Попутчики

В этот день Мисси, приложив некоторые усилия, обзавелась знакомыми среди попутчиков.
 
Найти миссис Коллинз, казалось ей, просто: надо идти туда, где плачет малыш. И Мисси не ошиблась: когда обоз остановился в полдень на отдых, она легко обнаружила походный дом семьи Коллинз. Он оказался по соседству, всего через несколько фургонов. Миссис Коллинз готовила обед. Стоявший рядом маленький мальчик дергал ее за юбку, а плачущая малышка не давала ни минуты покоя.
 
Мисси приветливо улыбнулась и представилась.
 
— Мы уже пообедали, — сказала она. — Вот я и подумала: мне уже делать нечего, а вам вдруг нужна какая-нибудь помощь? Я могу заняться с малышкой, пока вы готовите обед.
 
— О, я буду очень благодарна вам! — Вздох облегчения вырвался из груди миссис Коллинз. — Они ничего не дают мне делать. Мэгги, перестань плакать. Джо, посиди спокойно. — Мать отстранила от себя мальчика. — Подожди немного, сейчас мама приготовит поесть.
 
Джо шлепнулся на землю и громко заплакал, к нему с ревом присоединилась Мэгги. Подхватив малышку на руки, Мисси пошла к своему фургону. С мальчуганом матери придется справляться самой.
 
Держа девочку на руках, Мисси ходила вдоль фургона, укачивала и баюкала ее, и Мэгги наконец уснула.
 
Когда Мисси вернулась к походному дому Коллинзов, хозяйка, накормив мужа и сынишку, уже мыла посуду. «Нашлось ли у нее время поесть самой?» — подумала Мисси.
 
Джо сидел на одеяле; он больше не плакал, но на щеках остались грязные разводы от слез. Ему явно хотелось спать.
 
— Спасибо, большое спасибо, — миссис Коллинз признательно улыбнулась. — Вы просто положите ее на кровать в фургоне.
 
Дело это, однако, оказалось не очень простым. Чтобы найти место для малышки, Мисси пришлось убрать с кровати кое-какие вещи. «В фургончике Коллинзов места еще меньше, чем у нас с Вилли, — изумилась Мисси, — а ведь в этой семье четыре человека».
 
Откинув служащее дверью полотнище, Мисси вышла из фургона.
 
— Похоже, Джо тоже хочет спать, — деловито сказала Мисси.
 
— Да, — вздохнула мать.
 
«Хорошо бы еще мальчику нашлось, где спать, — с надеждой подумала Мисси. — Кроватки я что-то там не заметила».
 
— Я уложу его, — предложила она бодро. Мисси старалась говорить уверенно, но вообще-то робела: пойдет ли малыш с незнакомым ему человеком?
 
Но мальчик на удивление охотно взял Мисси за руку, и они пошли к фургону. «Надо умыть ему лицо», — решила по дороге Мисси и, намочив краешек своего передника в воде, ловко вытерла размазанные потеки на горячей от слез мордашке.
 
Чтобы не разбудить девочку, Мисси осторожно положила Джо подальше от сестренки. Длинные ресницы малыша то и дело вздрагивали — он боролся со сном. «Заснешь, заснешь, — была уверена Мисси. — Отдохни как следует, крошка, тогда и капризничать не будешь. И маму свою порадуешь». Мисси на цыпочках вышла из фургона.
 
У миссис Коллинз меж тем все уже было готово к дороге, она заканчивала укладывать посуду.
 
— Вы бы прилегли рядом с детьми и тоже отдохнули, — осторожно сказала Мисси.
 
— Да, пожалуй. — Миссис Коллинз глубоко вздохнула и смахнула набежавшую слезу. — Не знаю, как и благодарить вас. Честно говоря, я уж подумывала возвращаться назад.
 
— Ну что вы! Все наладится, — была уверена Мисси. — А мы обязательно будем помогать.
 
— Спасибо. Вы очень-очень добры.
 
В это время на весь обоз раздалось громкое: «В дорогу!», и Мисси заспешила к своему фургону.
 
— Не унывайте, — уходя, подбодрила она миссис Коллинз. — А я зайду к вам попозже.
 
Миссис Коллинз кивнула и попыталась улыбнуться. Затем поспешно забралась в фургон. «В фургоне, конечно, очень жарко и душно. Разгар дня. Но для утомленной заботами матери это, наверное, самое желанное сейчас место», — порадовалась за нее Мисси.
 
* * *
Весь день Мисси то ехала в фургоне, то шла пешком. По дороге она болтала с женщинами и детьми, которые оказывались в этот момент рядом. Не без удовольствия молодая женщина познакомилась с миссис Стэндард, миловидной дамой, имевшей седую голову и хорошую осанку. У нее в семье было восемь детей — пять девочек и три мальчика. Миссис Стэндард была замужем вторым браком и на сей раз поставила перед собой очень нелегкую задачу — слепить в одно целое таких разных по характеру, темпераменту и возрасту восьмерых девчушек и мальчиков. Мисси восхищал энтузиазм миссис Стэндард и то чувство юмора, с которым она принимала всевозможные неурядицы. До замужества она жила в городе. Вышла замуж за вдовца, сельчанина, и столкнулась с совершенно иным жизненным укладом. Муж ее был убежден, что радуга поднимается с запада, а потому там и надо искать счастье. Что ж, миссис Стэндард не долго думая собрала всех восьмерых детей, нехитрый свой скарб и отправилась в дальний путь.
 
Обычно рядом с миссис Стэндард шла миссис Шмидт, маленькая, крепкого сложения дама. Она немного прихрамывала. У миссис Шмидт было трое детей — два взрослых сына и девочка восьми лет.
 
Обе дамы не отличались говорливостью. Словоохотливость миссис Стэндард с избытком была удовлетворена постоянными наставлениями, которые она давала своей многочисленной семье, а миссис Шмидт, казалось, вовсе не нуждалась в собеседниках. Она была человеком дела, а не пустых разговоров. Если уж миссис Шмидт бралась сама запасти хворост для костра, то кучка получалась не на один вечер.
 
Были еще миссис Ларкин, смуглая особа с несчастным выражением лица, и миссис Пейдж, которая говорила быстрее, чем шла, а шла она очень стремительно. Хотели ее слушать или нет, она непременно давала полный перечень своего имущества, с ценами и местом или способом приобретения каждой вещи. Мисси долго не смогла терпеть напор этой болтуньи и под предлогом поиска дров для костра отошла подальше.
 
Миссис Торн, высокая белокурая, несгибаемая с виду дама, всегда целенаправленно продвигалась вперед. Трое ее детей, подражая матери, шли прямым путем и размашистым шагом. Мисси была уверена: у этой женщины проблем на Западе не будет. Все у нее получится.
 
Девушку с открытой улыбкой, приветливо помахавшую Мисси рукой в самом начале пути, в их первый день, звали Кэти Вайсс. Она отправилась на Запад со своим недавно овдовевшим отцом. Порой задумчивая и мечтательная, Кэти вообще-то обладала очень общительным характером. Наблюдая за ней в разных ситуациях, Мисси иногда начинала подозревать, что девушка не понимает, на какой трудной дороге она оказалась, и думает, что веселится на пикнике, который несколько затянулся.
 
Кэти сразу подружилась с юной миссис Крейн, изящной, похожей на фарфоровую куколку женщиной, которая, кажется, пребывала в состоянии постоянного шока от происходящего. Она была модницей и ни за что не хотела надевать простую удобную одежду. На ней всегда были стильные платье и шляпка, на ножках — шикарные ботинки, абсолютно негодные для ходьбы. Каждое утро миссис Крейн тратила на прихорашивание больше времени, чем на завтрак. Мисси с улыбкой относилась к подобной щепетильности, но в душе симпатизировала этой подружке Кэти. Ей было жаль, что миссис Крейн упорствует в своих привычках: путь нелегкий, сколько она продержится таким образом?
 
Мисси отыскала миссис Козенски, акушерку, и ей сразу понравилась эта полноватая женщина, похожая на ее мать. Доброе лицо и широкая улыбка так расположили Мисси, что она решила всячески помогать миссис Козенски переносить тяготы пути. Конечно, ей приходилось потуже, чем молодым попутчицам; как и все, она вынуждена была трястись в фургоне или идти по ухабистой дороге.
 
Шедшие небольшими группами женщины и дети болтали, общались меж собой, стараясь как-то скоротать долго тянувшийся день. Мисси решила быстрее познакомиться со всеми попутчицами, а с кем-то, возможно, получится и подружиться. У них у всех была общая цель, и, по мнению Мисси, это делало их похожими друг на друга, несмотря на разницу характеров, возраста и жизненного опыта.
 
Однако более всего помыслы Мисси занимала женщина, о которой говорил ей Вилли, — та, что собирается стать матерью, миссис Клей. У них наверняка найдутся общие интересы, хотя свою тайну Мисси до сих пор тщательно оберегает. Она настойчиво, но пока безуспешно искала миссис Клей, когда шла по дороге вместе с обозом.
 
Наступило время отдыха. Привал. Как и вчера, Мисси совершенно валилась с ног. Она бросила на землю хворост, который подобрала по дороге, и пошла посмотреть, как там Вилли.
 
Вилли распрягал лошадей. На руках у него там, где вожжи касались пальцев и натирали кожу, образовались волдыри. Мисси не отрывала от них обеспокоенного взгляда, но Вилли только пожал плечами.
 
— Через пару дней кожа загрубеет — и вся проблема, — сказал он. — А ты как, дорогая?
 
— Устала… Тело ломит. И все же я еще ничего. Вот миссис Крейн, та хромала всю дорогу и еле забралась в свой фургон.
 
— А-а, эта молодая павлиниха в смешных перьях?
 
— Не будь так суров к ней, — улыбнулась Мисси. — Она просто ценит красивые вещи.
 
— Тогда ей стоит спрятать свои красивые вещи подальше, до лучших времен, и найти что-нибудь более подобающее обстоятельствам.
 
— Ты, конечно, прав. Но ведь додуматься до этого она должна сама.
 
— Какая ты у меня умница! — Вилли радостно улыбнулся жене, но тотчас вынужден был посмотреть на нее пристально и настороженно. — Тебе опять надо отдохнуть, дорогая. Неважно выглядишь.
 
На этот раз Мисси решила не спать. Больших деревьев поблизости не было, и она устроилась в тени фургона, у колеса и занялась вязаньем. Другие женщины и дети также мирно отдыхали возле фургонов; одна миссис Шмидт не могла уняться и все подбрасывала дров в свою и без того уже немалую кучу. Услышав легкий храп, идущий от соседнего фургона, Мисси повернулась глянуть, кто это сопит — миссис Торн распростерлась на траве и спала, положив руку под голову.
 
Внимание всех, кто не спал, вскоре привлек переполох, стоявший возле фургона миссис Стэндард. Хозяйка промывала рану на большом пальце ноги одному из своих детей и накладывала на нее повязку. Ребенок поначалу нещадно вопил, однако смекнув, какое впечатление может произвести свеженькая белая повязка, он решил успокоиться и поковылял на поиски простачка, который оценит этот знак его бесстрашия. Еще один малолетний сынишка семейства катался по траве, играя с собачкой. Собачонка тявкала, мальчик хохотал, а миссис Стэндард с тяжким вздохом отошла от них подальше, села на землю, сняла ботинки и стала растирать нывшие от усталости ноги. Мисси с сочувствием смотрела на нее.
 
«Чем ниже солнце склоняется к горизонту, тем меньше у нас остается драгоценного времени отдыха», — вздыхая, отметила для себя Мисси.
 
Постепенно в лагере возобновилось движение, уже разгорался первый костер. Конечно, это был костер миссис Шмидт. Мисси улыбнулась: «Миссис Шмидт, вероятно, все же надеется сжечь запас дров за сегодняшний вечер, если принялась за дело загодя». В прохладном вечернем воздухе начинали подниматься струйки дыма и других костров. В лагере готовили ужин.
 
Когда пришел Вилли, костер возле их фургона уже горел. Из-под крышки котелка доносился аппетитный запах тушеного мяса, а к чаю было любимое лакомство — выпечка Марты. Конечно, через пару дней пироги и печенье будут уже не те, потеряют и вкус и мягкость, но сегодня Мисси с наслаждением проглатывала каждый кусочек. Генри ел со здоровым аппетитом молодого парня, но и Вилли не отставал.
 
— Я вот о чем думаю, — решилась Мисси. — Не взять ли нам вместо двух наших коров, которые отелятся через несколько месяцев, одну дойную?
 
— Молочка захотелось? — улыбнулся Вилли.
 
— Меня чай и кофе вполне устраивают, но… Ты посмотри, сколько детей вокруг. А что может быть полезнее для детей, чем молоко? — Втайне Мисси, конечно, надеялась, что молоко и ей понадобится.
 
Вилли обвел взглядом лагерь.
 
— Ты права, детей с нами едет много. Кстати, ты сегодня видела еще миссис Коллинз?
 
— Нет. Она, наверное, не выходит из фургона, иначе ей пришлось бы идти с двумя маленькими детьми на руках. Надо бы мне пойти помочь миссис Коллинз вымыть посуду после ужина.
 
Вилли нахмурился.
 
— Мисси, твоя добросердечность по отношению к соседям достойна всяческой похвалы, но, дорогая, не слишком ли ты усердствуешь? Ты по-прежнему выглядишь очень усталой.
 
— Говорите, надо поддерживать добрососедские отношения… — задумчиво произнес Генри и отодвинул пустую тарелку. — Пожалуй, я тоже навещу кое-кого. — Он поднялся очень энергично, но, спохватившись, вышел уже как бы нехотя.
 
— Я себя хорошо чувствую, — поспешила заверить мужа Мисси. — Еще немного, и я совсем освоюсь.
 
— Будем надеяться.
 
— Так мне и не удалось повидать миссис Клей, — сменила тему Мисси, — хотя я искала ее весь день.
 
— Она не отходит от своего фургона. Когда мы поили лошадей, я встретил Джона — его именно так зовут, я не ошибся, — так вот, он жаловался, что жена очень тяжело переносит эту сильную жару.
 
— А что если мы прогуляемся к ним, когда закончим дела?
 
— Конечно.
 
Вилли потянулся за Библией. Открыв страницу, заложенную Кларком, он прочитал стих из книги пророка Исаии:
 
— «Не бойся, ибо Я с тобою». — Вилли помолчал, пристально глядя на страницу, затем перевел взгляд на жену. — Что для тебя это значит, Мисси?
 
Оторвав глаза от медленно заходящего за горизонт солнца, молодая женщина повернулась к мужу. Она задумалась над прочитанными Вилли словами, вроде бы знакомыми, и в то же время теперь, когда они уехали из родного дома и находятся на пути к новой жизни, эти слова зазвучали по-иному.
 
— Я думаю, — медленно, взвешенно начала говорить Мисси, — это означает, что Бог с нами каждое мгновенье нашей жизни, и сейчас, здесь, у костра Он с нами. Ах, Вилли! — воскликнула Мисси. — Мы так нуждаемся в Боге. Я говорю не просто о поддержке физических сил, чтобы нам пройти путь, но больше — об укреплении силы духа. Не будь Господа со мной, я бы растерялась. Конечно, тяжело оставлять родителей, дом… Но, Вилли, ты только представь, если бы мы остались без Бога. Я бы и шага не могла сделать. Он ведет нас.
 
Вилли обнял жену и прижал к себе.
 
— Сказать тебе, что я сейчас чувствую? — Его голос дрогнул от волнения. Кое-как справившись с нахлынувшими чувствами, Вилли стал читать благодарственную молитву. Он благодарил Господа за заботу о них с Мисси и просил защиты для будущего младенца миссис Клей.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.