Первый день пройден

Когда Мисси открыла глаза, она удивилась произошедшим вокруг переменам. Стало значительно прохладнее. Солнце, нещадно палившее весь день, светило ныне дружелюбно и мирно.
 
В воздухе приятно и терпко пахло дымком костра и готовящейся пищей. Запах еды и кофе напомнил Мисси, что она голодна. Теперь, окончательно проснувшись, Мисси смущенно оглядывалась. Возле соседних фургонов женщины готовили ужин, поддерживали костер, грели воду, только Мисси бездельничала. Что подумают о ней? Скоро вернется Вилли, а она даже не развела костер.
 
Мисси быстро пошла к своему фургону, на ходу поправляя юбку и завязывая волосы на затылке. Сделав несколько шагов, она вдруг поняла, что костер, горевший возле фургона — ее костер, а вкусный запах мяса и кофе идет из ее собственных кастрюль. Вилли выглянул из фургона. Он по-прежнему озабоченно всматривался в лицо жены, но, увидев ее отдохнувшей, облегченно вздохнул.
 
— Тебе лучше. Как ты себя чувствуешь, дорогая?
 
— Хорошо. Правда, просто прекрасно… — начала она, запинаясь, и затем сказала совсем тихо: — Мне ужасно стыдно.
 
— А что такое? Почему? — поинтересовался Вилли с нежностью в голосе.
 
— Ну как же, я заснула посреди дня, отдыхала, а тебе пришлось разводить костер, готовить еду. Даже кофе сварил. Что подумают обо мне? Моему мужу приходится работать за двоих — за себя и за жену.
 
— Это мелочи, с которыми нам неизбежно придется мириться. К тому же костер развел Генри. Он очень хотел есть.
 
— Так он поел?
 
— Конечно. Он торопился, и я догадываюсь, куда. С нами в обозе едут две молоденькие девушки, и, похоже, Генри пошел познакомиться с ними. — Вилли лукаво подмигнул и опять исчез внутри фургона.
 
— Почему ты не выходишь из фургона, Вилли? Что ты там делаешь? — недоумевала жена.
 
— Я ищу хлеб. Ничего не могу найти в этих горшках, жестянках и коробках. Куда ты положила его? Генри пришлось проглотить еду без хлеба, но я так не могу, к ужину мне нужен хлеб.
 
— Неужели? — улыбнулась Мисси и покачала головой. — А хлеб у тебя под носом. — Она забралась в фургон. — Дай-ка я достану. Мама напекла нам в дорогу вкусных пирогов, чтобы мы в наш первый ужин вспоминали о доме.
 
Когда Мисси доставала хлеб и пироги из глиняного горшка, куда их сложила Марти, ей на глаза попалась миска для теста. И в памяти сразу всплыла щемящая сердце картинка: мать с раскрасневшимся лицом наклонилась над печкой и вынимает пироги, которые испекла для отправляющихся в дорогу детей.
 
Вилли, почувствовав настроение жены, обнял ее и прижал к себе.
 
— Твоя мама еще долго будет тосковать. Как и ты. — Вилли нагнулся к жене и нежно поцеловал завиток ее волос.
 
— Надеюсь, — прошептала она.
 
— Мисси? — Голос Вилли дрогнул. — Ты абсолютно уверена в себе? Еще не поздно вернуться. Если ты сомневаешься, если чувствуешь…
 
— Ни за что, — решительно ответила Мисси. — У меня нет ни капли сомнений. Мне хочется как можно скорее увидеть участок, который ты купил, и дом, который мы построим. И ты это знаешь. Конечно, я буду скучать по родителям и дому, особенно первое время. Ну что ж, мне придется повзрослеть. Все когда-нибудь становятся взрослыми.
 
Вилли улыбнулся. «Эх, я! — взялся он корить себя. — Решил, что моя жена эгоистична и примет от меня такую жертву — отказ от заветной мечты!»
 
— Дорога будет нелегкой, Мисси. Ты понимаешь это?
 
— Понимаю.
 
— И даже когда мы доберемся до места, не будет легче. Дома еще нет. Нет церкви, нет соседей. Тебе будет всего этого не хватать.
 
— У меня есть ты.
 
Вилли снова обнял жену.
 
— К сожалению, я не смогу заменить тебе всего, что ты теряешь. Но я люблю тебя, Мисси, очень люблю.
 
— Больше мне ничего не нужно. Пока ты меня любишь, у меня все будет получаться. — Она поднялась на цыпочки и поцеловала мужа. Затем мягко высвободилась из его объятий. — Давай поужинаем. Что ты там приготовил? Я ужасно проголодалась.
 
— Боюсь, ты умеришь свой пыл, как только попробуешь мою стряпню, — смеясь, сказал Вилли. Мисси улыбнулась в ответ и отрицательно покачала головой.
 
После ужина, подождав, пока жена вымоет посуду, Вилли достал Библию. Ее замшевая обложка была аккуратно обернута бумагой.
 
— Вот что я думаю. Утром нам теперь некогда читать Библию; собираясь в путь, мы будем торопиться. Давай читать по вечерам, пока светло.
 
Согласно кивнув, Мисси устроилась рядом с мужем, и Вилли открыл Библию на странице, которая была заложена красной лентой.
 
— Твой отец отметил кое-какие места для нас. Утром, когда Кларк передавал мне Библию, он прочел некоторые стихи и советовал читать Библию каждый день, пока мы не почувствуем, что она по-настоящему вошла в наши сердца. Вот слушай. — И он ровным голосом начал читать: — «Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей».
 
О чем-то глубоко задумавшись, Вилли закрыл Книгу.
 
— Чудные стихи. — Голос Мисси дрогнул и выдал молодую женщину — сердечко ее трепетало. Мисси закрыла глаза, и ей казалось, что она ясно видит отца, сидящего за кухонным столом с Библией в руках, а вокруг него собралась вся семья. Отец был духовным стержнем в семье. Но сейчас для нее все изменилось. Вилли, ее муж, ныне глава их дома. К нему Мисси будет приходить и в минуту печали и в минуту радости. Больше она не маленькая дочь своего отца, а взрослая замужняя женщина. Отец вручил ее Вилли, чтобы муж поддерживал ее и заботился о ней. Кларк любил Мисси. Его отеческая любовь и молитвы всегда оберегали девушку, и теперь он был рад, что его дочь под защитой такого сильного мужчины, как Вилли. Мисси нашла правильное место в жизни.
 
Муж и жена взялись за руки и стали молиться.
 
— Господи, благодарю Тебя, что Ты не покинул нас с Мисси в этот трудный первый день, — тихо говорил Вилли, — как не покидаешь Ты и наших оставшихся дома родных. Внеси покой в их сердца, пока мы с Мисси вдали и учимся жить самостоятельно. Что бы ни было с нами, Господи, не оставь нас с Мисси во все время пути, укрепи дух наш! И прошу Тебя, Господи, поддержи здоровье моей жены, — при этих словах голос Вилли дрогнул.
 
Услышав волнение в голосе мужа, Мисси окончательно решила сегодня не затевать серьезный разговор. «Зачем тревожить Вилли? Я скоро привыкну к дороге и стану чувствовать себя лучше, — решила молодая женщина. — Да кроме того, возможна и ошибка. Надо еще повременить. А когда свежий воздух и движение пойдут мне на пользу, сил у меня прибавится, и Вилли сам увидит, что я стала крепче и здоровее. Тогда-то я и открою ему свою маленькую тайну», — и Мисси улыбнулась, предвкушая радость мужа.
 
Если бы можно было поделиться своими переживаниями с родителями! Она бы заглянула в их лица и похвалилась: «Ну вот, вы скоро станете бабушкой и дедушкой. Что скажете?» Родители, конечно, радостно обнимаются, их лица сияют счастьем. Здорово было бы объявить такую новость! Но пока никто не должен знать. Даже Вилли. Мисси вздохнула — что ж, она подождет.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.