Урок 34: Истолкование наших молитв в Духе

Текст из Библии: 1-е Коринфянам 14:13-17, 27, 28

Центральная истина: Каждый верующий может истолковывать свои молитвы в Духе, таким образом, узнавая их духовный смысл.

Молитва в Духе — привилегия не только служителей. Это привилегия всех верующих.

Много было достигнуто через тех, кто подчинил свою молитвенную жизнь Святому Духу, позволив Ему молиться через них. Но мы увидели бы ещё больше результатов, если бы больше Христиан молились в Духе.

1 КОРИНФЯНАМ 14:13-17

13 А потому говорящий на незнакомом языке молись о даре истолкования (в греческом оригинале — об истолковании — прим. переводчика).

14 Ибо, когда я молюсь на незнакомом языке, то, хотя дух мой и молится, но ум мой остаётся без плода.

15 Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом.

16 Ибо, если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте прос­толюдина как скажет «аминь» при твоём благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь.

17 Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается.

Бог, говоря через апостола Павла, сказал: «А потому говорящий на незнакомом языке молись об истолковании» (ст. 13). Конечно, Бог не скажет нам молиться о чём-то, чего мы не можем иметь.

Я убеждён, что все верующие должны уметь истолковывать свои молитвы, хотя им может и не придётся истолковывать на людях высказывание на языках. Я верю, что верующий может истолковывать, не будучи истолкователем. (Я объясню эту точку зрения позже).

Мог бы Дух Божий сказать нам молиться о чём-то, чего мы не можем иметь? Тот факт, что Он сказал нам молиться об истолковании, означает, что Он приготовил это для всех верующих.

Поэтому, каждый верующий должен быть способен молиться на языках (молиться в Духе), потому что Библия поощряет нас делать это. Подобным же образом, мы должны молиться, чтобы мы могли истолковывать то, о чём мы молимся на языках, потому что Слово поощряет нас делать это.

Обратите внимание, почему Бог хочет, чтобы мы делали это. В 1-ом Коринфянам 14:13 мы читаем, что те, которые говорят на незнакомом языке, должны молиться об истолковании. Два последующих стиха начинаются с союза «ибо». Союз — это соед­иняющее слово. Это означает, что Павел продолжает то, что сказал раньше. В стихе 14 написано: «ИБО, когда я молюсь на незнакомом языке, то, хотя дух мой и молится, но ум мой остаётся без плода. » Если бы могли истолковывать наши молитвы на языках, то наш ум не был бы уже без плода. Он бы был плодотворен. Иногда нам было бы полезно знать, о чём мы молимся, когда молимся в Духе. В наших молитвах есть такие вещи, которые нам нужно понимать. Нам бы не помешало, если бы наш ум был просвещён по этому вопросу. Однако, я бы никогда не стал истолковывать те молитвы, которыми мы назидаем самих себя. Это молитвы чисто поклонения и хвалы, и они не нуждаются в истолковании.

Молитва Духом и умом

Стих 15 продолжает учение Павла: «Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом... » Этот стих имеет ещё одно значение, по сравнению с тем, к чему мы уже привыкли.

Прежде всего, это означает, что мы можем молиться двояко: духом (на языках) и умом (на знакомом нам языке). Но это также означает, что если мы молимся в виду последующего истолкования того, о чём мы молимся на языках, мы можем молиться в духе, а потом Бог может дать нам истолкование. Если случается так, мы поймём, о чём мы молились на языках, и мы сможем молиться умом на своём родном языке. Я молюсь, таким образом, с 1938 года. В те дни, на эту тему не было никакого наставления. Некоторые люди даже думали, что если человек исполнился Духом и заговорил на языках, то ему уже больше не надо говорить на языках! (Печально, что и сегодня многие Христиане не поднимаются выше этого уровня).

После того, как я вначале исполнился Святым Духом, я замечал, что молюсь на языках во время своих молитв, и я останавливался, потому что я не был, уверен, правильно это или нет. Однако, после примерно годичного изучения Слова, я понял, что молиться на языках — это правильно; что и сегодня для нас в этом есть благословение.

Точно также, я истолковывал свои молитвы задолго до того, как я начал истолковывать на людях. Из своего собственного опыта я знаю, как это меняет молитвенную жизнь. Мои первые переживания в этой сфере начались, когда я только уверовал. Я был сильно влюблён в Господа и искал Его и ожидал от Него. Молясь о своих служениях и проповедях, которые мне предстояло проповедывать, я испытывал движение Святого Духа, и я истолковывал то, о чём я только что помолился на языках. Однажды молясь в Духе, я начал истолковывать свою молитву. Я понял, что молюсь о девушке, на которой мне предстояло жениться! Я также узнал, что у нас будет двое детей, старший мальчик, а младшая — девочка. Я не пророчествовал; я истолковывал свою молитву на языках. Я молился несколькими словами на языках, а потом молился истолкованием.

Тогда я не был женат, и мне был 21 год. Я был настолько погружён в духовное, что у меня не было времени на девушек и на свидания.

Мысль о женитьбе была очень далёкой от меня! Но всё так и случилось, как это было сказано через истолкование. В том же году я женился. Когда мы ожидали нашего первого ребёнка, я знал, что это будет мальчик. Фактически, мы подобрали именно мужское имя.

Когда мы ожидали нашего второго ребёнка, я знал, что это будет девочка, поэтому мы нашли только женское имя. Некоторые из наших родственников были настроены скептически и спрашивали: «А если это будет не девочка?» Я говорил: «Я не живу по принципу — а если. » Когда ребёнок родился, это была прелестная дочка.

Языки и истолкование: Для использования на людях или в личной молитве?

Как уже упоминалось ранее, тот факт, что кто-то истолковывает не означает, что он истолкователь. Эти два явления взаимосвязаны, но это не одни и то же. Например: автомобиль, грузовик и автобус — это совершенно разные средства передви­жения, тем не менее всё это моторизованные средства передвижения. То, что у человека есть автомобиль, и он ездит на нём, вовсе не означает, что он водитель грузовика. Даже если бы у него и был грузовик, это не обязательно означало бы, что он может водить его. А то, что кто-то водитель автобуса, вовсе не означает, что он — водитель грузовика. Это разные вещи, хотя и похожие. То же самое относится к языкам и истолкованию.

1 КОРИНФЯНАМ 14:27, 28

27 Если кто говорит на незнакомом языке, говорите двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй.

28 Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу.

В стихе 28 мы читаем: «Если же не будет истолкователя... ». Подразумевается, что есть те, кто являются истолкователями.

Мы очень заблуждаемся, думая, что языки и истолкование только для использования на людях. В определённых обстоятельствах они для публичного использования, но как видно из вышеприведенного отрывка из Писания, это, в основном, для личных целей. Как я уже сказал, я начал истолковывать свои собственные молитвы задолго до того, как я начал истолковывать публично. Когда я начал истолковывать свои молитвы, будучи один, это было похоже на вождение машины. Когда я начал истолковывать на людях, это было похоже на вождение грузовика: отчасти, это было то же самое, но отличалось. В публичном истолковании, мы занимаем иное служение, на ином уровне, в иной сфере.

Когда я впервые начал истолковывать свои молитвы, это было всё, что я мог истолковывать. Я не мог истолковывать молитвы других людей. Я не мог истолковывать высказывание на языках. Однако позднее, у меня появился дар истолкования.

Обратите внимание, что в Писании не сказано: «Говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования» (обратите внимание, что русский перевод здесь не точен и может запутать, по-гречески там нет слова «дар» — прим. переводчика). Там сказано: «Молись об истолковании. » Истолковании чего? Своей молитвы. Почему? Чтобы «молиться духом и... молиться умом. » От этого верующий не становится истолкователем, он просто молится в Духе.

Даже после того, как я получил дар истолкования и стал истолкователем, я всё равно не мог истолковывать то, о чём люди молились в своей личной молитве, но я мог истолковывать все публичные высказывания. (Я всё ещё могу истолковывать публичные высказывания, хотя я и не всегда делаю это. Часто истолкование даётся нескольким другим присутствующим, и я позволяю кому-то ещё сказать его. ) Из опыта я понял, что когда кто-то при всех высказывается на языках, то я могу истолковать их высказывание, если я отреагирую на Дух. В первом послании к Коринфянам 14: 27, 28, Павел подразумевает, что это может сделать истолкователь. Он сказал: «если же не будет истолкователя... », подразумевая, что некоторые являются истолкователями, имея дар истолкования, которого нет у других.

Истолкователя может и не быть на служении, и если истолкователя нет, то тот, кто говорит на языках, должен молчать. Это подразумевает, что истолкователь всегда может истолковать высказывания.

В моей собственной молитвенной жизни, я не всегда истолковываю все молитвы, ко­торыми я молюсь на языках — только, если так желает Господь и если это нужно. К Римлянам 8: 26 мы читаем: « Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чём молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными».

Если ты не знаешь, о чём молиться, как должно, ты можешь молиться в Духе, а потом истолковывать. Тогда ты будешь знать, о чём ты молился. Затем ты будешь молиться и духом, и умом.

Я убеждён, что все верующие должны молиться в Духе и «умом» — не только молитвой, которую они не понимают, но и молиться и истолкованием, чтобы понимать свои молитвы в Духе.

Текст наизусть: «А потому говорящий на незнакомом языке молись об истолковании» (1 Кор. 14:13) — уточнённый перевод (прим. переводчика)

ДЕВИЗ УРОКА: «будьте же исполнители слова, а не слышатели только... » (Иакова 1: 22).


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.