Трудное решение

Путь до Тетфорда становился все короче, и это поднимало настроение. Но дни по-прежнему тянулись медленно. Чтобы скрасить дорожную скуку, Мисси старалась не сидеть без дела и хоть чем-нибудь занимать себя. Прежде всего она решила более ответственно относиться к своим обязанностям, в частности по отношению к попутчикам, много времени молодая женщина по-прежнему уделяла миссис Коллинз и ее деткам. Оба малыша миссис Коллинз в суровых походных условиях росли крепкими и здоровыми, но, конечно, требовали немало внимания.
 
В разговорах Мисси и Вилли все еще старались обходить смерть Бекки. Мисси часто плакала. Если Вилли оказывался рядом, он нежно прижимал жену к себе, гладил по волосам и старался найти слова, которые бы укрепили ее дух. Оба они понимали, что когда-нибудь им придется коснуться этой темы. И скорее всего, лишь тогда их душевная рана начнет затягиваться.
 
Вилли в вечерних молитвах всегда упоминал имя Джона. Мисси же, сопереживая потерю Джона, связывала смерть подруги с неумным поведением ее мужа, и это отдаляло их друг от друга. Она то испытывала к Джону глубокое сострадание, то не могла справиться с приступами раздражения на его счет.
 
Как-то вечером, когда все дела были сделаны и молодая семья отдыхала у себя в фургоне, Вилли осторожно завел разговор на тему, которой они по молчаливому согласию избегали.
 
— Ты понемногу свыкаешься с мыслью, что Бекки нет с нами? — Вилли ласково обнял жену и посмотрел на нее преданным любящим взглядом.
 
— С трудом. — Мисси едва сдерживала подступавшие слезы.
 
— Время не всегда лечит, — вздохнул Вилли. — Джону, по-моему, становится все тяжелее переносить утрату. Сразу после смерти Бекки он был в шоке и вряд ли вполне понимал, что произошло. А теперь, когда он с каждым днем все отчетливее сознает, что Бекки не вернуть, что ее больше никогда не будет рядом, Джон страдает отчаянно.
 
Мисси молчала, обдумывая слова мужа. Но затаенная обида на Джона снова всколыхнулась в ней.
 
— Джон был слишком самоуверен и категоричен. Все должно идти как у его мамы! Но Бекки не такая, как его мать, и он обязан был относиться к жене и будущему ребенку более чутко и ответственно. — Мисси уже не могла сдержать слез и разрыдалась на груди у мужа.
 
— Конечно, ты права, я тоже так думаю, — спокойно сказал Вилли, — но мы, пожалуй, не совсем справедливы к Джону. Да, он вел себя самонадеянно, но знаешь, иногда мне кажется, что его самонадеянность — это маска, которую он надевал с одной целью: чтобы все шло, как надо. В чем я уверен, Мисси, так это в том, что Джон любил Бекки, очень любил и очень-очень хотел этого ребенка. И вот сейчас у него нет ни сына, ни жены… Джон искренне страдает, Мисси. Наверное, мы все чересчур легкомысленно относимся к тем, кого любим. Пока гром не грянет.
 
Мисси понемногу успокоилась и только время от времени тихонько всхлипывала. «Конечно, Вилли прав, — размышляла она. — Джон любил Бекки и хотел сына. Не вина Джона, что все так случилось. Если бы не долгая задержка на Большой реке, мы бы успели добраться до Тетфорда и обратились к доктору вовремя. — Мисси стало жалко Джона. — Несчастный! Как он настрадался! Я должна буду молиться за него».
 
— Мисси… — прервал размышления жены Вилли. — Я вот все думаю: есть ли в Тетфорде доктор?
 
Молодая женщина повернулась к мужу, но в темноте фургона не могла различить выражение его лица.
 
— Конечно. Тетфорд достаточно большой город.
 
— Я хочу, чтобы ты показалась доктору.
 
— Но ребенок должен родиться еще через три месяца.
 
— Знаю.
 
Мисси задумалась.
 
— Ко времени родов мы можем вернуться в Тетфорд. Далеко наше ранчо от города?
 
— Добрая неделя пути.
 
— Неделя? Ну что ж, мы выедем пораньше.
 
— Мисси, я не о том, — осторожно сказал Вилли голосом тихим, но твердым.
 
— А в чем дело?
 
Вилли запнулся на мгновение, но продолжал так же твердо:
 
— Пока ребенок не родится, тебе нужно быть в Тетфорде.
 
— Вилли, ты ведь торопишься быстрее попасть на свое ранчо. Надо ставить загоны для скота, строить дом, управиться со скотиной до зимы.
 
— Ты права, Мисси, но…
 
— А когда я смогу ехать с тобой дальше, у тебя вряд ли останется время завершить дела до…
 
Вилли прервал ее:
 
— Я буду все делать по плану. Мисси, пойми меня правильно…
 
— Так вот что! — наконец сообразила Мисси. Она с трудом верила своим ушам.— Ты хочешь оставить меня в городе?
 
— Это единственный выход. По крайней мере, я другого не вижу.
 
— Нет! — возмущенно протестовала Мисси.
 
Вилли нежно обнял жену, но голос его звучал неумолимо:
 
— Я тоже не хочу этого, Мисси, но другого пути нет. Я не собираюсь, как Джон, испытывать судьбу.
 
— Так ведь у нас все иначе. Разве ты не видишь? Бекки нездоровилось с самого начала, а я прекрасно себя чувствую.
 
Рука мужа крепко сжала ее плечо, и Мисси вынуждена была замолчать.
 
— Тебе может понадобиться доктор в любой момент. А там, куда мы едем, нет врача. Нет даже соседки, которая могла бы оказать акушерскую помощь. Тебе никто не поможет там, Мисси. Никто! Как ты не понимаешь? Я не могу взять тебя с собой. Подумай о том, что случилось с Бекки.
 
У Мисси комок подступил к горлу, но она еще попыталась, и голосок ее звучал жалобно:
 
— Мы просто вернемся в Тетфорд, когда подойдет срок, Вилли. Я не хочу оставаться в городе без тебя.
 
— А если преждевременные роды, как у Бекки? Тогда что? Откуда мы знаем, когда тебе придет время рожать? Это может случиться в любой момент. Я каждый вечер, Мисси, молюсь, чтобы следующий день прошел для тебя благополучно, чтобы ничего не стряслось, пока мы не доедем до Тетфорда. И наконец, дорогая. Представь: я не оставлю тебя в городе и возьму с собой на ранчо, а роды начнутся в пути. Ну, и что тогда делать?
 
Растерявшись от всех этих доводов, Мисси перестала уговаривать мужа и, положив голову ему на плечо, горько заплакала. Остаться без Вилли на целых три месяца — а может, и больше — в незнакомом городе! Одной ожидать их первенца!..
 
Выплакавшись, Мисси подняла к мужу лицо, и крупная слеза упала ей на лоб. В глазах Вилли стояли слезы.
 
— Это будет нелегко, — срывающимся голосом проговорил он. — Очень нелегко. Но мы должны справиться. Вспомни наш стих: «Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей»!
 
«Не бойся» — эхом отдавалось в голове Мисси. Но как ей не бояться?
 
* * *
В последний раз обоз раскинул лагерь перед Тетфордом, который оказался на удивление большим городом. Мисси смотрела на открывшуюся взору унылую местность и размышляла, что же здесь может расти. «Эта земля, судя по всему, способна родить чертополох. Кто только решается жить в таком плодородном крае», — Мисси пожала плечами и отвернулась от ветра. Ветер здесь дул непрестанно.
 
После долгих недель пути переселенцы досконально изучили друг друга, все были в курсе всего. Джон по-прежнему испытывал опустошенность и глубокое одиночество. Перед ним стоял трудный выбор: ехать, как и планировал, к брату либо искать работу в городе. Без Бекки обетованный край, куда звал его брат, казался Джону пустыней.
 
Семья миссис Пейдж приняла решение остаться в городе. Так же поступала еще одна семейная пара, которую Мисси знала не очень хорошо. Джесси Тутл собиралась продолжить путь на Запад, и по этому случаю у миссис Пейдж нашлось несколько домашних заготовок для меткого прощального выстрела. Но Джесси не снизошла до ответа на колкости неуемной попутчицы, что явно раздосадовало миссис Пейдж и в очередной раз рассмешило остальных.
 
Миссис Эмори, понимая, что у нее-то выбор невелик, дальше Тетфорда ехать не собиралась. Благодаря доброму отношению к ней в обозе мистера Блейка молодая вдова добралась до города и ныне сама должна была позаботиться о своей судьбе. За время пути миссис Эмори повзрослела, испытания закалили ее юную душу, она окрепла и поправилась. Хотя миссис Эмори еще продолжала переживать утрату, она сумела понемногу воспрянуть духом и сейчас была готова к новым поворотам судьбы.
 
Мистер Вайсс и Кэти тоже решили осесть в Тетфорде. В таком большом городе найдется место еще одному мастеру кузнечных дел. Мисси, правда, подозревала, что главная причина такого решения лежит в нежной привязанности мистера Вайсса к молодой вдовушке и что он хочет выждать время. «Миссис Эмори, конечно, едва ли старше его дочери. Но это их дело, — решила Мисси. — А вообще-то мистер Вайсс добрый и симпатичный человек».
 
Большинство остальных переселенцев собирались отправиться через несколько дней с другими обозами на северо-запад, в прерии. «Если это все еще не прерии, что нас ждет дальше? — спрашивала себя Мисси. — И кому только пришло на ум здесь поселиться». Вслух свое любопытство она высказывать не стала.
 
Закончив все дела по развертыванию лагеря и обустройству, Вилли предложил жене пойти посмотреть город. Но свежее воспоминание от посещения Липтона вместе с Бекки и предубеждение к Тетфорду, в котором ей предстояло остаться без Вилли, отбивали у Мисси всякую охоту отправиться на прогулку. Она отказалась и под предлогом, что хочет побыть одна, ушла в фургон.
 
«Только бы Вилли передумал! Только бы не остаться одной, без него!» Неужели она, словно в клетке, будет заточена в этом ужасном фургоне на целых три месяца? В этом унылом городе, где солнце безжалостно вонзает свои лучи в лишенную зелени землю, а ветер не утихает ни на миг. Если бы она знала заранее, что муж не возьмет ее с собой строить дом и обосновывать ранчо, она бы, конечно, никуда не поехала, осталась бы лучше с родными, которые любят ее и готовы для нее на все. И зачем нужна была эта длинная утомительная дорога, зачем эти мышечные боли, мозоли, москиты, изнуряющая жара и проливные дожди — чтобы быть брошенной здесь? «Просто нечестно со стороны Вилли, — бушевала Мисси. — И несправедливо». Слезы вновь потекли было из ее глаз, но, измученная переживаниями, она провалилась в глубокий сон.
 
— Мисси! Мисси! Я нашел квартиру! — Сквозь сон услышала молодая женщина радостный голос мужа. Она приподнялась на кровати и с усилием старалась прийти в себя.
 
— Квартиру? Для кого? — еще туго соображая, спросила Мисси, когда Вилли появился на пороге.
 
— Для тебя, дорогая, — удивился он ее вопросу. — Ты будешь жить там, пока не родишь.
 
Мисси пристально смотрела на мужа. Так, значит, он не собирался бросить ее в этом тесном фургоне на три долгих месяца? Нет, вспомнила Мисси, она решила быть непреклонной и не оставаться здесь ни при каких обстоятельствах. Она намерена ехать. А в глубине души понимала: борьба бессмысленна.
 
— Комната одна, но вполне приличная. И хозяева симпатичные, они даже разрешили мне пожить у них, пока обоз готовится к отправке.
 
— Ну что же, это мило с их стороны. И то сказать, где же еще жить мужу, как не со своей женой.
 
Пропустив мимо ушей этот выпад, Вилли продолжал:
 
— Представь, какая удача: мистер Тейлорсон заведует центральным магазином в городе, а его жена обучает игре на фортепьяно! Ты могла бы у нее учиться, пока будешь жить в городе.
 
— Вилли, ну что ты несешь! — с раздражением выпалила Мисси. — Зачем мне учиться игре на фортепьяно? Для чего?
 
— Ну, хотя бы для того, чтобы скоротать время, — рассудил Вилли.
 
Он говорил спокойным, мягким голосом, пристально глядя на жену, а Мисси бы рада была сейчас уйти, да уходить некуда: везде любопытные взгляды соседей. Пришлось принять хладнокровный вид. Повернувшись к мужу спиной, она как ни в чем не бывало подравнивала края фитиля в стоявшей на полке керосиновой лампе.
 
— И самое главное, дорогая, доктор живет по соседству, через три дома, — продолжал Вилли. — Его всегда можно позвать.
 
— Если, конечно, он в это время не будет накладывать гипс на чью-нибудь сломанную ногу или перевязывать пулевое ранение, — недовольно ворчала Мисси.
 
— Кроме того, в городе есть две акушерки — это на случай, если врач окажется в отъезде. Я там порасспросил людей.
 
— Акушерка не помогла Бекки, — не унималась Мисси.
 
«Какая же я капризная! И несправедлива к мужу. И знаю это. — Мисси тяжело вздохнула: — Вилли делает то, что считает правильным». Смахнув с ресниц набежавшие слезы, молодая женщина быстро сменила тему разговора:
 
— Так когда же отправляется обоз?
 
— Через недельку, а может, и раньше.
 
— А ты успеешь?
 
— Хочу успеть. Ты только представь, у меня все идет по плану твоего отца. Я поеду как раз с тем обозом, что везет на ранчо всякую утварь, продовольствие и бревна, из которых буду делать загон для скота, — так что не на перекладных, а прямо до нашего места. Скоро поставим дом и обстроимся.
 
— И откуда, интересно, в этом городе, где ни деревца, ни кустика, возьмутся бревна?
 
— Привезут. Здесь многим нужен строительный материал, и поставка леса давно налажена. Бревна можно найти ближе, чем ты думаешь, — те высокие холмы, что обступают город с запада, покрыты лесом.
 
— Мм.
 
— Ну, ладно, пойду, как всегда, проверять лошадей и коров. Да, чуть не забыл, — обернулся в дверях Вилли. — Генри просил передать, чтобы его не ждали к ужину.
 
— А что у него за планы?
 
 — Он ужинает с семьей Вайссов. А что у него за планы — кто знает?
 
Мисси ухмыльнулась: «Понятно. Значит, это с Кэти Вайсс заигрывает Генри. Вообще-то я подозревала, хотя он всю дорогу маскировался, со всеми любезный, никому не выказывает предпочтения. Ну, что же, это совсем неплохо — Кэти тоже остается в Тетфорде и компания мне обеспечена».
 
Надо было приниматься готовить ужин. Вот когда Мисси пожалела, что не пошла в город. Провалялась в постели, плача и дуясь на мужа за его, как ей казалось, несправедливость. Сейчас могла бы приготовить что-нибудь вкусное из свежих продуктов, а так придется есть консервы.
 
«Как все надоело! Надоела эта однообразная еда! Надоел тесный душный фургон! Даже соседи, да, надоели! Завтра надо непременно пойти в город. Пусть Вилли познакомит меня с Тейлорсонами. Разве их вина, что мне придется торчать в этом паршивом городишке, пока не родится ребенок? Нет, не их», — окончательно смирилась со всем Мисси.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.