Воскресные богослужения

Вернувшись из Тетфорда, Генри еще больше загрустил. «Наверное, — решила Мисси, — он все-таки жалеет, что не захотел создавать семью в домике из дерна уже этой зимой. Но через себя не переступишь». Было видно, что он очень скучает по Мелинде. Генри использовал любой повод зайти к Мисси, поболтать с ней, поиграть с Натаном и скоротать с ними несколько часов одиночества.
 
По наблюдению Мисси, Генри успел подружиться с Расти, самым молодым работником на ферме, они частенько ездили вместе на прогулки. По вечерам Генри заходил в барак к ковбоям и учил Расти играть на гитаре, они часами с удовольствием распевали и песни и старинные церковные гимны. Их дружбу очень поощрял бригадир Скотти; мудрый, добрый человек, он старался объединить всех, кто был под его началом.
 
В воскресенье Генри приходил к Мисси и Вилли петь гимны, молиться и читать Священное Писание. В долгих беседах они все втроем любили поговорить о строительстве железной дороги, помечтать об обществе, которое вскоре появится здесь, о магазинах, школе и даже о докторе.
 
Как-то Генри, глубоко задумавшись, сказал:
 
— А знаете, чего мне больше всего хочется? Создать церковь. Иногда я просто жажду собраться вместе большой группой верующих и петь, молиться, читать Библию. Мне хочется послушать настоящее богослужение. Кажется, так давно все это было. Чего бы я не отдал за одно воскресенье дома. — Мисси заметила, как глаза Генри затуманились.
 
Для нее воскресенье дома означало бы встречу с отцом, который приятным баритоном читает молитвы, с мамой, которая рядом с мужем чувствует себя надежно и спокойно. Мисси предалась воспоминаниям о родном доме. Вот Клэр, Арни, Элли и маленький Люк собрались все вместе. Пришли Нандри и Клэй со своими семьями. Интересно, прибавилось ли у них в семье детей? Вырос ли Клэр? Все так же ли Арни дразнит Элли? Наверное, взрослые по-прежнему балуют маленького Люка. А Марти, конечно, неизменно смотрит на запад и молится каждый вечер за свою дорогую девочку, которая теперь так далеко от нее. Вот отец берет в руки семейную Библию — продолжало рисовать воображение Мисси — и твердым, уверенным голосом читает Божье Слово. Каким-нибудь чудом оказаться бы в воскресный день дома! Все ли там здоровы? Мисси смахнула слезу и вернулась к реальности.
 
— Когда у нас появятся соседи, мы сможем организовать нашу маленькую церковь и найти проповедника. Все же хорошо слушать Писание всем вместе, — сказал Вилли. Он медленным взором обвел комнату, вспоминая, как большой компанией они собрались здесь на Рождество.
 
— В тот рождественский вечер, когда мы сидели здесь, тесно прижавшись друг к другу, — засмеялась Мисси, прочитав мысли мужа, — нам было хорошо вместе.
 
— Все можно повторить, — обрадовался Вилли. — Пойду поговорю с другими верующими.
 
Он взял шляпу и быстро вышел.
 
Вилли пригласил всех работников ранчо в следующее воскресенье на богослужение в свой маленький дом, но пришли только Генри и Расти. Снова все вместе пели гимны под гитару, читали Писание.
 
Через пару воскресений к дому хозяев подошел повар Адамс. Он был явно смущен, долго откашливался, затем очень застенчиво и как бы между прочим сказал:
 
— А я слышал, что религия только для слабых людей и женщин.
 
Постепенно, от воскресенья к воскресенью, народу в домике прибавлялось, и к Рождеству только закаленный страданиями Смит не участвовал в общих собраниях, посмеиваясь над ними. Он садился на лошадь и уезжал вдаль, в царство заснеженных холмов и спокойного уединения. Мисси продолжала молиться, чтобы Господь проник в холодную несчастную душу этого огрубевшего человека.
 
В день Рождества после богослужения Мисси пригласила всех на праздничный обед.
 
У нее было большое искушение пожертвовать на стол пару курочек, но она устояла, в основном потому, что курочки давали в день до пяти яиц, а Мисси не удавалось определить, кто из них несет яйца, а кто бездельничает. Вот и пришлось подарить жизнь всем, чтобы случайно не загубить несушек.
 
Мисси приготовила очень вкусный пудинг; с молоком, запасенным изюмом и яйцами это оказалось легким делом. Пожалуй, ковбои, смакуя угощение, раскаялись, что они в свое время с таким пренебрежением встретили ее цыплят.
 
Но, наверное, самым счастливым в этот праздничный день был Натан. Как ребенок радовался шумному веселью, гостям, которые не спускали его с рук! Когда праздник закончился и гости разошлись, малыш вздохнул и печально сказал, качая головой:
 
— Усли, се усли.
 
После Рождества, встреченного в маленьком доме Вилли, воскресные богослужения стали посещать все работники ранчо. Люди приходили в назначенное время, отряхивали с одежды снег, топали ногами, сбивая прилипшие снежные комья, и рассаживались очень тесно — чтобы поместилось больше народу. Они пели, читали Библию и молились. Только Смит по-прежнему оставался в стороне.
 
Мисси молилась за Расти, спокойного добродушного молодого человека. Он с горящими глазами пел старинные гимны, внимательно слушал чтение Библии. «Истина Священного Писания, — надеялась Мисси, — должна глубоко затронуть душу этого юноши».
 
Как-то в один из вечеров, когда все семейство Ла Хэй было в сборе, раздался тихий стук в дверь.
 
— Хозяин дома? — спросил робкий голос.
 
На пороге стоял молодой ковбой Лейн. Мисси пригласила его войти; сделав несколько шагов, он остановился, смущенно теребя в руках шляпу.
 
— Не могли бы вы помочь мне разобраться… — Лейн, прикрыв рукой рот, откашлялся. — Я не совсем понимаю некоторые места в Библии. Может быть, стоит прочитать их еще раз, медленнее… Конечно, если у вас есть время.
 
Вилли пригласил застенчивого парня к столу, Мисси поставила перед ним чашку ароматного кофе, и при свете мерцающего светильника Вилли и Лейн снова читали и разбирали слова Библии. Мисси молча молилась.
 
«Если устами твоими, — читал Вилли, — будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» 5.
 
Тихонько сидя в стороне, Мисси молилась, чтобы Господь благословил молодого человека и открыл ему истину. На сердце у нее было благостно. Господь так добр к ним с Вилли! Он дал им собственную, очень особенную, паству.
 
* * *
Вторая зима, проведенная Мисси в домике из дерна, приближалась к концу. Ветер, казалось, умерил злую силу, и Мисси рассчитывала на ранний приход весны. Она уже планировала, как лучше рассадить семена, хотя понимала, что пройдет не одна неделя, прежде чем снег стает полностью. В этом году она решила прислушаться к мнению мужа и не подгонять время года, но в глубине души побаивалась, что нетерпеливый характер опять подведет ее.
 
Были у Мисси планы и на несушек, количество которых она собиралась увеличить весной. Свежие яйца теперь шли не только к столу, но и для высиживания цыплят. Одна из их двух молочных коров, Джинджа, принесла весеннего теленочка. Приплода в стаде ждал и Вилли, десятки телят должны были появиться на пастбище. Но по-хозяйски расчетливое отношение к пополнению стада Вилли ни в какое сравнение не шло с восторгом Мисси, переполненной тем, что скоро корова Фиалка принесет в сарае теленка. Корова еще давала молоко, но с каждым днем все меньше и меньше — она уже собиралась отдыхать перед родами.
 
С затаенным дыханием Мисси ждала начала строительства дома и очень боялась, что не хватит денег. Но, по заверению Вилли, все было готово для стройки, материал куплен, а работа обойдется недорого. Бригадир Скотти согласился взять на себя заботы по ранчо, чтобы дать возможность Вилли заняться домом. Двух опытных помощников, знающих толк в строительстве каменного дома, обещал прислать сосед Джон.
 
Сидя вечерами за маленьким столом у себя в комнате, Вилли и Мисси обсуждали план дома. Кухню и столовую решили разместить в левом крыле, спальни — в правом, в середине дома будут все основные жилые помещения. Перед домом небольшой дворик, крыльцо сделают с навесом — это будет удобно Мисси, которая сможет заниматься на крыльце какой-то работой и присматривать за сыном, играющим во дворе. Вилли не один раз разрабатывал план дома, менял его снова и снова, пытаясь улучшить. Стараясь сдерживать себя и чем-нибудь случайно не спугнуть мечту, Мисси, однако, в воображении уже распаковывала привезенные из родного дома вещи. Вот настоящая плита, швейная машина, ковры, занавески, посуда. Временами ей казалось, что она умрет от нетерпения.
 
Генри тоже решил начать строительство дома весной. Он уже купил землю по соседству с участком семейства Ла Хэй и хотел ставить дом как можно ближе к ним, чтобы Мисси и Мелинде было удобно общаться.
 
Еще Генри, предполагая держать свое стадо, благо пастбищ на его земле было предостаточно, купил у Вилли пятьдесят голов скота с телятами, что дало Вилли дополнительные деньги для строительства. Скотти, ковбой бывалый, в другой ситуации, конечно, не одобрил бы продажу весной части стада с телятами, но здесь вынужден был признать, что сделка молодых хозяев поможет обоим в осуществлении мечты и еще теснее сдружит их семьи.
 
На ранчо к Генри, как все и предполагали, перешел работать его друг Расти, и бригадиру надо было спешно подобрать парню хорошую замену. Скотти заверил хозяина, что в ближайшее время займется поиском подходящего работника.
 
У Скотти было еще одно дело, очень его волновавшее: осенняя доставка скота на рынок. Бригадир сообщил Вилли, что хозяева ближайших ферм уже планируют эту осеннюю кампанию, и Вилли тоже должен решить, будет ли отправлять скот. Вилли счел разумным не торопиться пока с продажей скота, — разве что непредвиденные расходы потребуют от него наличных денег. Все вокруг надеялись, что к следующей осени долгожданная железная дорога наконец появится, и тогда не будет нужды в изнурительном дорогостоящем перегоне скота на рынок. Нынешней зимой потери скота были незначительные, а весенний приплод хорошо пополнил стадо, — так что надежды Мисси на новый дом еще укрепились.
 
В этом году она с нетерпением ждала лета, и предстоящая жара уже не пугала молодую женщину. Мисси жадно вглядывалась в лежавшие перед ней бесчисленные холмы. «Как много изменилось вокруг за то короткое время, что мы с Вилли живем здесь! А что сулит будущее! Все у нас пойдет хорошо», — Мисси была уверена. Да и с самого начала в глубине души она твердо знала: они преодолеют все преграды.
 
«Пока Натан спит, съезжу, пожалуй, до вершины ближайшего холма и полюбуюсь на далекие горы, — решила Мисси. — Интересно, какого цвета они сегодня, в это яркое весеннее утро?»
 
Одновременно с ней из кухни вышел повар; вылив на землю воду из кастрюли, он поднял голову и долго смотрел в небо. «Интересно, — подумала Мисси, — Адамс тоже любит весну?»


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.