Банк Джека

«Банк Джека» - это название, которое несколько рыба­ков присвоили одной из самых лучших точек ловли групера, найденной невдалеке от Аутер Бэнкс в Северной Каролине. Они назвали ее так, потому что всякий раз, когда я попадал в это сверхсекретное место, по возвращении домой я направлялся в банк. Зимой 1982, на месте одного кораблек­рушения, за два месяца я поймал на крючок 75 тысяч фунтов снежного групера. Наша выручка была более 80 000$, а моя зарплата как капитана была более 25 000$. Не так плохо за два месяца самой увлекательной рыбалки в моей жизни.
Это было в январе 1982. Двумя годами раньше я принял Христа как своего Спасителя. Я чувствовал, что Бог говорит мне оставить жизнь капитана промышленного рыболовного судна и пойти в библейскую школу, чтобы заложить основа­ние для того, чтобы остаток моей жизни я мог нести послание исцеления и восстановления народам. Я не чувствовал себя уверенным в отношении этой идеи, потому что я видел себя «лучшим крючком» - одним из лучших рыболовов, добы­вавших снэппера (луциана) и групера на юго-восточном побережье. Библейская школа и служение влекли за собой слишком много пугающей неопределенности. Поэтому я торговался с Богом: «Если за следующие несколько месяцев Ты оплатишь все мои долги и обеспечишь деньгами, которые потребуются моей жене и мне, чтобы мы оба могли два года учиться в библейской школе, я приму это как подтверж­дение того, что мне нужно выйти из зоны комфорта в зону веры». Я был готов к тому, чтобы сделать это, но думал, что нашел способ слушаться Бога, не оставляя при этом море.
После заключения этой «сделки», во время следующего ком­мерческого рейса за рыбой, я обнаружил, что мы заплыли на 28 миль от Окракоук, Северная Каролина, вылавливая красного луциана (разновидность снэппера) в водах глубиной 240 футов на континентальном шельфе. Мы рыбачили всю ночь и выло­вили около тысячи фунтов рыбы, а затем направились на вос­ток, к дуге глубиной 100 морских саженей (600 футов), чтобы в дневные часы ловить там глубоководного снежного групера. По мере того как мы плыли на восток, я поставил лодку на автопи­лот, два члена моей команды спали на своих койках. Путь дол­жен был занять примерно около часа, но я уснул за рулем, и мы проплыли на несколько миль дальше того места, где я бывал раньше. Когда я проснулся и посмотрел на прибор для обнару­жения рыбы, я увидел самую большую когда-либо виденную мной стаю груперов, кружившую над остатками потерпевшего крушение судна на глубине 840 футов.
Бросив якорь над неизвестным никому ранее местом крушения, мы поймали 9 000 фунтов снежного групера за 30 часов. Каждая рыба весила между 50 и 60 фунтами. Потребовался день, чтобы вернуться в порт и еще один день, чтобы разгрузить и продать эту рыбу. Мы разверну­лись, отправились обратно и наловили еще 9 000 фунтов, меньше чем за 30 часов. Моя капитанская доля составила 7 400$ всего лишь за 6 дней.
Это было мое наследство. Я был готов (хотя и скептичес­ки настроен) оставить все, что давало мне ощущение безо­пасности в моей жизни - мое отождествление с морем - и быть послушным слову, которое, я чувствовал, Бог дал мне: «оставить море и следовать за Ним». Я был так благодарен за то, что Бог освободил меня от наркотической и порно­зависимости, что я просто хотел подчиниться Его миссии в моей жизни, а не своей. Но для этого потребовалось сверхъ­естественное финансовое вмешательство, укрепившее мою веру оставить мою госпожу - море.
В зимнее время было сложно найти два или три дня под­ряд с погодой, достаточно спокойной для того, чтобы можно было рыбачить в глубокой воде Аутер Бэнкс. Эти коварные воды известны как «Кладбище Атлантики» из-за большого количества затонувших там кораблей. Итак, на протяже­нии следующих двух месяцев было всего лишь несколько дней, когда я мог рыбачить в «Банке Джека». Осложняло ситуацию и то, что каждая рыбацкая шхуна во флотилии хотела поймать меня на этом «золотом дне», где капитан Джек на своей лодке «Жизнь Царя» ловил за день больше рыбы, чем другие шхуны за месяц.
Трудно описать словами ту страсть и веру, которые я обнаружил в Боге во время этого сезона жатвы, который Он приготовил для меня. Я знал без всякой тени сомнения, что обнаружение «Банка Джека» было сверхъестествен­ным делом Божьим, и что Он обеспечивал меня всем, в чем я нуждался, чтобы перевести меня от положения человека, увязшего в мирской системе, к жизни, отданной поискам Царства Божьего и тому, чтобы возвещать о нем миру.
Два месяца рыболовная флотилия пыталась поймать меня в «Банке Джека», чтобы украсть мое наследство. А я в порту держал свою шхуну полностью экипированной топливом, наживкой, льдом, рыболовными снастями и пищей и ждал, пока пройдет зимний шторм. Затем, в последний день ледя­ного шторма, в два часа утра я незаметно ускользал из порта на шхуне «Жизнь Царя» (44-футка марки «Томпсон»), пока все остальные еще спали в своих теплых уютных постелях. Когда другие капитаны приходили в порт Морехэд Сити в Северной Каролине (мой домашний порт на тот момент), они видели, что моей шхуны не было, и понятия не имели, в каком направлении я отправился. К тому моменту, когда погода становилась достаточно хорошей, чтобы другие могли выйти в море, я, уже пробившись через 8-12 футовые волны, был готов приступить к ловле, как только море успокоится. Затем за 24 часа я загружал лодку снежным групером и был уже на пути домой, в то время как остальные шхуны только направ­лялись на ловлю. Я должен признать, что меня мотивировало тогда не только призвание Божье на мою жизнь, но также переполнявшая меня гордость и самодовольство по поводу того, как ловко я перехитрил флотилию. Даже сейчас, 25 лет спустя, я ощущаю славу тех дней, как будто это было вчера.
В конце концов, капитан шхуны «Голубая вода» поум­нел. Он также держал свою лодку снаряженной и готовой отправиться в путь и начал спать в лодке, ожидая услы­шать, как мой детройтский дизельный мотор взорвет ревом тишину ночи. При помощи темноты, штормящего моря и радара (у меня радара не было) он проследовал за мной на безопасном расстоянии половину ночи и весь следующий день. Когда ветра утихли, я бросил якорь в «Банке Джека» и начал вытаскивать по два групера за раз. В этот момент шхуна «Голубая вода» незаметно подошла к моей корме и застала меня за ловлей. Проблема была в том, что ее капи­тан не знал, что «Банк Джека» был на глубине 840 футов, и ему не хватило длины якоря, чтобы рыбачить на такой глубине. Он поймал несколько рыб способом дрифтерного лова, но течение для такого лова было слишком сильным. Я выловил больше него (6 600 фунтов против его 600) в течение этих нескольких дней в море, до того как суровый зимний шторм выгнал нас домой.
Позавидовал ли он или ему было стыдно, что я наловил больше чем он, или он просто хотел отомстить за то, что я так его «уделал», я не знаю, но капитан «Голубой воды» рассказал всей флотилии о местонахождении кораблек­рушения, и все по очереди отправлялись туда и, в итоге, опустошили «Банк Джека». Под покровом ночи они смогли украсть остаток моего наследства, которое, я верю, Бог положил там для меня. Те 25 000$, которые я заработал в «Банке Джека», помогли подготовить Тришу и меня к двум последующим годам в библейской школе, но их могло быть на много тысяч больше, если бы я был более мудр, предви­дя хитрость других, искавших похитить мое наследство.
Так много христиан приняли Христа и имеют право быть сонаследниками с Ним. Мы являемся наследниками всего того, что мы видим «во Христе», но иногда ревность, стыд или ощущение того, что другие более благословен­ны, удерживают нас. В другие моменты просто кажется, что вор украл благословения Божьи прямо у нас из-под носа. Что бы это ни было, многие люди не получают свое наследство просто из-за двух важных истин, непонимание которых многие годы обкрадывало меня в обеспечении и плодотворности в моей жизни и семье. Давайте посмотрим, насколько они, может быть, препятствуют и вам подчи­няться Божьей миссии.
Сиротское сердце связано и пропитано ложью и верова­ниями, не совпадающими с Божьим взглядом, источником которых является отец лжи. Вследствие этого сирота не получает наследство законным образом. Сироты живут в сфере обмана и тьмы, в то время как наследство принадле­жит к сфере истины и света.
Этот контраст между истиной и ложью приводит нас к шестой истине в нашем путешествии от рабства к сыновству.

Истина №6: Ежедневно отрекаться от ложных верований и скрытой лжи сиротского мышления

Пр.23:7 говорит, что мы становимся такими, каковы мысли в нашем сердце. Если ты думаешь как сирота, то ты будешь жить как сирота. Если ты думаешь, что у тебя нет дома, ты будешь жить так, как будто у тебя его нет. Если ты думаешь как сын, ты будешь жить как сын. Если ты думаешь, что у тебя есть дом, ты будешь жить так, как будто он у тебя есть. Ключевая истина для вытеснения сиротского мышления состоит в следующем: разоблачить ложь и верования, не совпадающие с Божьим взглядом, которые лежат в основа­нии сиротского мышления, и позволить свету рассеять тьму. Это ежедневная битва, в которой мы все сражаемся.
На самом деле Павел описывает ее явно военными тер­минами:
«Ибо оружия нашей брани не от плоти, но сильные Богом на разрушение крепостей. Мы разрушаем размыш­ления и всякое высокомерие, восстающие против позна­ния Бога, и пленяем всякую мысль в послушание Христу” (2 Кор.10:4-5, Библия в переводе «Новый Американский Стандарт»).
Слово, переведенное как «размышления», на греческом означает «умозаключения, воображение или мысли, кото­рые предшествуют нашим поступкам и формируют их». «Крепости» (в Синодальном переводе Библии - «тверды­ни» - прим. переводчика) сами по себе не являются чем-то демоническим; этот стих говорит о «твердыне» мышления, которая включает в себя ложь, противоречащую тому, что Бог открыл о Себе. Это привычная структура мышления, которая превозносит себя выше познания любви Божьей. «Твердыня» мышления дает врагу место действовать в вашей жизни. Если вы изгоните демоническое влияние, но оставите «твердыню» в разуме, то тогда демоническое влияние будет иметь законное право вернуться и занять «твердыню» в разуме.
Наш разум находится или под влиянием Отца Творения, или под влиянием отца лжи. Мы увидели во второй главе нисходящую спираль сиротского мыш­ления, состоящую из 12 шагов, кульминацией которой является твердыня угнетения. Только ежедневное хож­дение в истине Христа может заменить такую твердыню. Одной из самых больших опасностей в этом является тот факт, что очень часто ложь и верования, не совпадаю­щие с Божьим взглядом, проскальзывают в наши мысли настолько незаметно, что мы даже не распознаем их как сиротское мышление.
В январе 1998 года через пару месяцев после моего испо­ведания и «возмещения ущерба» (см. девятую главу) в слу­чае с епископом Майлзом, Триша сказала мне: «Я видела сон о твоей предстоящей поездке в Польшу». Я должен был ехать на пасторскую конференцию в северную Польшу в мае того года. Триша продолжила: «Во сне я видела, что с тобой был епископ Майлз. Почему бы тебе не пригла­сить его поехать с тобой?» «У него нет времени для меня», - ответил я. Вы уловили? Видите, как сиротское мышление извращает наш образ мысли? Это правда, епископ Майлз был очень занятым человеком и регулярно совершал меж­дународные поездки. Его время было драгоценным, и мгно­венно я предположил, что я не представляю для него цен­ности, и он не сможет потратить ни частицы своего времени на меня. Поэтому я оставил эту затею.
На следующий день Триша сказала: «У меня снова был этот сон. Тебе действительно нужно позвонить епископу Майлзу».
«Да у него расписание на годы вперед составлено, - про­тестовал я, - он не будет тратить на меня время». И снова я мыслил как маленькое ничтожное ничто, сирота, которого никто не ценит и не продвинет. Никто не явит мне благо­склонности; никому нет до меня дела. Вы видите, как легко и быстро мы можем прийти в согласие с клеветником бра­тьев - первым духовным сиротой?
На протяжении нескольких последующих ночей Трише снился один и тот же сон, что епископ Майлз поехал со мной в Польшу. Она рисковала быть занудой, но продолжа­ла настаивать, чтобы я позвонил ему.
В конце концов, я поднял трубку и позвонил в офис, веря, что я не смогу прорваться к нему. Я сказал его сек­ретарю: «Я хотел бы договориться о телефонном разговоре с епископом Майлзом, в любое время, когда он будет сво­боден». Она прикрыла трубку рукой, и я услышал, как она спросила: «Епископ Майлз, это Джек Фрост, он хотел бы поговорить с Вами».
«Я буду рад поговорить с ним прямо сейчас», - ответил он.
Одно ложное убеждение развеялось мгновенно! Я не мог поверить, что он был там и был доступен, и по его голосу каза­лось, что он искренне заинтересован в разговоре со мной.
Епископ Майлз взял трубку:
- Здравствуй, Джек. Как поживаешь?
- Все складывается довольно хорошо, - сказал я. - На самом деле даже замечательно.
- Итак, расскажи мне о том, что Бог делает.
- Ну, у нас пасторская конференция в Польше в мае, и я подумал, может быть, Вы можете поехать со мной и быть одним их ключевых проповедников.
- Я поверить не могу, что ты зовешь меня, - ответил он взволнованным голосом. - Два года назад я почувствовал, что Бог говорит мне поехать в Польшу. Я там никого не знаю и, начиная с того момента, постоянно молился, чтобы мне открылась дверь в Польшу. Я поменяю свое расписа­ние и поеду с тобой.
И вот так просто епископ Майлз отправился в Польшу вместе со мной. Он прилетел в Варшаву самолетом одной авиакомпании, а я самолетом другой. Приземлившись на час раньше, он встретил меня у выхода. Когда мы шли получать багаж, этот человек, который 40 лет был верен в служении и под властью которого я прослужил три года, положил руку мне на плечо и сказал: «Теперь, Джек, я здесь, чтобы служить тебе».
«Но, епископ Майлз, - запротестовал я. - Вы апостол. Вы тот, кто...»
«Это твоя конференция Джек. Ты хозяин и ты пригласил меня. Я даже не буду говорить. Я просто хочу быть здесь, чтобы помогать тебе во всем, в чем ты нуждаешься».
И я подумал: «И мое сиротское сердце все эти годы испытывало проблемы с тем, чтобы принять сердце слуги этого смиренного человека?»

Прорыв

Итак, мы отправились на конференцию, и я открыл ее, уча о преобразующей любви Отца. Пасторы из централь­ной Европы рыдали в муках, в то время как епископ Майлз сидел и наблюдал за мной в изумлении. К четвертому дню большинство из 90 присутствовавших пасторов лежали на полу лицом вниз в покаянии. Многие пошли к своим женам и просили прощения за то, что они грешили против любви. Наблюдая и впитывая в себя это на протяжении целой недели, епископ Майлз спросил: «Когда ты можешь вернуться в «Собор Евангелия» и провести инкаунтер «В объятиях Отца»? Когда ты можешь прийти в общение слу­жителей и учить этому всех их? »
Начиная с того момента, как я ушел из церкви епископа Майлза в 1991, он никогда не приглашал меня проповедо­вать. Его церковь была огромной, а я привык служить в цер­квях численностью от 50 до 100 человек, где пожертвований едва хватало, чтобы покрыть мои дорожные расходы.
Я ответил:
- Мое расписание довольно свободно. Я могу приехать, когда захотите.
- А когда ты сможешь поехать со мной в Россию и учить 300 пасторов о любви Отца?
- Когда захотите.
- Как только мы приедем домой, я собираюсь позвонить всем старейшинам из общения служителей и сказать им, что им нужно это откровение в их церкви.
Епископ Майлз был верен своему слову. Когда мы вер­нулись, он начал звонить пасторам, которых он знал и почти за одну ночь наше маленькое нищее служение, кото­рое привыкло с трудом сводить концы с концами, стало получать приглашения от более крупных церквей.
Когда я приехал в церковь епископа Майлза на инкаунтер и встал за кафедру тем воскресным утром, я знал, что я не смогу говорить до тех пор, пока я не очищу последствия того осквернения, которое я причинил церкви, о котором я говорил в предыдущей главе. Стоя перед 1500 человек, я ска­зал: «До того как я смогу говорить за этой кафедрой, я хочу попросить эту церковь простить меня за то, что в конце 80-х, состоя на протяжении трех лет в штате церкви, я неосознанно осквернил душу этой церкви. Я был здесь не для того, чтобы служить пастору; я был здесь, чтобы служить самому себе, и я использовал многих из вас, чтобы вы могли восполнить мою потребность быть нужным. Я прошу каждого, находящегося здесь, простить меня за то, что я пытался использовать вас и епископа Майлза, чтобы рекламировать и продвигать свою жизнь и служение. Пожалуйста, простите меня».
По всему зданию люди разразились слезами.
Это была сильная конференция!
Вскоре после этого я отправился на собрание общения служителей. Епископ Майлз попросил меня выступить в первый вечер, который всегда в общении был вечером для выступления почетных гостей. Он представил меня 275 пасторам, присутствовавшим там, и сказал им, что то, что я имею сказать, является одним из самых нужных открове­ний наших дней, жизненно важным словом для последнего времени. Это было то самое место, где я годами не мог полу­чить возможности выступить или получить продвижение, которое могло спасти мою жизнь! Но тогда, в прошлом, я был сиротой, которому не доверяли, а сейчас я двигался по направлению к сыновству. Я начал идти по пути смирения, отводя глаза от недостатков или слабостей других, при­знавая и противостоя сиротскому мышлению и ложным верованиям внутри меня, которые подпитывали сиротское сердце. Когда мы готовы смириться перед Богом и челове­ком, Бог почтит нас и возвысит в нужное время.
Я стоял перед этими 275 служителями и исповедовал: «Я присоединился к общению в 1986 году на втором году его существования, когда нас было только 18. Сейчас нас сотни, и за последние 12 лет я делал все, чтобы продвинуть себя и манипулировать вами, чтобы продвинуть свое служение. Я приходил на собрание с ежедневником в руках, в надежде, что вы пригласите меня послужить. Я относился к общению на основании того, что вы могли сделать для меня, а не на основании того, как я могу подчиниться и быть благосло­вением для епископа Майлза и Евангельского Общения. В своей незрелости я пытался использовать вас. Пожалуйста, простите меня».
Не нужно и говорить, что все были шокированы, потому что обычно не услышишь что-то подобное на собрании слу­жителей. Затем я поделился своим свидетельством о при­нятом и лично пережитом откровении о любви Отца. Когда зазвучал призыв к алтарю, многие из тех самых старей­шин, которые не доверяли моей жизни и моему служению ранее, были первыми из тех, кто вышел к алтарю в слезах.
На самом деле некоторые из них даже очутились в моих объятиях, мы плакали вместе, и они просили у меня про­щения за то, что резко осуждали меня. Позднее несколько пасторов больших церквей спросили: «Когда ты можешь приехать в мою церковь и учить о любви Отца?»
Если бы я не ниспроверг верования, противоречащие Божьему взгляду, и не пригласил епископа Майлза с собой в Польшу, то примирения в отношениях, восстановления доверия и продвижения до сферы большего влияния могло бы никогда и не произойти. Ниспровержение сиротского мышления - это ежедневная битва. Признание и отречение от верований, противоречащих Божьему взгляду, и скры­той лжи очень важно для вытеснения сиротского сердца истиной о Божьей трансформирующей любви.
Для того чтобы стать более чувствительными к тому, чей голос вы слушаете, несколько раз в неделю просматривайте таблицу контраста «Сирота/Сын» в Приложении А. Голос Отца Творенья ведет вас домой в место прощения, призна­ния, любви и покоя. Голос отца лжи уводит вас дальше от дома в страхи, деятельность для поднятия самооценки, самоуверенности, в самоосуждение, самопоглощенность, самопродвижение, перекладывание вины, в поиск недо­статков, оправдания и в стремление доказать свою невиновность.

Истина №7: Начните сеять в свое наследство

По мере того как откровение о сиротах и сыновьях ста­новилось для меня реальным, я обнаружил другую важную истину о вытеснении сиротского мышления, когда я понял, что пришло время начать сеять в свое наследие. До этого каждый декабрь мы получали письмо от Международного Евангельского Собрания (EFI), общения церквей, частью которого я являлся, которое приглашало нас поучаство­вать в Рождественском сборе пожертвований для епископа Майлза. Я знал, какая у него зарплата и как часто он про­поведовал в других церквях, которые собирали для него хорошие пожертвования. А я пытался поднять семью из пяти человек на сумму, меньше чем 30 000$ в год. «Почему бы им не собрать пожертвование для меня?» Определенно, сиротское мышление.
В те дни у меня не было откровения о том, чтобы отдавать честь тем, кто находится в почетном положении, по причине нехватки сердца сыновства. Бог начал мне открывать, что своим сиротским мышлением я проявлял непочтение к влас­ти каждый раз, когда чувствовал, что власть не нуждается так сильно, как я, в том благословении, которое она получает. Это открыло мне то, что я не имел почтения по отношению к власти и, таким образом, не имел сыновства.
Сыны узнают силу сеяния в свое наследие, желая бла­гословить тех, кто благословил их, а также благословляя других, по мере того как они сами переживают благосло­вение. Как говорил Павел Римлянам: «Ибо если язычники разделили в их духовном, то должны и им также пос­лужить в материальном» (Рим.15:27, Библия в переводе «Новый Американский Стандарт»). Когда я наткнулся на этот стих, уже имея новое мышление сына, я осознал что я в долгу у всех тех людей, которые терпели меня в мои «подростковые годы», годы моей духовной незрелос­ти, когда я больше брал у людей, чем отдавал. Как много печали и боли я причинил епископу Майлзу и некоторым другим людям в моей жизни из-за своей незрелости, ценя их только за то, что они могли сделать для меня, и пытаясь манипулировать ими, чтобы получить продвижение для своей жизни и служения.
У кого вы в долгу?
Господь объединил другие стихи с предыдущим: «Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пож­нем материальное от вас? (1 Кор.9:11, Библия в переводе «Новый Американский Стандарт»). Шестая глава послания к Галатам содержит стих, который часто толкуется вне контекста: «Тот, кого учат слову, делись всяким благом с учащим тебя. Не обманывайтесь: Бог поругаем не быва­ет; что посеет человек, то и пожнет также: сеющий в свою плоть от плоти пожнет тление, а сеющий в Дух от Духа пожнет жизнь вечную» (Гал.6:6-8, Библия в переводе «Новый Американский Стандарт»).
Подумайте о людях, у которых вы в духовном долгу. Кто воспитывал вас в вере? Кто был вашим наставником? Кто взращивал вас в Божьих вещах? Кто искренне явил вам любовь Отца, вне зависимости от того, насколько совер­шенно это было? Кто претерпел, когда вы ценили их ради того, что они могли для вас сделать, а не ради отношений? Сеяли ли вы материально в их жизни и служение? Делаете ли вы важное для них важным и для вас?
Когда сиротское мышление доминировало в моем образе мыслей, каждый раз, когда дело доходило до необходимости благословить каким-то образом епископа Майлза или других людей, стоящих у власти, я вставал в оппозицию. По мере того как Бог открывал мои глаза, чтобы я увидел это, я осознал, что я никогда не отдавал долг. «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает; что посеет человек [в духовную власть материально - прим. автора], то и пожнет также». Этот стих говорит, что когда собирается особое пожертвование для кого-нибудь, сто­ящего на позиции власти в вашей жизни, и вы начинаете печа­литься об этом и посылаете самую маленькую сумму, которой вы могли бы отделаться, то вы не пожнете ничего, кроме тления. Это может обнажить отношение непочтения в сердце. Нет наследства для сирот. Но если вы сеете в Дух, вы пожнете жизнь вечную. Наследство предназначено для сынов.

Сея почтение

Я начал осознавать, что сбор пожертвований для епископа Майлза и сеяние в его жизнь и служение были не для того, чтобы восполнить его нужду, но для того, чтобы открыть состояние моего сердца и то, что я хотел пожать в будущем от тех, кто неусыпно печется и дает отчет о моей жизни. Бог действительно взялся за мое сердце в этом вопросе. Я сел вместе с женой и показал ей всю картину: «Триша, мы никог­да с радостью не благословляли людей, стоящих во власти, которые терпели нас все годы нашей незрелости. И посмотри, с каким трудом мы пробивались». Мы давали бедным, давали на миссии, давали здесь и там; но из-за того что мы ощущали, что те, кто во власти над нами, в этом не нуждаются или этого не заслуживают, мы не проявляли к ним почтения. Но речь шла не об их нужде, речь шла о том, сироты мы или сыны, готовы ли мы подчиниться под их власть и поддерживать их. Речь шла о том, что мы нуждались в том, чтобы посеять поч­тение, для того чтобы позднее мы могли пожать почтение и влиять на жизни других ради Царства Божьего.
Я сказал Трише: «Я хочу начать жертвовать людям, которые сносили нас все эти годы и помогали нам стано­виться более зрелыми». Вместе мы составили список из пяти человек и начали молиться за семя, чтобы посеять: «Отец у нас нет денег. Мы ничем не можем благословить этих людей. Поэтому, Отец, в соответствии с Рим. 15:27,1 Кор. 9:11, Гал.6:6-8 мы просим Тебя обеспечить семенем сеюще­го и хлебом в пищу, чтобы Ты мог умножить наш урожай. Дай увеличение финансов, чтобы мы могли преуспевать во всем для щедрости». Мы стали востребовать это ежеднев­но, и финансовый рост начал приходить.
Сначала медленно, затем больше. Если мы получали 20$ из неожиданного источника, мы отдавали 10$ наше­му пастору; если 50$, мы отдавали ему 20$. Иногда я брал пожертвование на миссии, собранное на одном из наших инкаунтеров, и посылал часть епископу Майлзу на его предстоящую миссионерскую поездку.
Мы решили не превращать сеяние в наше наследие только в сфере финансов. Это также касается нашего вре­мени, фокуса и лояльности. Мы искали других способов благословить епископа Майлза и пастора Филиппа. Все, что было важно для них, мы собирались делать важным для нас и всей нашей команды в служении Шайлоу Плэйс Министриз. Мы искали любого возможного способа про­явить почтение, благословить, поддержать и продвинуть их семьи, работу и служение.
Когда мы с Тришей приняли откровение о сеянии в наше наследство, наш доход в Шайлоу Плэйс Министриз вырос на 78 процентов за первый год. За второй год он вырос на 76 процентов. В 1999 и 2000 годах он вырос еще на 74 процента, после 11 сентября 2001 года доходы мно­гих служений по всему миру начали сокращаться, а наши, несмотря на это, продолжали расти. Куда бы мы ни поеха­ли, мы изумляемся тому почтению и финансам, которые вверяют нам люди.
Наша десятина принадлежит нашей поместной церкви, но, кроме того, мы продолжаем сеять материально в тех людей, которые служили нам. Это библейский принцип. У нас есть долг, и это честь отдавать этот долг, благословляя материаль­но, а также своей верностью и эмоциональной поддержкой каждого из тех, кто терпел нас, когда у нас были сиротские сердца. Это и есть сеяние в наше наследие, и это помогает вытеснять сиротское мышление сердцем сыновства!

Истина №8: Вхождение в наше наследство

В нашем путешествии от рабства к сыновству послед­ней истиной, которой я хочу поделиться с вами, является трансформация, которую я увидел в своей жизни, семье, отношениях и служении. Это доказательство, которое делает все написанное в этой книге реальным, тем, чего стоит искать более глубоко. Ничто не мотивирует так, как результаты!
В течение трех лет, с 1997 по 1999, предыдущие семь истин работали в моем разуме и эмоциях до того, как они стали откровением в моем духе. В течение этого времени Триша и я видели сверхъестественную трансформацию, происходящую во многих сферах нашей жизни. Но сейчас, в 2006 году, становится так ясно видно то наследие и пребыва­ющие плоды, в которые мы вошли через наши поиски покоя. Ниже перечислены некоторые пребывающие плоды, кото­рые проросли благодаря работе сыновства в нашем сердце.
Во-первых, я начал открывать для себя Божий покой. Большую часть своей жизни я сражался с неспособнос­тью отдыхать и наслаждаться жизнью. Казалось, что-то всегда меня сжимало и втягивало в состояние беспокой­ства. Вот несколько слов, чтобы описать, что я чувствовал внутри: напряжение, волнение, борьба и стресс. Давайте попробуем дать определение беспокойству: ощущение, что есть что-то еще, что я должен сделать или привести в порядок, чтобы чувствовать себя ценным, признанным, принятым и любимым.
Наша культура, основанная на конкуренции, склонна определять покой как место лени и непродуктивности. Но библейский покой, который можно обрести в сынов­стве, это не место без активности и плодотворности. Покой - это положение сердца сыновства, которое ощу­щает себя настолько укрытым Отцовской любовью, что не позволяет себе быть перетянутым в место, где мы должны сражаться, чтобы чувствовать себя ценными, признанными и защищенными. Пребывание в покое - это место, где все люди будут привлечены к нам, потому что каждый ищет покоя.
Во-вторых, ощущение себя более защищенным и пре­бывание в покое в любви Отца вытеснило много моих страхов - боязнь власти, боязнь довериться, боязнь отвержения, боязнь близких отношений. Находясь среди людей, облеченных властью, или даже среди группы таких людей, я больше не чувствую себя так, как будто я стою снаружи, заглядываю внутрь и недоумеваю: а что мне нужно сделать, чтобы попасть внутрь. Совершенная любовь вытеснила незащищенность и страх снова пере­жить боль.
В-третьих, с вытеснением страха наши взаимоотноше­ния стали намного более открытыми, искренними и зна­чимыми и становятся тем общением любви, каковым его задумал Христос. Мы окружены настоящими друзьями, которые всегда рядом, несмотря ни на что, и мы также стремимся к тому, чтобы поддержать их. Мы увидели, как было сокрушено иго независимости, и восприняли взаимо­зависимую дружбу.
В-четвертых, я помог моим маме и папе принять Господа и, когда они отошли к Нему, пережил ощущение, что все сде­лано. Мой отец умер несколько лет назад, а моя мама в про­шлом году. Есть так много в том, когда ты видишь, как твои родители переходят к Господу, и твое сердце ощущает себя невинным в грехах, которые они совершили против тебя, и в том непочтении, которое ты проявлял против них. Прощение и восстановление не дает клеветнику братьев связывать тебя менталитетом вины или менталитетом жертвы.
В-пятых, сердца моих детей были восстановлены по отношению к моему сердцу. Когда мое сердце было напол­нено сиротским мышлением против моих родителей и духовных властей, я пожинал от своих детей такое же отношение и такие же взаимоотношения. Все трое моих детей сейчас ищут ходить в духе сыновства со мной. Можете представить, какую радость и полноту я, как отец, чувствую при этом?
В-шестых, все трое моих детей и супруги двоих из них, состоящих в браке, ходят с Господом и ищут того, чтобы возвещать Его любовь миру. В мои сиротские годы мои дети прошли через годы бунта и соблазнения миром. Они все вернулись домой к Божьей любви, мотивированные транс­формацией, которую они увидели в своих маме и папе.
В-седьмых, за последние восемь лет мы увидели высво­бождение великого благоволения, почтения и продвиже­ния в нашей жизни и служении. После акта исповедания и «возмещения ущерба» епископу Майлзу мы постоянно росли и доросли до первых позиций в Международном Евангельском общении. Нас выбрали старейшинами, и мы стали регулярно проповедовать на собраниях служителей. За пределами EFI мы считаемся уважаемыми апостоль­скими лидерами для народов, несущими откровение о любящем, нежном и одобряющем Отце.
В-восьмых, финансовое обеспечение и умножение было сверхъестественным за последние восемь лет, как в нашем служении, так и в личной жизни. После 15 лет нищеты сер­дце сыновства дало нам возможность жертвовать с радос­тью и быть финансовым благословением для будущего наших детей и внуков.
В-девятых, по мере того как мы начали фокусироваться на том, чтобы быть сыном и дочерью для тех, кто обладает влас­тью в нашей жизни, многие из служителей, состоящих у нас в штате, и членов команды начали поступать так же по отно­шению к нам и Шайлоу Плэйс. По мере того как продвижение пришло к нам, продвижение стало приходить и к ним, и у нас сейчас около 70 служителей в команде, которые путешеству­ют по миру с посланием о Божьей преображающей любви и оказывают глубокое влияние на семьи, церкви и служения.
В-десятых, за восемь лет мы прошли путь от маленького бедного «никто-никогда-не-слышал-о-нас» служения до международного служения, прикасающегося к миру через наши школы, инкаунтеры и материалы. Многие люди при­ходят к познанию Христа, и еще больше людей пережива­ют преображение своих семей и исцеление сердец.
Десять этих вещей произошли при полном отсутст­вии с нашей стороны настойчивого отстаивания своего превосходства и агрессивной борьбы в попытках все это осуществить. Мы вошли в Божий покой, сфокусировали наши жизни на том, чтобы быть сыном и дочерью, и Его любовь произвела наследство. Близость предшествовала плодотворности. Сыновство предшествовало получению наследства и исполнению Божьего слова, данного в 1980 году: «Оставь свое отождествление с морем, и ты понесешь исцеление и восстановление народам».


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.