цыплята — здесь?
 
— А что значит — здесь?
 
— У нас нет кормов для них.
 
— Так зачем? Они могут сами себя прокормить, пусть клюют траву.
 
— Птица будет голодать и может погибнуть.
 
— Тогда давай купим корма.
 
— Значит, и курятник надо строить.
 
— Они вполне могут жить в домике из дерна. Как и я. — Подбородок Мисси упрямо смотрел вверх.
 
— Ну, хорошо, — засмеялся Вилли, видя, что жена непреклонна. — Я подумаю.
 
— Вилли, это единственное, о чем я тебя прошу, — все еще строгим тоном говорила Мисси, хотя уже успокоилась, поняв, что муж постарается выполнить ее просьбу.
 
* * *
С отъездом мужа жизнь Мисси была наполнена тоской одиночества.
 
Каждый день она брала Натана на прогулку верхом, но не осмеливалась на дальние поездки и старалась выходить из дому лишь по утрам, пока солнце не очень жгучее. Когда Натан днем спал, Мисси удавалось заняться своим огородом, порой она просто шла прогуляться к ручью.
 
Иногда Мисси перекидывалась словечком с поваром. После отъезда Вилли он как будто считал себя ответственным за молодую маму с ребенком. Каждое утро он приносил Мисси воды из ручья, за что молодая женщина была ему очень благодарна. Вид прихрамывающего повара с тяжелыми ведрами в руках трогал ее до слез.
 
Избегая появляться на полуденном солнце, Мисси в самую жару оставалась в своем маленьком уютном доме, где, к ее удивлению, летом оказалось приятно прохладно. И тем не менее, Мисси не переставала тосковать по другой прохладе — по той, которой она наслаждалась, сидя в тени высоких деревьев родительского дома.
 
Прошло уже восемнадцать дней, как уехал Вилли. Мисси начала с нетерпением поглядывать на дальние холмы, тайно надеясь, что ему удастся быстро сделать свои дела и приехать раньше.
 
Как-то днем Мисси по обыкновению вперила глаза вдаль и осматривала все, что было доступно взгляду до самого горизонта. Неожиданно она увидела на склоне холма одинокого всадника, направлявшегося прямо к ее дому. Мисси очень удивилась. «Кто бы это мог быть? Это точно не Клем и не Сэнди», — вычисляла она.
 
Лошадь с всадником подъехала к дому.
 
— Женщина! — Мисси едва могла поверить своим глазам.
 
Она вышла навстречу гостье. В этот миг несчастная затворница вполне поняла, насколько сильно она скучает без женского общества. Ни поболтать, ни поделиться с подружкой, ни просто вместе посмеяться над каким-нибудь пустяком. Мисси смахнула с ресниц слезы и заставила себя успокоиться: «Еще напугаю гостью слишком бурным приемом, и она решит, что я не в себе».
 
Незнакомка спешилась. Теперь они стояли рядом, глядя друг на друга, и постепенно улыбка озарила их молодые лица. В глазах гостьи Мисси увидела то же одиночество, от которого страдала сама, и сразу почувствовала симпатию к незнакомке, совсем молодой женщине, смуглой, с темными глазами и распущенными по плечам длинными волосами. Полные ее губы, казалось, готовы были рассмеяться в любую минуту.
 
— Я так рада видеть тебя! — воскликнула Мисси, взяв гостью за руку. Та ответила теплым объятием.
 
Обе они сделали шаг назад, продолжая изучающе смотреть друг на друга.
 
— Откуда ты? — спросила Мисси.
 
К ее изумлению, гостья ответила на непонятном языке.
 
— Сожалею, — ответила Мисси, нахмурив брови, — но я не понимаю тебя. Ты говоришь по-английски?
 
Поток мелодичных слов последовал за этим вопросом, но они ровно ничего не значили для Мисси.
 
— Значит, ты не говоришь по-английски?
 
Гостья пожала плечами, и Мисси стало до слез обидно.
 
— Хорошо, пойдем в дом, — сказала она, беря незнакомку за руку. — По крайней мере, попьем чаю.
 
Проведя гостью в дом, Мисси разожгла огонь в маленькой печке и поставила чайник. Молодая женщина меж тем, увидев малыша, вскликнула от радости и склонилась над ним, агукая. Натан лежал в кроватке и нисколько не смущался присутствием незнакомки. Обернувшись к Мисси, гостья что-то быстро заговорила, и на этот раз по умоляющему взгляду женщины Мисси сумела разобрать ее слова: ей хотелось взять ребенка на руки. Мисси согласно кивнула.
 
Осторожно подняв Натана, молодая женщина нежно прижала малыша к себе и стала ласково разговаривать с ним. Малыш в ответ улыбался и лопотал по-своему. Казалось, он уловил, о чем с ним беседуют.
 
Огонь в печке быстро разгорался. Мисси подвинула чайник поближе к огню и присоединилась к разговору.
 
— Натан, — сказала Мисси, показывая на сына.
 
— На-тан, — медленно повторила гостья.
 
— Мисси, — указала на себя хозяйка.
 
— Мис-си, — гостья улыбнулась и назвала себя: — Мария.
 
Так много хотелось Мисси рассказать, расспросить, но они могли лишь улыбаться друг другу, пить чай и играть с Натаном.
 
Настал момент, когда Мария жестами показала, что ей надо идти. Мисси не могла представить, что она снова будет одна. Ей так нужна подруга!
 
— Подожди, — сказала хозяйка, — не уходи. Давай помолимся вместе.
 
Мария пожала плечами, очевидно, не понимая услышанного.
 
— Будем молиться, — Мисси показала на себя и на Марию, сложив молитвенно руки.
 
— Si, — ответила гостья, и ее лицо осветилось понимающей улыбкой. Она преклонила колени на земляном полу. Мисси сделала то же.
 
— Господи, — начала Мисси, — спасибо Тебе, что Ты прислал ко мне Марию. Хотя я не могу говорить с ней, я чувствую ее дружбу и симпатию ко мне. Господи, пусть бы Мария снова пришла ко мне вскоре, а я бы выучила немного слов из ее языка и сказала бы, как я рада ее видеть. Спасибо Тебе, Господи, что мы можем вместе помолиться, и благослови Марию на обратный путь домой, где бы ни был ее дом. Аминь.
 
Помолившись, Мисси уже собиралась подняться с колен, но ее остановил тихий голос Марии. Мисси открыла глаза — перед ней молилась гостья: глаза закрыты, лицо благоговейно поднято кверху, руки сжимают висящие на шее бусы. Голос Марии журчал словно ручеек. Мисси уловила в потоке слов свое имя, имя своего сына и «аминь».
 
Они поднялись вместе и улыбнулись друг другу. По лицу Мисси текли слезы: она никогда не слышала молитвы на другом языке, никогда не молилась с человеком другой веры. Мисси поняла, что Мария знает Господа, и в молитве они обе обрели облегчение и душевный подъем. Конечно, это Господь послал Марию к ней. Мисси подошла к гостье и крепко обняла ее на прощание.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.