Новости

Дни бежали быстро. Вилли занимался сборами в дорогу, Мисси ждала его дома. Как-то в конце недели, когда Мисси сидела за швейной машинкой, в комнату порывисто вошел Вилли.
 
— Дорогая, у меня потрясающая новость. Догадайся.
 
— Что бы там ни было, новость самая потрясающая. Я догадалась.
 
— Это грандиозно! Представь, иду я по улице, недалеко от центра, гляжу — телеграф. Зашел, так, на всякий случай — и что же? Оказывается, всего за несколько центов мы теперь можем послать телеграмму домой. Разве не здорово?
 
— Как — домой?
 
— Ну да, прямо твоим родителям доставят телеграмму.
 
— А что мы им сообщим?
 
— Просто напишем, что мы живы и здоровы. А может, скажем о нашем ребенке?
 
— Вилли, неужели? — Глаза Мисси округлились от радостного удивления. — Неужели такое возможно?
 
— Пойдем быстрее, сама убедишься.
 
Мисси поспешно пригладила волосы и надела светлую хлопковую шляпку. Вовремя вспомнив одно из правил хозяйки, она плотно закрыла окно — на случай, если миссис Тейлорсон заглянет в комнату в ее отсутствие.
 
— Аккуратно, будь осторожна. Мы успеем, мы все успеем, — приговаривал Вилли, когда они спускались по ступенькам. И тотчас вернулся к своей потрясающей новости, едва они сошли вниз: — На телеграфе сказали, что можно отправить десять слов.
 
— О Боже! — заволновалась Мисси. — Как мы скажем все в десяти словах?
 
Супруги Ла Хэй так торопились, что когда подошли к телеграфу, Мисси задыхалась от быстрой ходьбы. На телеграфе они долго писали текст, одни слова заменяли другими, переставляли, снова заменяли. В конце концов послание было составлено наилучшим образом: «Исаия 41:10 тчк Мисси остается Тетфорд тчк Внука ждите октябре тчк Передайте отцу», и Вилли вручил телеграмму и деньги служащему за стойкой.
 
Каким утешением для родных будет эта телеграмма! Мисси почувствовала, как сердце ее сжалось от волнения, когда она представила восторг родителей.
 
— Вилли, а твой отец не рассердится, что телеграмма пришла не ему и он узнал все из вторых рук?
 
— Наоборот, мой отец, решит, что я последний болван, если я буду швыряться деньгами, посылая две одинаковые телеграммы в один город.
 
— Когда придет к ним сообщение, как ты думаешь?
 
— На телеграфе сказали, через пару дней. Только бы ничего не помешало. — Вилли взял жену под руку и направился к выходу из помещения телеграфа. — Дорогая, я отведу тебя домой, а сам вернусь грузить в фургон инструменты и продукты.
 
— Не нужно меня провожать, я прекрасно дойду сама. Что я, не знаю дорогу? Незачем напрасно тратить время. Кстати, а где Генри?
 
— В кузнечной мастерской. Генри очень помогает мне, я без него как без рук.
 
— Его снова приглашали в гости?
 
— В городе он тут был. А вообще-то я не расспрашивал о его делах.
 
— Нетрудно догадаться, как у него идут дела, — улыбнулась Мисси.
 
— Бедный Генри, мне он очень нравится. И вот однажды какая-нибудь хорошенькая барышня, вроде тебя, запустит коготочки в его сердце, и все, парень пропал, — вздохнул Вилли. — Итак, дорогая, встречаемся в шесть.
 
Мисси шла в свой новый дом. Стояла удушающая жара, но от сознания, что ныне ее с родителями связывает пусть тоненькая, но живая и прочная ниточка, на душе было легко. Она снова представила родных, как они получают телеграмму, как сразу приостанавливают все дела и молятся за своих детей и еще не родившегося малыша. Чувство и радости и тихой грусти нахлынуло на молодую женщину.
 
Придя в свою комнату, Мисси широко распахнула окно и легла на кровать. Садиться за швейную машинку больше не хотелось.
 
Еще немного, и обоз отправится на юг. Вилли поедет на свое ранчо. Как бы она радовалась, если бы была рядом с мужем! Нелепая мысль спрятаться в фургоне и поехать тайком вдруг пришла Мисси в голову. Но, конечно, как только Вилли обнаружит ее, сразу отправит назад. Выхода нет. Вилли уедет, а она останется.
 
«Боже, помоги мне! Мне так нужна Твоя помощь именно сейчас». Слезы потекли по лицу молодой женщины. И тут Мисси услышала тяжелые шаги по лестнице. Она вскочила и быстро закрыла окно.
 
— Мисси, к вам гости, — громко сказала хозяйка. — Это дамы, я провела их в гостиную.
     
Мисси быстро спустилась вниз. Кэти Вайсс и Мелинда Эмори радостно, с объятиями и поцелуями, поднялись ей навстречу.
 
— Генри объяснил нам, где тебя найти, — сказала Кэти.
 
— Я очень рада, что вы пришли. А то лежу в комнате, грущу — мне так жалко себя бывает.
 
— У тебя есть причины для грусти, и мне бы на твоем месте было нелегко. — Мелинда сочувственно пожала руку Мисси и тихо добавила, поймав на себе полный сострадания взгляд молодой женщины: — По правде говоря, я сама не знаю, как я все это вынесла. — В глазах Мелинды застыли слезы.
 
«Я-то расстаюсь с мужем не навсегда, — подумала Мисси, — через несколько месяцев мы снова будем вместе. А у Мелинды случилось в жизни большое горе». И молодая женщина постаралась увести разговор от больной темы.
 
— Я пытаюсь спорить с Вилли, настаиваю, чтобы он взял меня с собой, но муж неумолим. Он стал совсем как сумасшедший… Ну, после случая с Бекки.
 
— И Вилли прав, — сказала Кэти, — я понимаю его чувства. Всякое бывает. Но ему наверняка тоже очень тяжело.
 
— Конечно, и он переживает, — вставила Мелинда, — однако мужчины в таких ситуациях более разумны. Нам, женщинам, все невыносимо, мы излишне сентиментальны, чтобы быть практичными.
 
— Видимо, — согласилась Мисси. — Значит, получается, что я лишь создаю сложности для мужа.
 
— Я думаю, он был готов к твоим слезам. Вряд ли Вилли удивился, что ты не хочешь оставаться без него в городе, — успокаивала подругу Кэти.
 
— Ты уже все устроила? — решила отвлечь молодую женщину Мелинда.
 
— Да, похоже, — с воодушевлением ответила Мисси. — Я оставила себе как можно меньше вещей, чтобы потом легче было. Взяла вот швейную машинку — будет чем занять время, да и для малыша все хочу приготовить. И вообще я люблю шить.
 
— Я тоже, у меня была машинка. — Голос Мелинды зазвенел было радостью, но тотчас дрогнул, и неловкая пауза приостановила разговор. В памяти трех подруг опять с неизбежностью всплыло трагическое происшествие на реке.
 
— Если хочешь, приходи ко мне в любое время, будем шить вместе, — решилась нарушить молчание Мисси.
 
— Можно? — робко переспросила Мелинда.
 
— Конечно, я же не собираюсь шить каждый день с утра до вечера целых три месяца.
 
— Большое спасибо, миссис Ла Хэй, я очень ценю вашу доброту, — улыбнулась Мелинда.
 
— Пожалуйста, зови меня просто Мисси.
 
— Меня тоже можно называть моим коротким именем.
 
— Мелинда подходит тебе. Мне нравится, — в подтверждение своих слов Мисси кивнула и продолжала: — Я слышала, ты нашла работу.
 
— Да, верно.
 
— Тяжелую?
 
— Похоже. Но у меня будут деньги. И потом, ведь ненадолго — до открытия школы. А с моей зарплатой и твоей швейной машинкой я смогу начать учебный год в модной одежде, — гордо объявила Мелинда.
 
— Я тоже была учительницей до замужества.
 
— Да-а? — Лицо Мелинды вытянулось от удивления. — Ну, тебя, конечно, любили дети.
 
— Надеюсь. В любом случае, мне нравилось работать, и я скучаю по своим ученикам.
 
— Я тоже хочу иметь какую-нибудь профессию, — включилась в разговор Кэти. — Мне бы сейчас подыскать работу, чтобы помочь отцу, пока он не открыл кузнечную мастерскую. Но что я могу найти, если у меня нет специального образования? Да и отец не хочет слышать о том, чтобы я пошла работать.
 
— Подожди, скоро твой отец наладит свое дело, и тогда все у вас устроится.
 
— Спасибо, — улыбнулась Мелинде Кэти. — Я тоже в это верю. Правда, и меня бы хватило на большее, чем просто содержать дом.
 
— Ты любишь шить? — поинтересовалась Мисси.
 
— Честно говоря, не знаю. Я никогда не пробовала.
 
— Так давай я тебя научу. Моя машинка благодаря Мелинде, тебе и мне будет жужжать не переставая.
 
Все три «портнихи» весело рассмеялись; было очевидно, что и Мисси, и Кэти, и Мелинду поддерживает одна мысль: они смогут много времени проводить вместе.
 
— Согласна! — звонко сказала Кэти.
 
За разговором подруги не услышали шагов миссис Тейлорсон, которая уже стояла за дверью.
 
— Я, барышни, принесла вам чаю, — сказала она, входя в комнату с подносом. — Всех, кто приходит в мой дом, я считаю своими гостями. А гостей должно попотчевать.
 
— Вы такая добрая, миссис Тейлорсон! — воскликнула Мисси, польщенная вниманием хозяйки. Она представила своих подруг и попросила разрешения приглашать их часто.
 
Хозяйка оказалась на удивление довольна таким поворотом дела. «А миссис Тейлорсон, похоже, недостает женского общества, ей просто-напросто не с кем поболтать, — посетила Мисси мгновенная догадка, — вот она и рада принять гостей».
 
Чай пили с печеньем. Болтали обо всем на свете, и хозяйка с очевидным удовольствием присоединилась к беседе. Когда же молодые женщины собрались домой, миссис Тейлорсон горячо приглашала их приходить снова. «Без всяких церемоний, в любое время», — подчеркивала хозяйка.
 
Кэти и Мелинда взяли с Мисси обещание навестить их.
 
Проводив подруг, Мисси поднялась к себе в комнату. Настроение улучшилось. День ее складывался хорошо: сначала телеграмма родным, затем посещение подруг как заверение, что она не останется одна после отъезда мужа, — все это знаки истинной заботы Отца Небесного. От ясного ощущения присутствия Господа в ее жизни теплая волна радости и счастья залила душу Мисси.
 
Однако едва она закрыла дверь комнаты, как тяжелые мысли о неизбежном отъезде мужа снова навалились на Мисси. «Как я проживу эти три месяца без Вилли?» — в который уж раз заныло сердце бедной женщины.
 
Мисси подошла к окну. За окном унылый, безрадостный вид. Чтобы не пасть духом, Мисси старалась воскресить в себе уже изведанное знание о заботе Отца Небесного и Его присутствии в каждом человеке.
 
Из задумчивости молодую женщину вывел шум шагов. В комнату вошел Вилли со странной грудой брезента и положил ее на пол.
 
— Что это? — удивилась Мисси.
 
— Снаряжение ковбоя. Мне это очень нужно, — уточнил Вилли.
 
— Снаряжение?
 
— Ну да. Снаряжение для верховой езды, я ведь буду работать на пастбище.
 
— Ты собираешься ехать в этом?
 
— Конечно. Может, такое одеяние выглядит немного странно, зато оно лучший друг ковбоя.
 
— Как ты думаешь использовать это? — Мисси не решалась перейти на более конкретное слово.
 
— Смотри, — Вилли поднял кусок брезента, — это гетры ковбоя. Их надевают поверх брюк, вот так. Плотный брезент защищает наездника от непогоды, шипов кактусов и других возможных неприятностей. Тебе тоже надо будет купить такое.
 
Мисси засмеялась и, показывая на кусок красной ткани, спросила:
 
— А это что?
 
— Шейный платок. Его свободно повязывают вокруг шеи. Вот так. — Вилли, с удовольствием демонстрируя ценное приобретение, обмотал платком шею. — Когда ты скачешь на лошади, мошка и пыль попадают в нос, в рот, забивают все, и становится трудно дышать. Тут и пригодится этот платок, гляди, натягиваешь его на нос, во-от так… Что ты смеешься, Мисси?
 
— Я думала, это маскировочный платок для ограбления банка.
 
— Вероятно, некоторым он именно такую службу и сослужил. Я вспомню твои слова, когда соберусь грабить банк. — Вилли подмигнул жене.
 
Мисси не без настороженности рассматривала странное одеяние мужа. Теперь нужно еще привыкнуть к этим брезентовым штанам. Она представила себя в подобном снаряжении и улыбнулась.
 
— Думаю, я-то пока обойдусь. Сладить с дождем и кактусами можно и без этого.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.