Новый дом для Мисси

Ожидание Рождества, приготовление к нему и радостное празднование — все осталось позади, и опять с монотонной скукой потянулись зимние дни. Временами Мисси казалось, что она больше не выдержит жизни в тесной, душной хижине, но тяготы молодой женщины скрашивал маленький сын. Мисси такой любовью и заботой окружала малыша, что иногда начинала не на шутку беспокоиться: не избалует ли она свое дитя? Натан был в общем спокойным ребенком, но стоило ему захныкать, как Мисси немедленно брала крошку на руки, успокаивала и ласкала его. На эти ласки Натан отвечал радостной беззубой улыбкой, хлопая маленькими ладошками по маминому лицу.
 
Когда ребенок спал, Мисси делала домашнюю работу. По-прежнему утомляла ее стирка, которая отнимала и силы и время. А постирав, нужно было развешивать вещи на просушку по всей и без того тесной комнате. Но зато как приятно надевать чистую, хорошо пахнущую одежду! Пища в основном была простой, и ее приготовление особых усилий не требовало. Изредка кто-нибудь из ковбоев приносил дичь, и тогда Мисси готовила жаркое или варила студень. Каждое утро у дверей дома она обнаруживала достаточную на день стопку коровьих лепешек — кто из ковбоев живо помнил ее слова благодарности на празднике Рождества? — так что и с топливом у нее больше никаких проблем не было.
 
По утрам Мисси и Вилли читали Библию. Другие же книги они даже не распаковывали — в тесной комнатушке им не нашлось бы места, и днем молодая женщина часто не знала, чем себя занять. Еще до Рождества у нее закончились нитки для вязанья, и временами Мисси приходилось тяготиться бездельем.
 
Эту проблему, впрочем, легко улаживал Натан. Малыш быстро набирал в весе, уже лопотал по-своему, хватал все, что попадалось под руку. Теперь за ним нужен был глаз да глаз. Оставлять его на постели без присмотра стало небезопасно, он мог легко скатиться с кровати и упасть на пол. Позволить же ребенку ползать по полу молодая мама не могла: пол был холодный и грязный.
 
Отец безумно любил малыша, но дела хозяйства заставляли его много времени проводить вне дома. «Если бы не Натан, — часто подшучивала над мужем Мисси, — мне не довелось бы тебя часто видеть. Потому что ты бы переселился к своим драгоценным коровам». А когда сын еще подрос и начал при виде отца радостно верещать и смеяться, Вилли стало еще труднее уходить по утрам из дома.
 
Время шло. Мисси все веселее выглядывала из своих окошек на улицу. Пожалуй, можно было надеяться, что худшие дни долгой зимы позади. Но однажды с севера подул холодный колючий ветер, над долиной в мгновение ока нависли темные тучи, и, поглощая все на своем пути, повалили снежные хлопья. Порывы резкого ветра все усиливались. И случилось же ковбоям в этот момент непогоды находиться вдали от стада! Они тотчас вскочили в седла, готовые мчаться в каньон, однако Вилли, понимая, что направлять людей на пастбище в такую бурю безрассудно, велел всем оставаться дома. Приходилось лишь надеяться, что коровы сами найдут укрытие.
 
Снежная буря продолжалась два дня, все вокруг завалило сугробами. Дом Вилли и Мисси был по самую крышу занесен снегом, и хозяевам пришлось ждать, пока ковбои откопают их жилище. Но как только узникам удалось освободиться из снежного плена, все бросились в каньон проверять стадо.
 
Три дня мужчины прочесывали местность в поисках коров, а результат оказался неутешительным: по крайней мере семьдесят пять голов были потеряны в снежную бурю. Мисси плакала. И хорошо видела расстройство и тревогу в глазах мужа, хотя Вилли старался успокоить жену, уверяя ее, что коровы еще, возможно, найдутся. «Да и кроме того, неудачи неизбежно случаются в жизни время от времени», — подбадривал он Мисси. Однако оба они равно нуждались в утешении и поддержке, которые нашли, обратившись к Библии, к строкам из Исаии.
 
В конце февраля одна из коров отелилась. Мисси летала от счастья, словно ее одарили сокровищем. Она даже забыла о потере неделю назад части стада. С молоком в доме перед хозяйкой открывались чудесные возможности значительно улучшить и разнообразить питание семьи.
 
«Будь в хозяйстве еще яйца, невероятно много вкусных вещей можно было бы приготовить», — думала Мисси и непременно решила что-нибудь тут предпринять.
 
* * *
Наконец наступила весна. Приход весны был медленным, почти незаметным. Но как-то утром, выйдя на улицу, Мисси особенно явственно ощутила в воздухе теплое весеннее дуновение. Сугробы уменьшались прямо на глазах, здесь и там открывались темные пятна проталин. Побежали тонкие ручейки талой воды, низкорослые кустики покрылись легкой зеленой дымкой.
 
Конечно, Мисси тосковала по деревьям, на которых весной бурно распускаются почки, по буйно цветущим кустарникам; перед ее взором ныне расстилались лишь голые холмы. Какова же была радость молодой женщины, когда она нашла на прогалинах несколько робко распустившихся цветочков. Мисси не могла удержаться и нарвала маленький букет — так приятно будет украсить им стол в комнате! Цветы были поставлены в жестяную чашку, но в сумраке, который царил в доме, оказались почти не видны — чтобы порадоваться их весенней красоте, приходилось низко наклоняться над столом. Тем не менее крошечный букетик поднимал настроение Мисси, уверенно возвещая о конце долгой, нудной и тоскливой зимы.
 
Снег взялся бурно таять уже повсюду. А на пастбищах в это весеннее время всегда прибавляется хлопот, ковбоям пришлось работать от зари до зари. Коровы начали телиться, и почти каждый день в стаде появлялось молодое, еле держащееся на ногах прибавление; на бока милым трогательным телятам сразу ставили клеймо с буквой «В». Мисси не очень нравилась эта процедура, даже буква «В», льстиво говорящая о любимом ею имени, не меняла сути дела. Но Вилли лишь посмеивался над брезгливой щепетильностью жены:
 
— Так положено, все животные должны быть клеймеными. Весной коровы с телятами разбредаются по холмам, и ковбоям нелегко будет собирать их в стадо. Еду и я на несколько дней — помочь загнать животных в каньон.
 
Прощаясь, Вилли нежно поцеловал жену и сына.
 
* * *
Когда коровы и телята были собраны, ковбои насчитали сто девяносто восемь голов взрослых животных и сто шесть — молодняка.
 
— Даже с вычетом зимних потерь у нас больше скота, чем было сначала, — подытожил Вилли.
 
Для весеннего клеймения животных в каньон отправили несколько фургонов. Один фургончик отвели под кухню и столовую, другой служил складом для провизии, а еще один был даже кузнечной мастерской.
 
Животные быстро привыкли к ограниченному пространству каньона, вели себя спокойно, почти непрерывно жевали траву и, насытившись, тут же улеглись на ночь.
 
Разделившись на пары, ковбои решили вести наблюдение за скотом круглосуточно. Первыми на дежурство отправились Вилли и Сэнди. После полуночи их сменили Генри и Клем, а Вилли и Сэнди пристроились у разведенного возле кухни огня и пили горячий кофе, стараясь согреться перед сном. На сон у них было всего несколько часов, утром с первыми лучами солнца нужно продолжать клеймить коров и телят.
 
Незадолго до захода солнца Генри и Клем вдруг заметили, что животные ведут себя беспокойно, громко мычат, беспорядочно перемещаются, но ковбои не сразу догадались, в чем дело. А когда поняли, что в стаде орудует банда угонщиков скота, было поздно — дельцы, их было как минимум пятеро, уже уводили добрую часть животных. Не прозвучало ни одного выстрела. Генри и Клем бросились вдогонку, но им удалось отрезать лишь отставших животных. Вилли, Сэнди и повар, спавшие в фургоне, выскочили, как только услышали шум и гвалт, но было уже поздно.
 
Наутро удрученные ковбои отправились поискать животных, которые могли в сутолоке затеряться. Когда собрали остатки стада, потрясенный Вилли насчитал пятьдесят четыре коровы и тридцать два теленка. Это был разгром его дела. Вилли заранее был готов к потерям из-за непогоды и угонщиков, но он надеялся, что эти потери не будут такие огромные и не случатся так скоро. «Почему, — спрашивал он себя, — я считал, что меня обойдет это зло — угонщики, когда многие ранчо были полностью разорены ими? Мне еще повезло, что не весь скот угнали».
 
Вилли пытался держаться бодро, но душа ныла и ныла от боли. Сможет ли он снова встать на ноги? Сколько времени для этого понадобится? «Если бы у меня хватило терпения поработать еще годик дома, если бы я не спешил так на ранчо, — корил он себя, — сейчас у меня были бы деньги, чтобы покрыть зловещие неудачи».
 
Ныне же у него оставались деньги лишь на дом для Мисси. Как он скажет ей об этом? Вилли с невольным стоном представил широко распахнутые доверчивые глаза жены, исполненные болью, страхом и разочарованием.
 
И сказать жене о случившемся невыносимо трудно, и не сказать нельзя. Мисси должна знать о серьезности их положения. Но что Вилли решил для себя твердо: он всеми способами будет стараться сохранить спокойствие своей жены.
 
* * *
Разговор наконец состоялся. Вилли, осторожно заведя речь о неизбежности некоторых потерь скота, как бы между делом сообщил и о случившемся. Мисси отнеслась к страшной новости мужественно и внешне спокойно, хотя, конечно, ей было очень горько за мужа. «Если бы я могла хоть чем-то помочь Вилли!» — сокрушалась она.
 
В сердце Мисси меж тем закралась надежда: вдруг Вилли, испытав свою мечту, удовлетворился и захочет вернуться домой? Однако у Вилли, вопреки ее чаяниям, были совсем другие намерения — очень скоро он объявил своим работникам, что приступает к строительству постоянного дома.
 
Теперь уже Мисси решилась на разговор.
 
— Милый, я слышала, вы обсуждали строительство дома.
 
— Да, если мы хотим въехать в свой дом к осени, нужно начинать строить уже сейчас.
 
— Но, Вилли, — мягко пыталась возразить жена, — разве мы можем сейчас позволить себе такой расход?
 
— О чем ты?
 
— Ну, — вздохнула Мисси, — о потере скота, например.
 
— Это ничего не меняет. Деньги на дом были отложены заранее.
 
— А на что же мы будем восстанавливать стадо?
 
— Придется подождать.
 
— Но, Вилли, если у нас не будет стада и мы не сможем продавать коров, то…
 
— Я обещал тебе дом, и это самое главное. Мы не можем позволить себе сейчас и то и другое, потому давай я сдержу обещание.
 
— Вилли, дорогой мой, я помню о твоем обещании, — начала говорить Мисси, где-то в глубине понимая, что позже пожалеет о своих словах, и одновременно сознавая, что обязана эти слова сказать. — Я знаю, что ты его выполнишь. Но, мне кажется, можно немного повременить. Давай пока останемся в этом доме и отложенные деньги используем на восстановление стада, наладим продажу скота. А на следующий год уже построим настоящий дом.
 
Мисси видела, как тяжело мужу дается не отступать от своего решения. Борясь со своими чувствами, он только крепко сжимал челюсти. А Мисси продолжала уговаривать:
 
— Вилли, поверь, я действительно считаю, что стадо для нас сейчас важнее дома.
 
— Но ты не можешь жить в этой хижине еще целый год!
 
— А почему? — искренне удивилась Мисси. — Я уже привыкла. Комната небольшая, но теплая. Сейчас весна, мы с Натаном будем в основном на воздухе, а к осени он уже подрастет, проблем станет меньше. Мы справимся, уверяю тебя.
 
Муж с женой долго молчали, глядя друг на друга, — точно кто-то взвешивал на весах все «за» и «против». Конечно, дом маленький и неудобный. Но если оставаться на ранчо, то надо в первую очередь восстанавливать стадо, без коров здесь не прожить, это ясно. А сомневаться в том, что Вилли не сдастся и не покинет горячо полюбившиеся холмы и долины, не приходилось.
 
«Боже! — молилась молодая женщина. — Не оставь нас в эту трудную минуту жизни! Мне нужно сейчас поддержать мужа, а я слаба. Пошли мне силы, Господи». И умиротворение снизошло на нее.
 
Вилли крепко обнял жену, и она поняла: муж принял ее жертву. Тихонько вытянув руку, Мисси коснулась щеки мужа. По его лицу бежала скупая мужская слеза. Слезы ручьем текли и по щекам Мисси. В этот момент они стали еще ближе друг другу.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.