Зима. Рождество

Мисси оторвала от земли уже почти полное ведро и, согнувшись, прошла с ним несколько шагов. С грохотом она опустила ведро и вновь наклонилась, продолжая отдирать коровьи лепешки от почти замерзшей земли. Сильный холодный ветер трепал ее накидку, кончики пальцев на руках закоченели, их покалывало от холода. Мисси в который раз взялась ругать себя: «И когда я наконец соберусь найти какие-нибудь старые рукавицы для этого занятия?»
 
Мало-помалу и второе ведро наполнилось. Взяв по ведру в каждую руку, Мисси медленно двинулась к своему жилищу. Она шла еле-еле, и все равно ее покачивало от тяжести, ведра бились о ноги. А ведь это лишь половина — на день нужно четыре ведра лепешек, так что придется идти еще раз. У Мисси болели руки, ныла от боли спина. Каждый раз искать топливо приходилось все дальше и дальше от дома.
 
Издали Мисси услышала плач малыша и ускорила шаг. «Бедняжка, наверное, уже давно проголодался».
 
Поставив тяжелые ведра, молодая женщина принялась тщательно мыть руки в тазу, что стоял возле печки. В холодной воде руки еще больше заломило, она схватила жесткое полотенце и энергичными движениями стала растирать кисти, стараясь разогреть их. Скоро рукам стало тепло. Приговаривая на ходу ласковые словечки, Мисси поспешила к сыну. Со дня приезда прошли уже две долгие недели. Жизнь молодой женщины в этом суровом крае скрашивал ее маленький сын.
 
С каждым днем воздух здесь становился все холоднее, а ветер дул сильнее и резче. Вилли уже не скрывал своей тревоги: успеть бы подготовиться к зиме. Ураган с мокрым снегом и дождем мог обрушиться на них в любой момент. У Мисси была другая беда: кончались запасы топлива. Тем не менее она решила ничего не говорить мужу, который и без того замучен проблемами. «Поддерживать огонь в доме — обязанность женщины», — отважно считала Мисси и очень боялась, как она справится с этой обязанностью, когда снег покроет землю. Беспокоили ее и многие другие насущные дела, связанные с основной задачей — выжить в нелегких условиях. Но главной заботой Мисси был сын. Малыша нужно кормить, то и дело переодевать и по мере того, как он подрастает, уделять ему все больше внимания.
 
Мисси посмотрела, не кипит ли вода в кофейнике. Нет, никаких признаков. Чтобы вода быстрее закипела, она пододвинула кофейник на середину маленькой плиты, где было горячее. Хорошая большая плита, которую по настоянию мамы они привезли с собой, стояла в амбаре нераспакованная: места для нее здесь не было. «Скоро, наверное, придет Вилли. Представляю, как он продрог». — Мисси поминутно заглядывала под крышку кофейника.
 
— Нельзя больше медлить, — послышался на улице голос Генри. — Снегопад может начаться в любой момент.
 
— Ты прав, Генри. Завтра же отрядим на это дело всех работников, и пусть возьмут два фургона, — распорядился Вилли.
 
— Ты думаешь, они согласятся?
 
— А как иначе? По-моему, хозяин здесь я.
 
— Ну, да. — В голосе Генри послышалась легкая усмешка. — Но ковбои, скорее всего, считают, что их наняли пасти коров, а не подбирать коровьи лепешки.
 
— Это мы посмотрим, — бросил Вилли, входя в комнату.
 
«О, Господи! Кажется, они обсуждают как раз то, о чем у меня сейчас болит душа — топливо», — с радостным удивлением слушала разговор мужчин Мисси.
 
* * *
На следующее утро после завтрака пять человек на двух фургонах отправились запасать топливо на долгую холодную зиму и провели в сборе коровьих лепешек целый день. Вечером огромную кучу этих лепешек высыпали возле кухни. Топливо для Мисси мужчины предусмотрительно складывали с задней стороны дома, в сарае из дерна. Увидев до отказа заполненный «дровами» сарай, молодая женщина облегченно вздохнула: больше ей не придется оледенелыми пальцами выковыривать их из-под снега. Что бы она делала без этих запасов зимой! «Спасибо! Спасибо! Спасибо!» — только и шептала Мисси, пока не спохватилась: надо встретить промерзших мужчин горячим кофе, — и побежала ставить на огонь наполненный до краев кофейник.
 
Коровьи лепешки собирали от рассвета до заката еще два дня; их штабеля возле сарая много превосходили размерами хилое строение. «Ну, этих запасов мне хватит на всю жизнь, — радовалась Мисси. — А каких хороших работников набрал на ферму Вилли! Пусть они и поворчали, но топлива запасли вдоволь!»
 
Теперь, когда не нужно было с самого утра в любую погоду идти за коровьими лепешками, у Мисси появилось свободное время. Маленькая комната не требовала особого внимания: привести в порядок земляной пол, постелить постель, приготовить еду и вымыть посуду — все это не составляло для хозяйки труда. Когда кончалась вода, которую приносил утром Вилли, Мисси отправлялась с ведрами к ручью. Вот, пожалуй, и все дела. Так что значительную часть дня Мисси могла заполнить по своему усмотрению.
 
Прежде всего она взялась вязать носки мужу. Связала. Потом решила: «А неплохо бы связать по паре и каждому работнику на ранчо. Это будет мой подарок к Рождеству». Когда носки были готовы, молодая женщина снова села, сложив руки. «Чем бы еще заняться? — морщила лоб Мисси. — Может, связать каждому по паре шерстяных рукавиц на зиму?» Тут она, правда, колебалась: «А вдруг ковбои с насмешкой отнесутся к такому подарку?» Но в конце концов Мисси взялась и за рукавицы.
 
Молодая женщина пока плохо знала ковбоев, которые работали у них на ранчо. Высокого, худого, с угрюмым лицом и большим носом звали Клем. Тот, что пониже, — Сэнди. Немного лучше Мисси была знакома с поваром Адамсом, спокойным симпатичным мужчиной с острым взглядом; чем бы этот человек ни занимался, он метко подмечал любые мелочи. Бедняга когда-то упал с лошади, сильно повредил ногу и бедро и с тех пор хромал. По этой причине ему приходилось довольствоваться работой на кухне; скакать верхом на лошади по бескрайним пастбищам вместе с другими ковбоями он не мог. Мисси нравилось, что он работает у Вилли, и хотя им редко доводилось разговаривать, его радостная улыбка при виде хозяйки с малышом или добродушный поклон неизменно поднимали ей настроение.
 
Но жизнь Мисси на ранчо протекала не без проблем. Испытанием для молодой женщины стала стирка детского белья. Перед уходом на работу Вилли приносил два полных ведра воды, но этого не хватало, и Мисси сама ходила к ручью, протекающему за домом. Другая сложность была в том, что их маленькая печка не могла выдержать тяжелой бочки или бака с водой, и Мисси приходилось кипятить чайник за чайником. Пока нагревался один чайник, другой успевал остыть, и лишь запасшись изрядным терпением, можно было стирать пеленки в более или менее горячей воде.
 
Нагрянул однажды и первый зимний ураган.
 
Порывы колючего ветра с острыми льдинками ударяли в крошечные окна, льдинки забивались в щели стен дома из дерна. Снег навалил большими сугробами, занес все пути. Мисси молилась, чтобы только их маленькое укрытие выстояло в злую непогоду.
 
Вилли хотел было ехать вместе с ковбоями к загонам, но Мисси настояла, чтобы он остался дома. Ковбои же верхом отправились объезжать стадо: ни одно животное из трех сотен голов, помеченных клеймом «В», не должно потеряться в эту жестокую бурю.
 
Вернулись мужчины уже вечером. Весь день они бились с ураганным ветром и снежным бураном, но сумели отогнать стадо в глубокий каньон, где, по их расчетам, животные могли переждать непогоду. Однако Вилли продолжал беспокоиться. Он нервно расхаживал по комнате, то и дело нагибался к окнам и подолгу смотрел на снежную вьюгу.
 
К полудню следующего дня ураган начал утихать. Сэнди и Генри отправились в каньон проверить стадо и вернулись с доброй вестью: ни одно животное не пострадало, все стадо цело. Вилли наконец вздохнул с облегчением. Постепенно затих и ветер, но снег не растаял, и Мисси поняла: зима не собирается отступать.
 
Вскоре замерз ручей. Теперь молодая женщина была вынуждена растапливать снег — занятие весьма утомительное, особенно когда так много воды требуется для стирки. Вкус талой воды также не нравился Мисси, но постепенно пришлось привыкнуть и к этому.
 
Жизнь молодой женщины текла однообразно и скучно, без каких-либо развлечений. Огромные сугробы окружили их маленький дом и закрыли от Мисси вид на покрытые снегом холмы. У нее, правда, и не было времени любоваться ими: постоянно топить печь и растапливать снег — нелегкое и хлопотное дело.
 
Но Мисси была счастлива, что у нее есть сын. Мальчик подрастал и уже встречал маму радостной улыбкой, когда она подходила посмотреть на лежащего в кроватке малыша. Мисси постоянно разговаривала с Натаном. Без этого родного существа темные стены ее нынешнего дома казались бы, наверное, тюрьмой. В долгие зимние вечера Мисси, верней всего, умерла бы от тоски, не будь рядом с ней крошки-сына, о котором нужно заботиться.
 
«Спасибо, Господи! Спасибо за нашего сына. Господи, помоги мне быть терпеливой и не унывать, — часто молилась молодая женщина, — помоги мне дать Вилли счастье».
 
* * *
Как-то раз Мисси, развешивая выстиранные детские вещи на натянутую в комнате веревку, вдруг вспомнила, что через несколько дней наступит Рождество. Она нырнула под веревку и подбежала к стене, где висел ее самодельный календарь. И правда, оставалось всего четыре дня до Рождества.
 
Мисси осмотрелась: встречать Рождество здесь, в этой комнате с более чем скромной обстановкой?! Мисси стряхнула с ресниц слезинки-бусинки и вынуждена была собраться с силами наперекор всему: да, здесь мы встретим Рождество. Но легко найти слова, чтобы повелеть себе, да не так-то легко убаюкать словами ноющую душевную боль.
 
В этот вечер за ужином, когда муж с женой с аппетитом ели тушеное мясо и выпечку, Мисси между прочим обронила:
 
— Вилли, а ведь через четыре дня Рождество.
 
— Неужели? — удивился Вилли. — Боже, как летит время.
 
— Летит время… — Мисси очень хотелось съязвить на сей счет, но она удержалась от резких слов. К чему обижать Вилли? Он так старается, так много работает.
 
— Рождество! Трудно даже поверить. — Вилли доел булочку. — Дорогая, к сожалению, я не смогу раздобыть индейку. Но как ты смотришь на то, чтобы приготовить дичь?
 
— Можно. Но надо спросить у повара рецепт.
 
Вилли осторожно посмотрел на жену.
 
— По-моему, как-то скучно праздновать Рождество одним, а?
 
— Я тоже так думаю. А знаешь, давай позовем всех наших работников.
 
— Сюда? — удивился Вилли.
 
— Ну да. А почему нет?
 
— Комната маловата, — с сожалением заключил муж, глядя на развешанные на просушку пеленки.
 
— Маловата. Но я кое-что придумала, слушай. Угощение поставим на стол и на печку, а сядем кто куда — на кровать, две табуретки у нас есть, принесем табуретку из сарая, еще одна у повара на кухне.
 
— Отлично. И если во всем будет частичка твоей души, наверняка получится настоящий праздник. — Просьба звучала в голосе Вилли, просьба читалась в его глазах, устремленных на жену. — Ну, решено, — заключил он. — Приглашаем всех.
 
— Но пригласи, пожалуйста, ты. Мне как-то неловко.
 
— Приглашу. На какое время звать?
 
— Не знаю. — Мисси пожала плечами. — Давай, может, устроим все в час дня?
 
— Хорошо, в час, — согласился Вилли. — Дичь я достану заранее.
 
— Вилли, а ты не попросишь повара сделать жаркое? Тогда я бы приготовила еще что-нибудь.
 
— Можно поговорить, — кивнул Вилли.
 
* * *
Повар согласился сделать для праздничного стола жаркое, а Мисси готовила остальные блюда. Большого ассортимента продуктов не было, и молодой женщине приходилось проявлять изобретательность и кулинарное мастерство. Она достала привезенные еще из дома и припрятанные как раз для такого случая консервы, овощные и фруктовые, — и смогла подать к жаркому заготовленные мамой морковь и фасоль, а испеченный кекс украсить фруктами. О картофельном блюде, увы, мечтать не приходилось. У Мисси осталось несколько картофелин, которые она надеялась посадить весной. Вид у картофелин был жалкий, но Мисси молилась, чтобы ростки жизни не погибли в них и дали новый урожай. Зато молодая женщина напекла целую гору пухлых булочек и подала к ним последнюю оставшуюся банку меда.
 
Собрались все к часу, как и планировали, расселись кто куда, и повар торжественно внес жаркое.
 
— Друзья мои, — поднялся Вилли, — у меня есть для вас сюрприз. Но поскольку у нас здесь немного тесновато, — дружный хохот гостей сопровождал его слова, — пришлось мне оставить сюрприз в амбаре. Я сейчас.
 
Через некоторое время Вилли вернулся с небольшим зеленым кустиком, поставленным в ведро. На его ветках красовались цветные бантики, сделанные из кусочков пряжи, что остались у Мисси от вязанья.
 
— Какое же Рождество без елки, — конфузливо улыбаясь, сказал Вилли под восхищенные возгласы гостей. Мисси же тихо светилась от счастья.
 
Чудную елку рассмотрели, украшения оценили, и все затихли, выжидая, что будет дальше. Протиснувшись в середину комнаты, Вилли начал молиться:
 
— Господи, спасибо Тебе за все. За еду, которую мы собираемся сейчас отведать. За наш маленький теплый дом. За дружеский наш тесный кружок и за родных, которые теперь далеко. За живущие в нас воспоминания о рождественских праздниках, которые мы проводили с теми, кого любим. За нашего сына Натана Исаию, за его здоровье. И более всего — за мою дорогую жену, собравшую нас всех на светлый праздник Рождества. Мы знаем, Господи, что милости Твои велики и что главный дар для нас в этот день — Твой Сын. И мы принимаем этот дар с благоговением. Аминь.
 
* * *
Гости с аппетитом ели вкусное обильное праздничное угощение, а Мисси скромно сидела над своей тарелкой, изо всех сил стараясь не думать о родительском доме. Но не получалось. Мысли сами собой возвращались в родные края. Вот бы оказаться там прямо сейчас! Дом большой, уютный, семья вся в сборе. Стол к Рождеству накрыт всегда по-особому; на нем запеченная индейка, тушеные овощи, картофельное пюре, свежее масло и яблочный пирог, покрытый взбитыми сливками.
 
Теперь на тарелке у Мисси лежали кусочки жареной дичи в соусе, консервированная морковь и фасоль. Нет ни картофеля, ни сливочного масла. Но в дороге на Запад ей часто приходилось довольствоваться и куда более скромным обедом. Сегодняшний стол, можно сказать, был роскошным пиром, и гости с видимым удовольствием отдавали должное угощению. Ну, а уж когда дошла очередь до сладкого!.. Чашки с ароматным кофе и ломтики кекса бережно передавали из рук в руки.
 
Пока все пили кофе, Мисси попыталась подойти к Натану, однако это оказалось непросто — ей приходилось пробираться, наступая сидящим на ноги. Но теснота лишь сблизила людей, и в компании царило веселое оживление, дружный хохот не утихал ни на минуту.
 
— Сыночек, дорогой ты мой. — Мисси взяла малыша на руки. — Конечно, ты не сможешь запомнить этот день, но я хочу, чтобы и ты участвовал в празднике. Сегодня твое первое Рождество. К сожалению, у меня нет подарка для тебя, разве что мой нежный поцелуй да веселый смех наших друзей.
 
Когда праздничный обед подходил к концу, Мисси, набравшись смелости, стала раздавать подарки — каждому гостю по паре вязаных шерстяных носков и рукавиц, и была поражена, насколько тронуты оказались мужчины и как искренне старались сказать ей в ответ что-нибудь приятное. «Кажется, они не получали рождественских подарков с самого детства», — с удивлением отметила про себя Мисси. Особенно расчувствовался Адамс и, застеснявшись, стал что-то говорить про «этот ужасный дым из печки», от которого у него «заслезились глаза». Клем, напротив, молчал, только на горле у него судорожно двигался кадык.
 
— А сейчас я хочу поблагодарить всех вас, — поднявшись, начала говорить Мисси. Она волновалась. Ей хотелось, чтобы гости не испытывали смущения оттого, что у них нет ответных даров.
 
Пять пар любопытных глаз устремились на искреннюю и обаятельную хозяйку дома.
 
— Я хочу поблагодарить вас, — продолжала Мисси, — за то, что вы преданно и самоотверженно работали, помогая моему мужу и мне. Что не требовали от нас невозможного. — Она запнулась и, озорно улыбнувшись, добавила: — Еще я хочу сказать вам особое спасибо за лепешечки на зиму.
 
Тема коровьих лепешек насмешила всех. Мисси, уже не таясь, веселилась от души, а ковбои, оценив забавность ситуации, весело переглядывались и подмигивали друг другу.
 
Вот так своей сердечностью и непосредственностью Мисси приобрела друзей на всю жизнь. Каждый, кто встречал в тот день Рождество в ее доме, отныне готов был сделать для нее все, что может.
 
Мисси сидела с Натаном на руках. Совсем юная женщина, миловидная и прелестная, прижимала к себе сына. На ней было яркое платье из набивного ситца, которое облегало ее изящную стройную фигурку, щеки горели здоровым румянцем, глаза блестели от стоявших в них чувственных слез. Розовощекий малыш, изучая лицо мамы, касался его крошечной ручкой. Эта картина для сидевших в комнате мужчин навсегда осталась еще одним рождественским подарком.
 
А маленького Натана все с удовольствием брали на руки, агукали с ним, и даже суровый на вид Клем усадил малыша на колени и пытался ему что-то растолковать.
 
Генри между тем принес гитару, и начали петь веселые рождественские песни. Адамс лишь слушал, Сэнди время от времени подпевал отдельные строки, а вот Клем, на удивление Мисси, знал большинство песен.
 
Расходиться не хотелось. Мисси несколько раз добавляла топливо в огонь и снова поставила кофейник на печку, радуясь: «Как удачно, что я напекла много кексов и булочек, есть чем угостить ковбоев».
 
Но когда-нибудь кончается и праздник, как гаснет огонь в печке. Мужчины поблагодарили хозяев, пожелали им доброго вечера и, прокладывая путь через глубокие сугробы, отправились к себе.
 
Тихо напевая, Мисси мыла посуду, а Вилли сказал жене, что пойдет проверить лошадей. Вернулся он с коробкой в руках.
 
— Я купил тебе этот рождественский подарок еще в Тетфорде, — ответил Вилли на вопросительный взгляд жены. Поставив коробку на стол, он принялся ее разворачивать. — Боюсь только, мой подарок не для этих стен — я покупал его в расчете на наш с тобой настоящий дом. Но все же я решил показать тебе, а потом мы снова запакуем его — до лучших времен. — Вилли вынул из коробки изумительно красивую вазу для фруктов и выжидающе посмотрел на жену.
 
— Вилли, Боже мой, какая красота! — ахнула Мисси.
 
Вилли расплылся в довольной и смущенной улыбке, совсем как ребенок. Его подарок пришелся Мисси по душе! Она бережно взяла вазу в руки, осторожно переворачивала ее, не отрывая взгляда от блестящей поверхности, подняла вверх, любуясь, и, немного поколебавшись, решительно поставила ее на стол.
 
— Ваза чудесная. Спасибо, мой дорогой. — Мисси потянулась к мужу и нежно поцеловала его. — Вилли, давай оставим вазу — раз она предназначена для нашего нового дома, особенно приятно будет все время иметь ее перед глазами. Пусть стоит на столе.
 
— Хорошо, — Вилли обнял жену и, немного помолчав, сказал: — Знаешь, милая, как ты порадовала всех сегодняшним праздником. Пять счастливых человек!
 
— Почему пять? Сэнди, Клем, Адамс и Генри.
 
— Ну да. Четверо. И я пятый.
 
— Вилли, ты не умеешь считать, — улыбнулась Мисси. — Радость, которую я постаралась подарить всем вам, возвратилась обратно ко мне, и для меня это Рождество тоже стало счастливым. Так что шестеро.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.