Любовь обретает дом

Мисси на редкость хорошо научилась управляться с хозяйством: огород засеян вовремя, несушки в курятнике все упитанные и ухоженные. На грядках вскоре появились зеленые всходы, а в курятнике вылупились пушистые желтые комочки. Теперь даже Вилли признал, что затея с цыплятами не такая плохая. Жареные цыплята и сочная зелень на столе — и как-то жизнь идет веселее. Корова Фиалка принесла телочку, и семья Ла Хэй была надолго обеспечена молоком.
 
Рядом с домиком из дерна Вилли начал строить новый дом. Джон, как и обещал, прислал ему двух помощников и охотно давал деловые советы. День ото дня дом рос и воплощал запланированные формы, чем приводил в восторг свою будущую хозяйку.
 
Генри отселился на собственное ранчо, и Мисси очень скучала по добросердечному парню и его другу Расти. Если друзья заезжали к ней, Мисси встречала их неизменно приветливо и старалась угостить всем самым вкусным, что было в доме.
 
Меж тем бригадир Скотти недавно нанял двух новых ковбоев, чем доставил немало хлопот Мисси: она все гадала, будут ли новички участвовать в воскресных песнопениях и изучении Библии. Пока они держались в сторонке и за лидера почитали Смита.
 
Отложив на некоторое время строительство дома, Вилли отправился к Джону, у которого предполагали собраться на деловую встречу все окрестные скотоводы. Мисси очень хотелось поехать с мужем, но она утерпела: нельзя ведь мешать деловой встрече мужчин женской болтовней. Душа ее, впрочем, легко успокоилась тем, что в ближайшее время она съездит к Марии и уж тогда ничто не помешает их общению. Ее подруга Мария преуспевала в английском быстрее, чем Мисси в испанском, и молодые женщины при встречах, увы нечастых, весело смеялись над языковыми ошибками друг друга.
 
Вернувшись от Джона, Вилли был переполнен новостями. Он с увлечением рассказывал Мисси, где и как размечают площадку для железнодорожной станции, что недавно приехали строители, продана земля под основные склады (и Вилли абсолютно уверен, что не за горами строительство и других зданий). А главная радостная новость — станция будет всего в пятнадцати милях от их ранчо. Доедешь за один день. Больше не нужно будет отправляться за покупками в Тетфорд и убивать тем самым две недели. Первый поезд должен прибыть весной следующего года. Вот так.
 
При одной мысли, что рядом будет город, у Мисси перехватило дыхание. В любой момент можно поехать в город за необходимыми товарами, продуктами, пройтись по тротуару в пестрой толпе людей! Не-ве-ро-ят-но!
 
— Конечно не все сразу, не все сразу, — охлаждал то ли пыл жены, то ли свой собственный Вилли, — но что запланировано, то построят, и это наверняка. И представь, Мисси, ведь железнодорожная станция для нас — это не только пункт приема скота, там будет и почта. Мы сможем отправлять письма и получать послания от родных.
 
У Мисси забилось сердце. Неужели можно написать письмо маме и папе?! Рассказать о том, как вырос Натан, о новом доме, об огороде и цыплятах, о поваре Адамсе, этом опытном преданном работнике, которого им послал Сам Господь. Как хочется сесть и выложить все на бумаге, чтобы родные знали, как Мисси здесь живется, — а затем быстро получить ответ и убедиться, что родные здоровы и дела их благополучны. Она представила, что могут написать ей из дома в первом весеннем письме. Люк, пожалуй, уже настоящий мужчина, а Элли стала красавицей. Клэр, как и следовало ожидать, обзавелся собственной фермой. Что касается Арни, то он, вероятно, теперь обрабатывает поле вместо отца. Яблони, скорее всего, уже расцвели, трава подросла, родник почищен — чтобы летом можно было окунуться в прохладную воду, а по утрам, когда воздух еще очень бодрящий, по-прежнему слышен громкий школьный звонок.
 
Мисси живо представила родные места и, расчувствовавшись, смахнула слезу.
 
— Вилли, я и подумать не могла о таком чуде. Здесь, среди бескрайних холмов, далеко от людей — и вдруг закипит бурная жизнь.
 
— А я представлял, что такое может произойти, — с удовольствием отозвался муж. — Я рассуждал так: не один же я живу на свете, найдутся люди, которые захотят провести сюда дорогу.
 
— Вилли, ну скажи на самом деле: неужели железная дорога — это реальность? И здесь появятся люди, а не только коровы и лошади?
 
— Народу будет приезжать много, — засмеялся над недоверчивостью жены Вилли. — На поезде. А дальше людей будет развозить специальная машина или даже две. Твои родные тоже могут приехать, и мы встретим их на станции.
 
— Можно просто умереть от счастья, если не обуздать воображение, и столько всего сразу, что трудно поверить.
 
— Дорогая, только не умирай, — шутливо-серьезным тоном сказал Вилли. — У нас еще нет доктора, который тебя спасет, а ты мне очень нужна. Кому, кроме тебя, можно доверить заботу обо мне и Натане? Кто создаст уют в нашем новом доме, вселит жизнь в пустые голые стены?
 
Счастливая, Мисси стояла, прижавшись к мужу. Вилли нежно гладил ее по волосам.
 
— Новый дом я хочу закончить строить к приезду твоих родных, Мисси. Сегодня я решил отправить на продажу три десятка молодых бычков; надо уж все средства бросить на стройку. А как только Скотти вернется с деньгами, сразу поеду в Тетфорд. На этот раз, дорогая, я обязательно возьму тебя с собой. Если ты будешь вращаться только в грубоватом ковбойском обществе, то потеряешь все свое женское очарование.
 
Глаза Вилли, правда, говорили нечто другое, чем его уста: «Ты всегда будешь для меня бесконечно привлекательной, моя любимая».
 
— Думаю, я смогу стать тебе хорошим сопровождающим в поездке в Тетфорд, — наигранно важно произнесла Мисси.
 
Ее глаза искрились радостью и счастьем. Мир прекрасен!
 
— Кстати, — вспомнил Вилли, — нам надо будет сделать там продовольственный запас на зиму.
 
— Да, и еще купить банок для консервирования. Милостью Божьей у нас будет нынче такой урожай, что ни я, ни наш повар не знаем, что с ним делать.
 
Вилли радостно заулыбался.
 
— И не забудь составить полный список покупок. — Он поцеловал жену в лоб и принялся собирать инструмент. Надо было идти работать в новый дом.
 
Мисси снова услышала любимое характерное посвистывание — Вилли бодро шел к стройке.
 
Возле кухни хлопотал повар Адамс, а рядом с ним бегал маленький Натан с неразлучным своим другом Максом. Натан непрестанно что-то спрашивал и быстро-быстро говорил, Адамс отвечал ему неспешно, размеренно, а Макс участвовал в беседе молчаливо, переводя взгляд с малыша на старика и обратно, и радостно помахивал хвостом.
 
Улыбаясь, Мисси долго смотрела на них, но, вспомнив, что пора разводить огонь и готовить ужин, пошла в дом. Машинально заполняя печь лепешками, разжигая огонь, она мысленно составляла свое первое письмо родным.
 
«Дорогие мама и папа!
 
Обетование в стихах Исаии 41:10, как ты и говорил, папа, исполнилось.
 
Если бы вы видели нашего Натана! Он уже вырос большим мальчиком, очень сообразительный, любознательный. Я думаю, вы будете гордиться таким внуком. Нос и подбородок у Натана как у Вилли, а вот глаза, папа, — твои.
 
По секрету скажу: через несколько месяцев мы снова ждем прибавления в семье и очень этим счастливы. Возможно, ко времени предстоящих родов возле нас появится большое поселение, и мне не придется ехать в Тетфорд. Я молюсь, чтобы именно так и получилось.
 
Вилли сейчас строит настоящий каменный дом. Наш новый дом. Тот домик, где мы временно жили, очень маленький, но нам в нем было хорошо. Теперь же мы готовимся к переезду и надеемся, что следующую зиму проведем в новом доме.
 
Что-что, а огород мой удался. Ранней весной Вилли вскапывает землю, а я засеваю грядки. Почва здесь хорошая и воды достаточно, так что много сил мои растения не отнимают. Овощи и зелень с огорода используем все — и наша семья, и повар, который готовит еду работникам ранчо.
 
Я развела кур, этой весной они высидели восемнадцать цыплят, и потеряли мы лишь двух. Несушки дают нам ежедневно семь-восемь яиц. Думаю, что к праздничному столу на это Рождество я смогу уже приготовить жареных цыплят.
 
Теперь о соседях. К югу от нашего ранчо живут Джон и Мария. Я очень подружилась с Марией, мы часто молимся вместе. А на северной стороне от нас скоро поселится Мелинда; мы с ней подружились, пока ехали в обозе на Запад. Папа, помнишь нашего кучера Генри, которого ты нашел нам для второй упряжки? Так вот, он познакомился с Мелиндой в дороге, полюбил ее, и сейчас, как только Генри закончит строить свой дом, они поженятся и будут жить рядом с нами. Жду не дождусь, когда Мелинда приедет.
 
Дела у нас на ранчо ведет хороший, опытный бригадир и есть несколько ковбоев — Лейн, Смит, Клем, Сэнди и еще двое новеньких, Джейк и Уолт. А любимец нашей семьи и особенно Натана — повар Адамс.
 
У себя дома мы организовали церковь, это была идея Генри, и теперь по воскресеньям молиться и читать Библию приходят почти все работники ранчо, кроме Смита и двух новеньких, Джейка и Уолта. Лейн стал по-настоящему верить, но еще продолжает находиться под влиянием Смита, сердце которого зачерствело от невзгод, и он с усмешкой смотрит на жизнь. Помолитесь за них за всех. Особенно за Смита, он действительно нуждается в том, чтобы Господь отогрел его заледенелую душу».
 
Мисси поставила чайник на огонь и вышла за коровьими лепешками для печки. Она обвела взглядом гряду холмов, которые уже не казались ей скучными и однообразными, как раньше, — в каждом холме Мисси видела ныне особый характер, каждый был ей чем-то по-своему дорог. Вот на этом, ближнем к дому она впервые увидела койота. Ну, а уж склоны дальнего северо-восточного изучены Мисси как никакие другие — несколько дней она все глаза проглядела, ожидая возвращения мужа из Тетфорда. Вон холм, на котором чаще всего пасутся коровы. А это ее любимые, покрытые цветами холмики, здесь она собирает букеты. Мисси даже пересадила некоторые цветы с этих склонов к своему дому и усердно поливает их, чтобы они хорошо прижились, каждый раз с улыбкой вспоминая слова доброй миссис Тейлорсон: «Воду следует использовать по крайней мере дважды».
 
На запад от ранчо лежали горы. И хотя молодая женщина не могла видеть гор из долины, где стоял дом, она вспомнила их переменчивый вид: то они покрыты легкой дымкой, то сверкают золотом в солнечных лучах. Вилли сравнивал горы с женщинами, настроение и внешность которых бесконечно переменчивы.
 
Снова Мисси обратила взгляд на свои холмы. Как хороши они сейчас! По склонам пасутся коровы, переходя с одного места на другое; темная фигура всадника то появится рядом с ними, то исчезнет по другую сторону вершины — это ковбой разъезжает, погоняя стадо. Мисси увидела, как ему в помощь на пастбище поскакал второй ковбой. Услышав глухой стук копыт, из-под которых вздымались клубы пыли, молодая женщина вспомнила, что в это утро пропустила поездку верхом. «Надо будет завтра обязательно взять Натана на прогулку», — сказала она себе. Принесенный ветром сильный запах полыни, как всегда, бодряще подействовал на Мисси, и, полная энергии, она поспешила в дом. Мисси хозяйничала и мысленно продолжала составлять письмо домой.
 
«Вы помните, как Вилли был горд, что купил на Западе участок земли. Мне сначала здесь совсем не понравилось, но теперь я не представляю жизни в другом месте. Воздух тут такой чистый и живительный, что его можно подавать на тарелке — на здоровье. А какие красивые горы! Они постоянно меняют свой облик, словно городская модница».
 
Мисси наливала воду, топила печь и продолжала мысленно рассказывать родным.
 
«Сегодня Вилли привез потрясающую новость. Он говорит, что очень скоро рядом с нами будет железная дорога, по которой можно будет вывозить скот на продажу и перевозить пассажиров. Вилли считает, что недалек тот день, когда вы сможете приехать к нам в гости. Вы можете себе представить? Сначала я почти не поверила, а сейчас вся горю от нетерпения. Когда мы уезжали на Запад, то и мечтать не могли, что когда-нибудь покажем вам свой дом».
 
Глаза Мисси неожиданно наполнились слезами. «Мой дом, — подумала Мисси, поймав себя на мысли, что она впервые так назвала свое ранчо. — Да, это по-настоящему мой дом. Я больше не чувствую тоски по прежним местам. У нас с Вилли есть свой дом. — Радость и гордость переполняли молодую женщину. — Как хочется показать наш дом маме и папе. Им понравится, я знаю. Здесь ведь так красиво — горы, холмы, чистый ручей. Интересно, вырастет ли яблоня там, у ручья?»
 
Задумавшись, Мисси долго смотрела перед собой и вдруг точно новыми глазами увидела это маленькое жилище, где они с Вилли счастливо прожили две зимы.
 
— Я буду скучать по тебе, мой первый собственный дом, — проговорила, обращаясь к своей милой дернушке, Мисси. — Мы скоро покинем тебя, но я буду приходить сюда и вспоминать все хорошее и доброе: как мы, тесно прижавшись друг к другу, сидели за праздничным столом в наше первое Рождество; как повар Адамс, сидя вот на этой табуретке, спасал нашего сына; как за этим столом Вилли много вечеров подряд чертил план нашего нового дома. Мечты, слезы, переживания — все было здесь.
 
Мисси посмотрела вокруг себя. Что еще рассказать маме с папой? Наверное, лучше им самим приехать и увидеть все своими глазами. Лист бумаги всегда утаит что-нибудь из твоих мечтаний и надежд. Церковь и школа для Натана, его сестер и братьев, большое стадо для Вилли, хорошие соседи и друзья, с которыми можно и посмеяться и вместе помолиться, — о, сколько еще всего!
 
Гораздо лучше просто открыть дверь и, обнимая дорогих родителей, сказать:
 
— Добро пожаловать в мой дом! В дом, где живет любовь. Любовь, которая шла с нами долгим тернистым путем, росла и крепла с каждой милей. Спасающая любовь Господа, по слову Его обетованному, — к нам, детям Его. И наша любовь друг к другу и нашему сыну. Любовь! Вот что создает дом.
 
Добро пожаловать, дорогие мама и папа!


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.