Парень встречает девушку

Что я узнал с тех пор, как распрощался со свиданиями
На часах было 17.05. Рабочий день закончился. Шеннон любила свою работу в церкви, но сейчас ей хотелось поскорее оказаться дома, наедине с собой.
Она навела порядок на рабочем столе, выключила компьютер, поправила фотографию на книжной полке, достала из шкафа пальто и попрощалась с сотрудницами. «Пока, Николь!» — сказала она девушке, сидевшей за соседним столом. «До завтра, Хелен!» - крикнула она служащей в приемной.
Она прошла по затихшим коридорам и толкнула тяжелую стеклянную дверь. Холодный зимний ветер дунул ей в лицо, свистел и кружил вокруг нее, пока она шла через опустевшую автостоянку. Она забралась в свою старенькую синюю «хонду» и захлопнула дверцу.
Она уже поднесла было ключ к замку зажигания и вдруг опустила руку. Здесь, в тишине и одиночестве, чувства, которые она сдерживала целый день, нахлынули на нее с неудержимой силой. Слезы подступили к глазам. Она уронила голову на рулевое колесо и заплакала.
«Почему, Господи? - шептала она. - Почему мне так тяжело? Как мне справиться со своими чувствами? Если они не от Тебя, умоляю, удали их!»
Я каждый вечер смотрел из окна, как Шеннон идет к своей машине. Окна моего офиса выходили на автостоянку. «О чем она думает?» - гадал я, глядя на нее. Мне хотелось узнать об этой девушке больше - выйти за рамки вежливых, ни к чему не обязывающих реплик, которыми обычно обмениваются сослуживцы, и познакомиться с ней ближе. Но, может быть, еще не время? Мое сердце так часто ошибалось... Стоит ли доверяться чувствам? Испытывает ли она ко мне такой же интерес, какой я испытываю к ней?
С моего наблюдательного поста Шеннон Хендриксон казалась вполне счастливой, уверенной в себе девушкой, не обращавшей на меня ни малейшего внимания. Я был убежден, что ей нравится другой. Глядя, как она уезжает, я шептал про себя собственную молитву: «Господи, открой мне Твою волю. Дай мне терпения. Покажи мне, когда придет время действовать. Помоги довериться Тебе».
Мог ли я предположить, что девушка, уезжавшая в синей «хонде», плакала и что причиной ее слез был не кто иной, как я?

Три месяца спустя...

Мне было двадцать три года, но пальцы мои действовали так неуклюже, как будто я набирал телефонный номер первый раз в жизни. Я ухватил трубку покрепче, словно дикого зверька, норовившего вырваться из рук, и набрал номер еще раз.
«Ничего страшного», — уверял я себя.
Раздались три гудка, и заговорил автоответчик. Ее не было дома. Я скрипнул зубами. Что делать? Оставлять ей сообщение или нет? Автоответчик запищал, и я ринулся очертя голову.
-  Привет, Шеннон. Это Джош... гм... Харрис.
Я не сомневался, что дрожащий голос выдает меня с головой. Раньше я никогда не звонил ей домой, и сейчас у меня не было для этого никакой уважительной причины, связанной с работой в офисе или в церкви. «Э- э... ты не могла бы мне перезвонить, когда будет время? Спасибо!» Я повесил трубку, чувствуя себя полным идиотом.
Ровно шестьдесят четыре мучительных минуты я терзался сомнениями, соображая, достаточно ли сдержанно и хладнокровно прозвучит оставленное мной сообщение.
Потом зазвонил телефон. Я набрал полную грудь воздуха и снял трубку. Это была Шеннон.
«Привет. Спасибо, что перезвонила. Ну, как дела?»
Мы болтали несколько минут, она рассказывала, как у нее прошел день, и мы оба очень старались, чтобы наш разговор звучал как можно естественнее, хотя оба отлично понимали, что мой звонок - событие из ряда вон выходящее. В конце концов, я собрался с духом и спросил, не смогла бы она встретиться со мной завтра у Эйнштейна - в местной закусочной. Она согласилась.
Прежде чем положить трубку, я неопределенно пояснил, что хотел бы поговорить «насчет одного парня, который ею интересуется».

Насущные вопросы

Мой звонок Шеннон большинству людей показался бы самым обычным делом, но для меня это было событие колоссальной важности.
Почему? Потому что пять лет назад я перестал заводить романы. Знаю, это звучит странно, поэтому сразу поясню, в чем тут суть. Я пришел к выводу, что, пока я холост, кратковременные отношения с девушками мешают мне служить Богу должным образом. Я сохранил все свои общественные связи, всех своих друзей женского пола и желание в свое время завести семью, но с романтическими свиданиями покончил.
Этот новый взгляд был мне совершенно не свойственен. Я всегда любил флиртовать, и мне безумно нравилось состояние легкой влюбленности. Отказаться от романов с девушками для меня было равносильно душевному землетрясению.
Такой взгляд начал формироваться у меня после разрыва с девушкой, с которой я встречался почти два года. Наши с ней отношения были тем сокровенным уголком в моей жизни, куда Бог не допускался. Когда им пришел конец, Он стал показывать мне, каким я был себялюбцем. Я пользовался ею, чтобы удовлетворять свои нечистые желания. И хотя мы с ней никогда не доходили до последнего предела, я все- таки вовлекал ее в греховные физические отношения. Я причинил ей немало обид и страданий. Я нарушил немало обещаний.
Впервые в жизни я серьезно задался вопросом: каким образом моя христианская вера сказывается на моих отношениях с противоположным полом. Речь шла о чем- то более существенном, чем просто о решимости «не заниматься сексом» и «встречаться только с христианками». Что это значит — по- настоящему любить девушку? Что это за чувство - телесной и сердечной чистоты? И каким Бог хочет видеть меня, неженатого молодого человека? И неужели холостяцкие годы предназначены только для того, чтобы переходить от девушки к девушке, завязывая с каждой романтические отношения?
Медленно, преодолевая мое сопротивление, Бог слой за слоем счищал с моей души все, что наросло на ней греховного и нечистого: неверные мысли, неверные ценности, неверные желания. Он преобразил мое сердце. И когда оно преобразилось, я увидел, что мой образ жизни тоже нужно менять.
В возрасте двадцати одного года я описал свои переживания в книге «Я распрощался со свиданиями». Мне хотелось побудить других неженатых и незамужних людей пересмотреть свои любовные отношения в свете Божьего Слова. «Если мы не готовы связать себя определенными обязательствами, то к чему завязывать интимные и романтические связи?» - спрашивал я. - «Почему бы не довольствоваться дружбой с противоположным полом, а всю нерастраченную энергию отдавать на служение Богу?» К моему удивлению, Бог послал мне издателя, захотевшего опубликовать книгу под таким странным названием. Ко всеобщему удивлению, книга стала пользоваться спросом. Оказалось, что не только я, но многие люди переосмысливали свои любовные отношения. Я получал тысячи писем, открыток, электронных сообщений от одиноких людей самого разного возраста, со всего мира: они хотели поделиться своими историями, задать вопросы и попросить совета.
Письма шли нескончаемым потоком, и я понял, что Бог сделал мою книгу не только средством помочь некоторым людям, но и поднять множество разнообразных вопросов.
Ну вот, например: если вы не ходите на любовные свидания, тогда как же вам, в конце концов, вступить в брак? Одна девушка написала мне: «Мне хочется избежать ловушек, расставленных нашей культурой на пути к романтическим отношениям, но как же я познакомлюсь с парнем достаточно близко, для того чтобы понять, хочу ли я выйти за него замуж? Есть же, наверное, между дружбой и браком что- то еще?»
Главная идея моей первой книги состояла вот в чем: «Если вы не готовы к браку, воздержитесь от любовных связей». Но тут мои неженатые и незамужние корреспонденты стали спрашивать: «А как узнать, готов ли ты к браку? И если готов, то как тебе поступать дальше?»
Если честно, над этой стороной вопроса я как- то не задумывался. Да и не собирался я становиться консультантом в области отношений между полами.
Вопросы, которыми засыпали меня мои читатели, были неясны и мне самому и тяжким грузом лежали у меня на сердце.
Вот почему мой звонок Шеннон значил для меня так много. Я чувствовал, что готов связать себя узами брака, и меня неодолимо влекло к этой девушке. Что теперь?
Последние пять лет я воздерживался от любовных отношений и все это время Бог оставался верен мне. Вступая в область неизведанного, я знал, что и теперь, когда я стремлюсь к любовным отношениям, Он останется мне верен.
Парень, «распрощавшийся со свиданиями», готов был сказать ухаживанью «здравствуй!»

Столик в дальнем углу

На следующий вечер я прибыл на встречу с Шеннон задолго до назначенного времени. Закусочная Эйнштейна - самая популярная забегаловка в Гейтерсберге, и в обеденные часы она обычно переполнена, но по вечерам здесь почти пусто. Я присмотрел одинокий столик в самом дальнем углу. Стол был слегка грязноват, и я попросил официанта протереть его. Все должно было быть на высшем уровне. Я прошел в туалет и придирчиво осмотрел свою прическу. «А, ладно!» - сказал я зеркалу.
Я вернулся за столик и стал ждать. Мне не сиделось на месте. Я никак не мог решить, стоит ли мне закинуть ноги на стул. Будет ли такая поза смотреться более не принужденно? Нет, пожалуй, это будет выглядеть чересчур развязно. Может, закинуть на стул одну ногу? Тогда я буду похож на раненого. В конце концов, решено было оставить обе ноги под столом.
 Я то и дело пытался обдумать предстоящий разговор, и всякий раз при этом меня кидало в жар. Мне не верилось, что я отважился на такой дерзкий шаг, и что через несколько минут она будет сидеть напротив.
Вот уже год как мы с Шеннон Хендриксон были приятелями. Мы работали в одном офисе. Она - секретарша, я - интерн. Первое, что я отметил при встрече с Шеннон, были ее глаза - голубовато- серые и чуть- чуть с зеленью; когда она улыбалась, в них блестели искорки. Второе - ее рост. Ровно 1 метр 54 сантиметра. Шеннон – типичная «маленькая женщина». Это мне сразу понравилось. Во мне самом всего 1 метр 69 сантиметров росту, и девушка, которая, разговаривая, смотрит на меня снизу вверх, - редкая находка.
В первый раз я обратил на нее внимание в церкви, когда после богослужения она рассказала, как она отдала свою жизнь Христу. Два с половиной года назад Бог был ей безразличен. В то время Шеннон только что вернулась в Мэриленд, окончив колледж в Нью- Гэмпшире, где она вела, что называется, «разгульный образ жизни». Это была пустая, бессмысленная жизнь закоренелой эгоистки — жизнь, в которой правил грех. Возвратившись домой, она положила все силы на то, чтобы добиться своей заветной цели - стать профессиональной певицей. Вскоре ей предложили переехать в Нэшвилл, и это показалось ей очередным значительным шагом на пути к «звездной» славе. Таким уж она была человеком. Ее родители развелись, когда ей было девять лет, и отец воспитал ее в твердом убеждении, что в этой жизни она должна надеяться только на себя. Она ставила перед собой цель и потом делала все, чтобы ее достичь.
Перед отъездом в Нэшвилл она решила взять несколько уроков игры на гитаре. Стала искать учителя, и кто-то из друзей посоветовал ей обратиться к гитаристу по имени Брайан Чизмор, который как раз искал себе учеников. Только вот Шеннон не знала, что Брайан был христианином и искал возможностей поделиться своей верой. Уроки игры на гитаре должны были превратиться в уроки спасения души.
Она взяла несколько уроков, и спустя некоторое время Брайан рассказал ей, как Иисус изменил его жизнь. Она вежливо его выслушала, но сказала, что никогда не смогла бы жить так, как живет он. «Я очень вас уважаю, но это не для меня».
«Думаешь, после смерти ты попадешь на небеса?» - мягко спросил Брайан.
«Думаю, я в принципе хороший человек», - ответила она.
Но эта самонадеянная отповедь, как ни странно, сделала свое дело. Вопросы Брайана никак не выходили у нее из головы. А вдруг Бог действительно существует? И если Он существует, то хочет ли она жить для Него?
Шеннон тайком от всех начала интересоваться христианством. Прочитав Послание к римлянам, она поняла, что на самом деле она вовсе не «хороший человек», а грешница, которая нуждается в Спасителе. Она пошла в магазин христианской литературы и попросила дать ей книжку, где бы разъяснялись основы христианства.  «Подруга попросила», - пояснила она продавщице. Из магазина она вышла с книгой Джоша Макдауэлла «Не просто плотник», в которой приводились исторические подтверждения существования Христа, его смерти и воскресения.
Бог тянул Шеннон к Себе. Он удалял из ее души гордыню и тягу к независимости и пробуждал в ней стремление стать ближе к Нему. Как- то раз, ночью, наедине с собой она раскаялась в своей грешной, себялюбивой жизни и уверовала в Спасителя, Который, как она теперь знала, умер за нее.

Нечто лучшее

Я всегда надеялся, что, встретив свою суженую, полюблю ее сразу же, как только увижу. Как выяснилось впоследствии, шанс «влюбиться с первого взгляда» свалился мне прямо на голову.
Именно в то воскресенье, когда Шеннон рассказывала свою историю, я заинтересовался девушкой по имени Рэйчел. Я как раз сидел рядом с ее матерью. Когда Шеннон окончила свой рассказ, мать Рэйчел наклонилась ко мне и сказала: «Прелесть что за девушка, правда?» - замечание, сделанное не иначе, как по иронии судьбы!
Пока я сидел рядышком с мамой моего замысла на будущее, Бог демонстрировал мне Свой замысел во всей его красе. Он проложил для меня курс и сделал это гораздо лучше, чем сделал бы я сам, - да притом еще так, чтобы впоследствии я ни на секунду не усомнился, что этот изумительный замысел зародился именно у Него.
Три месяца спустя Шеннон пришла работать в церковный офис, где уже работал я. Мы сразу подружились, но мне и в голову не приходило, что между нами может быть что- то кроме дружбы. Однажды кто-то спросил, нравится ли она мне, и я подумал: какая чушь! Шеннон, конечно, классная девчонка, - сказал я, - но в роли своей жены я ее никак не могу представить. Кроме того, мы с ней очень разные. Она - новообращенная христианка, из неблагополучной семьи. А я бы хотел жениться на девушке, получившей домашнее воспитание и выросшей в лоне церкви, как и я сам, например, на такой, как Рэйчел.
Но прошло еще полгода, и мои планы насчет совместного будущего с Рэйчел поползли по всем швам, как дешевый свитер. Вспоминаю день, когда я узнал, что ей нравится другой парень. Мы с Рэйчел были только друзьями, и она никогда меня не обнадеживала, но все равно мне стало ужасно больно. Мне нужно было поговорить с Богом. Я закрылся в своем кабинете, но этого уединения мне показалось недостаточно; тогда я забрался в тесную кладовку и захлопнул за собой дверь.
Там, стоя в темноте, я заплакал. Я не злился на Рэйчел, и горечи в душе не было. Я плакал, потому что понимал, что за всем этим стоит Бог. Это Он захлопнул передо мной дверь и не дал развиться моим отношениям с Рэйчел. И сделал это для моего же блага. Я был потрясен мыслью, что Творец вселенной входил в подробности моей личной жизни: Он протянул руку с небес и захлопнул дверь, в которую я не должен был входить.
Все еще плача, я стал благодарить Его. «Я не понимаю, почему Ты это делаешь, Господи, но все равно благодарю Тебя! - говорил я. - Не понимаю, но знаю, что Ты благ. Не понимаю, но знаю, что Ты отбираешь у меня это, чтобы дать нечто лучшее!»
Тот день стал для меня переломным в жизни. Я перестал рассчитывать на собственные, тщательно разработанные планы и попросил Бога, чтобы Он открыл мне Свой замысел.

Преображение сердца

Примерно в то же время я увидел Шеннон другими глазами. Она была необыкновенно добра к другим людям, в том числе и ко мне, и это привлекло мое внимание. В ней было столько любви к Богу и столько христианской мудрости, что трудно было представить, что эта девушка стала верующей совсем недавно. Как это объяснить? Просто она все чаще возникала в моих мыслях и молитвах. То, что я видел в ней, и то, что рассказывали о ней другие, производило на меня какое- то особенное впечатление. Все причины, почему я не должен был ею интересоваться, теперь выглядели смешными и незначительными. Бог переделывал мое сердце.
Все это длилось несколько месяцев, пока, в конце концов, не разрешилось телефонным звонком. Я прошел несколько мучительных стадий. Первая: «Это не должно меня отвлекать». Вторая: «И все- таки это меня отвлекает!» И, наконец, третья: «Нужно все это преодолеть!» На этой стадии я поклялся больше не писать о ней в дневнике и пересмотреть свой маршрут по офису, чтобы не проходить каждые пять минут мимо ее стола, - я заметил, что делаю это «как бы невзначай».
В то время я жил в доме своего пастора, С. Дж. Махани. Мои мама и папа жили за тридевять земель, в штате Орегон, поэтому Си- Джей и его жена Каролин стали для меня вторыми родителями. Я рассказал им, что, кажется, неравнодушен к Шеннон, и тогда они дали мне добрый совет, который помог мне не выбиться из колеи: «Не позволяй нетерпению одержать над тобой верх. Будь ей другом, но не выказывай своей симпатии до тех пор, пока не почувствуешь, что готов завязать серьезные отношения, которые имеют совершенно определенную и честную цель. Не нужно играть ее сердцем».
Это было нелегко. Я разрывался между необходимостью скрывать свои чувства и нестерпимым желанием дать ей понять, что она мне небезразлична, только для того, чтобы узнать, пользуюсь ли я взаимностью. Если бы я знал, что нравлюсь ей, мне было бы легче положиться на Бога, - убеждал я себя. Но в глубине души я сознавал, что это неправда. Нужно быть мужчиной: позволь я себе всякого рода уклончивые намеки - это было бы нечестно по отношению к ней. Я стал искать совета у людей, которым доверял больше всего на свете: у родителей, у пастора, у прихожан своей церкви, очень хорошо знавших и меня, и Шеннон. Был ли я духовно и эмоционально готов связать себя узами брака? Смог бы я содержать жену и детей? Угодно ли Богу, чтобы я стремился завязать эти отношения? Я молился не переставая. Чувство мое не только не угасало, но становилось все сильнее. Все, с кем я советовался, в один голос убеждали меня, что нужно идти дальше. Я не знал, суждено ли нам с Шеннон пожениться, но чувствовал, что и Бог побуждает меня сделать следующий шаг.
Этим самым следующим шагом стал угловой столик в закусочной Эйнштейна. Ему предшествовали бесчисленные молитвы и беседы. Много месяцев я таил свои чувства от Шеннон, но теперь пришло время открыться.
Шеннон появилась в дверях точь- в- точь в назначенный час. На вид она была совершенно спокойна. Я вышел ей навстречу и поздоровался. Мы встали в очередь, чтобы заказать что- нибудь. Я углубился в меню, делая вид, что усердно его изучаю, но в ту минуту меньше всего на свете мне хотелось есть.
Ты голодна? - спросил я.
- Вообще- то не очень.
- Я тоже. Может, возьмем чего-нибудь попить?
- Давай.
Мы взяли по стакану «Спрайта» и уселись за столик. Оттягивать неизбежное больше не имело смысла. Я должен был сказать то, ради чего пришел.
-  Ты уже знаешь, для чего я попросил тебя прийти, - начал я. - Но тот парень, о котором я хотел с тобой поговорить... ну, в общем, тот, который тобой интересуется... Одним словом... это я.

Новая пора

Закусочная - не самое романтическое место, где парень может сказать девушке, что она ему нравится. Но в тот вечер мои эмоции были не самым главным. Наша первая встреча не должна была превратиться в сумбурное излияние чувств. Я не предлагал ей не сходя с места выйти за меня замуж и не говорил, что схожу с ума от любви к ней, и она не падала в обморок от радости.
Я сказал, что за время нашей дружбы научился уважать ее. Сказал, что пока не знаю, созданы ли мы друг для друга, но хотел бы это узнать. Я попросил ее вступить вместе со мной в новый период нашей дружбы - пору ухаживания. Это будет пора сближения и углубления наших отношений; за это время мы лучше узнаем друг друга и поймем, можем ли мы вступить в брак.
По правде говоря, звучало все это отнюдь не так гладко, как написано. Я запинался, нервно посмеивался и был далеко не красноречив. Мало того, я забыл произнести слово «ухаживание». Ей даже пришлось перепросить, это ли я имею в виду.
В конечном счете, слово не имеет очень большого значения, сказал я. Важно то, что наши отношения будут развиваться в совершенно определенном направлении. Я не хочу затевать с ней никаких игр. И хотя я действительно предлагаю ей встречаться со мной, меня интересуют не свидания как таковые. Больше всего на свете я хочу поступить так, как угодно Богу, и понять, предназначил ли Он нам с ней вступить в брак. И я хочу, чтобы впоследствии, оглядываясь назад, мы вспоминали эту пору с нежностью и без сожалений, независимо от того, поженимся мы или нет.
-  Я не прошу у тебя немедленного ответа, - сказал я ей. - Можешь размышлять сколько тебе угодно. - Тут я умолк.
Шеннон тоже молчала, задумчиво глядя в свой стакан и поигрывая соломинкой.
-  Ну что ж, - сказала она наконец, - я, конечно, могла бы потянуть время, помучить тебя, подержать в подвешенном состоянии... Поиграть в загадочность. Но я скажу тебе сразу, что согласна попробовать. Не хочу, чтобы у тебя создалось впечатление, будто я отношусь к этому не серьезно или не собираюсь молиться об этом... – Немного помедлив, она добавила: - Откровенно говоря, именно об этом я и молилась...
Так значит, она молилась обо мне? Думала обо мне? Я готов был вскочить и заорать от радости на весь ресторан! Но вместо этого я кивнул и сказал: «Замечательно».

Начало приключения

Эта книга - не просто история о том, что я узнал о любви, романтических отношениях и о Боге, ухаживая за Шеннон Хендриксон. Эта книга для людей, которые понимают, что в наше время в отношениях между парнем и девушкой творится что- то неладное, но не знают, что предложить взамен. Из этой книги вы узнаете о самых обыкновенных одиноких людях, которые своими отношениями с другими людьми стараются почтить Бога. Эта книга о простых библейских принципах, которые преобразили жизнь не одного человека. Эта книга подразделяется на три части, и вот что вы прочтете в каждой из них.
Часть первая показывает, что для христианских взаимоотношений важно не то, каким словом мы их определяем: их можно назвать романом, а можно — ухаживанием, но самое главное - чтобы мы жили для Божьей славы. Когда бурные романтические чувства умеряются и управляются благоразумием, в наших взаимоотношениях появляются благословенное терпение, целенаправленность и четкое осознание действительности. Рассказанная здесь история одной пары поможет нам понять, когда приходит срок завязать отношения и кто тот человек, с которым нам предстоит их установить, и как Бог стремится обернуть все это таким образом, чтобы мы еще более уподобились Ему.
Часть вторая сразу же переходит к практической стороне того, что я называю порой ухаживания. Мы будем учиться постепенно сближаться, но при этом с осторожностью относиться к своим отношениям в таких важных областях жизни как дружба, общение, товарищество и любовь. Мы рассмотрим подробнее роль мужчины и роль женщины. Мы увидим также, какую важную роль в этот период играет община. И, наконец, мы откровенно поговорим о сексуальной чистоте и о том, как нам подготовиться к замечательной половой жизни в браке.
Часть третья поможет парам, которые серьезно решили через некоторое время вступить в брак и хотят пройти этот путь так, чтобы своими взаимоотношениями почтить Бога. Мы увидим, как Божья благодать помогает нам справиться с грехами прошлого. Мы поставим некоторые трудные вопросы, включая наиважнейший: «Стоит ли нам и дальше стремиться к браку или мы должны признать, что наши отношения закончились ничем?» И, наконец, мы напомним, что Божья благодать - главный источник нашей уверенности в том, должны ли мы соединить свои сердца и жизни, скрепив их брачными обетами.
Как видите, цель этой книги - помочь вам поставить Бога в центре ваших любовных отношений, показать, что путь от дружбы к браку, от приятельского «Как дела?» к ликующему «Да, согласен!» должен восприниматься, как возможность не только наслаждаться радостями любви, но и радоваться Богу, чтить и славить Того, Кто создал любовь.
Четыре года назад я, неженатый молодой человек, написал книгу «Я распрощался со свиданиями», чтобы бросить вызов мирскому подходу к любовным отношениям. Сегодня я - женатый молодой человек, и пишу книгу «Парень встречается с девушкой», чтобы прославить любовные отношения в Боге. Я знаю по себе, насколько это хорошо. И мне хочется сказать вам: доверьте свои мечты о настоящей любви Его заботам.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.