Натан

Перед тем, как лечь спать, Вилли вышел проверить лошадей. Мисси заканчивала мыть посуду и собиралась укладывать сынишку.
 
— Ты становишься большим мальчиком, — говорила она малышу. — Скоро твоя крошечная кроватка станет тебе мала, и папа сделает тебе побольше.
 
— Большой мальчик, — повторил Натан, улыбаясь.
 
Мисси поцеловала его розовые щечки.
 
— Да, ты мамин большой мальчик.
 
Малыш потянулся к маме и поцеловал ее.
 
— А сейчас давай помолимся, — сказала Мисси ласково.
 
Она медленно произносила слова молитвы, чтобы малыш успевал их проговаривать. В конце он громко произнес: «минь».
 
Когда Мисси укладывала Натана в кровать, ей показалось, что он тяжело дышит.
 
— Смотри, не заболей, дорогой, — встревоженно говорила мама. — Скоро наступят теплые солнечные деньки, и ты будешь играть на улице сколько захочешь.
 
— А песик?
 
— Конечно, с песиком, как же иначе. О песике мой мальчик всегда помнит, правда? Ну вот, скоро будешь играть с Максом на улице.
 
Натан был доволен. Укрывая сынишку, Мисси натянула одеяло ему до самого подбородка и поцеловала малыша. Затем занялась хозяйственными делами; нужно было наполнить светильник маслом, наверное, вечером Вилли снова будет чертить план дома.
 
И верно, придя домой, Вилли тотчас вытащил табуретку из-под стола и взялся за план. Он никак не мог решить, где будет главный вход, чертил разные варианты, разворачивал чертеж то так, то этак. Мисси, наблюдая за работой мужа, штопала носок и тоже что-то предлагала. В конце концов Вилли пришел к выводу, что первый вариант самый удачный, и остановился на нем.
 
Завтрашний день, как предполагал Вилли, будет для него нелегким, и они рано пошли спать. Мисси долго лежала, прислушиваясь к дыханию сына, потом его заглушило сопение мужа. Но молодая женщина никак не могла уснуть, что-то беспокоило ее.
 
Кто из них первым очнулся ото сна, она или муж, Мисси не помнила. Еще не понимая, что происходит, она сидела на краю кровати, в висках стучало. Вилли уже был на ногах.
 
— Что случилось? — спросила Мисси, пытаясь различить что-то в темноте.
 
— Натан ужасно кашляет.
 
— О Боже, только не это. — Мисси соскочила с кровати, она уже слышала тяжелое, хриплое дыхание сына.
 
— Зажги светильник, — сказал Вилли, стоя у детской кроватки.
 
Ступая босыми ногами по холодному земляному полу, Мисси поспешила к столу за светильником,
 
— Вилли, что это? Что с ним такое?
 
— Не знаю. Когда ты укладывала его спать, он нормально себя чувствовал?
 
— У него было немного тяжелое дыхание, но и только. О, Господи, что же нам делать? Вилли, что это? — Мисси заплакала. Ее сердце разрывалось, когда она слышала кашель сына. «Где взять доктора? — стучало в голове. — На целые мили в округе нет доктора, нет помощи».
 
Вилли был растерян.
 
— Неужели пневмония? — заливалась слезами Мисси. — Он задыхается.
 
«Господи, мы так нуждаемся сейчас в Твоей помощи. Маленький Натан Исаия нуждается в Тебе, Господи, — кричало сердце матери. — Прошу: научи нас, что делать. Направь нам в помощь кого-нибудь, помоги нам, Господи».
 
— У тебя есть лекарства, Мисси?
 
— В доме у нас только лекарства первой помощи, остальные запакованы в коробках и ящиках, сложенных в амбаре. Я не вынимала их, не было необходимости.
 
— Я пойду в амбар, а ты оставайся с Натаном. Ему нельзя раскрываться.
 
— Нет, Вилли, ты не найдешь. Тебе придется долго там разбираться. Лучше я пойду; я знаю, в каком ящике все лежит.
 
Мисси быстро натянула сапоги, накинула на себя пальто мужа и зажгла фонарь. Она бежала к амбару, меся сапогами вязкую весеннюю грязь.
 
«Отец Небесный, — на ходу молилась Мисси, — помоги нам. У нас нет доктора. У нас нет даже соседей поблизости. Мы не знаем, что делать. Помоги нам, Господи. Я не вынесу потери сына». Слезы текли по щекам Мисси.
 
Она скоро нашла ящик с лекарствами и побежала назад к дому, продолжая молить Бога спасти ее ребенка.
 
Распахнув дверь, молодая женщина увидела мужа с малышом на руках. Вилли молился. На его лице, искаженном мукой, были слезы.
 
«О Господи! — От неожиданной мысли Мисси остановилась как вкопанная. — Это сын Вилли, его радость и гордость. Господи, если ты должен забрать нашего сына, будь рядом с Вилли. Прошу, дай ему силы перенести это. Он так любит сына, Господи, помоги нам. Если бы кто-нибудь знал…»
 
Мисси попыталась унять рыдания, но, войдя в дом, продолжала всхлипывать.
 
Она поставила деревянный ящик на стол. Не снимая тяжелого пальто, схватила лежавший у двери молоток и подцепила крышку ящика; та сразу поддалась. Мисси рылась среди лекарств, не имея представления, что искать. Вилли тем временем ходил по комнате, держа Натана вертикально и стараясь облегчить ему кашель.
 
Неожиданно без стука открылась дверь, что, впрочем, не удивило растерянных родителей, и в комнату вошел повар Адамс. Человек опытный и много повидавший, он мгновенно оценил ситуацию.
 
— Круп, — громко сказал Адамс.
 
— Что? — не понял Вилли.
 
— Круп, — повторил повар.
 
— Ты знаешь, что это? — переспросил Вилли.
 
— Конечно. Так дышат при воспалении гортани.
 
— А вы могли бы?.. — Мисси боялась договорить.
 
— Попытаться, конечно, можно. Для начала растопите как следует печь, чтобы в доме стало очень жарко, и нагрейте кипятка.
 
Вилли передал ребенка матери и, довольный, что получил хоть какие-то указания, поспешил их исполнять. Он заполнил печь коровьими лепешками, облил их маслом и затопил. Огонь очень скоро разгорелся ярким пламенем. Вилли поставил чайник прямо в пламя, но вода, казалось, не торопилась закипать.
 
Повар Адамс подвинул табуретку на середину комнаты.
 
— А сейчас дайте мне одеяло.
 
Схватив одеяло с кровати, Вилли протянул его Адамсу.
 
— Теперь нужна миска для воды.
 
Вилли снял с крючка большую миску.
 
Повар по-деловому рылся среди лекарств, разбросанных на столе, и внимательно читал надписи на баночках, сделанные матерью Мисси. Наконец он сказал:
 
— Это подойдет, дайте мне ложку.
 
Вилли подал ложку. Зачерпнув изрядную порцию мази, повар положил ее в миску и налил закипевшей уже воды. Затем протянул руки за ребенком. Мисси не понимала, что делается, но выхода у нее не было. «Этот добрый человек — наша единственная надежда», — и она протянула Адамсу своего сына.
 
— Накипятите еще воды и держите сильный огонь в печке, — сказал повар и сел на табуретку с малышом на руках. — А теперь поставьте на стол миску и накройте нас обоих одеялом. Нам нужна хорошая паровая баня.
 
Несчастные родители исполнили все, как было велено, и молча ждали. Вилли кочергой поправлял огонь в печи, Мисси нервно ходила по тесной комнате, молилась, прислушиваясь к кашлю и хриплому дыханию сына. Как медленно тянутся минуты!..
 
— Вскипела новая порция воды? — раздался голос из-под одеяла.
 
— Да.
 
— Заберите у меня миску, все вылейте и снова положите ложку мази и налейте кипятка.
 
Все сделали, как было сказано. Стараясь аккуратно приподнять одеяло, чтобы не выпустить пар, Вилли поставил миску на стол.
 
Не переставая молиться, Мисси нервно ходила по комнате, а Вилли не отходил от печи и следил, чтобы огонь не угасал. В комнате стало невыносимо жарко.
 
В этот момент Натан беспокойно зашевелился. «Неужели ему хуже?» — Мисси охватила паника.
 
— Хороший признак, — сообщил, однако, повар из-под одеяла. — Когда малыш боролся с кашлем, он не чувствовал горячего пара, а сейчас ему не нравится под одеялом, значит, ему стало легче. Дыхание у нас улучшилось.
 
«Господи, ему стало легче! — Сердце матери бешено колотилось. — Он сейчас почти не кашляет. Спасибо Тебе, Господи, спасибо».
 
У Мисси с ресниц тихо капали слезы, когда она повторяла про себя: «Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя…» Она не смогла продолжить — горячая благодарность выплеснулась из самой глубины ее сердца: «Господи, спасибо Тебе!»
 
Еще раз поменяв воду, Вилли подсунул миску под одеяло.
 
— Ребенок уснул, — шепотом проговорил повар из-под одеяла, — он дышит без усилий.
 
Да, уже слышали и родители: дыхание Натана улучшилось, он успокоился. Мисси хотела взять сына, но повар не позволил и продолжал держать ребенка под одеялом. Только с рассветом Адамс решился наконец поднять одеяло.
 
— Сделайте мне, пожалуйста, кофе, — сразу тихо попросил он.
 
Вилли убрал одеяло и миску. Мисси, продолжая пребывать в оцепенении, молча поставила кофейник на огонь и повернулась к Адамсу, который передавал спящего мальчика отцу.
 
— Сейчас уложите ребенка в постель, — сказал повар. — Но должен вас предупредить: опасность не миновала, приступ может повториться следующей ночью. При крупе именно ночью смерть чаще всего забирает больных. Еще несколько ночей вам нужно быть настороже, паровая баня поможет.
 
Мисси смотрела на маленького, страдавшего хромотой человека, совсем не обладавшего героической внешностью. Одежда его намокла от пара, жидкие волосы были липкими от пота, усталое лицо казалось особенно бледным при тусклом утреннем свете. Он был немногословен и спокоен, точно привык творить чудеса, и для него такая работа — дело обычное. Сердце Мисси переполняла благодарность к этому простому, скромному, доброму человеку. Он казался ей самым-самым хорошим из всех людей.
 
Мисси подошла к повару и тихонько коснулась рукой его щетинистой щеки.
 
— Дорогой Адамс, — произнесла счастливая мать со слезами и радостью в голосе, — вы вовсе не старый, больной ковбой. Вы ангел, посланный нам с небес.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.