Переосмысливая опеку

Клерикальная система церковного управления чрезвычайно популярна, однако сама мысль о ней чужда Писанию. В церкви все члены являются действующими. Он (Бог) назначил некоторых осуществлять присмотр за той работой, чтобы она выполнялась эффективно. В Его планы никогда не входила мысль о том, что большинство верующих должны посвятить себя делам исключительно светским, оставив церковные заботы на плечах группы духовных специалистов.

— Вочман Ни

В нашу церковную жизнь глубоко и прочно въелась небиблейская двукастовая система. В этой системе из двух каст есть каста духовенства, которое подготовлено, призвано, оплачиваемо и от которого ожидают совершения служения. И также есть каста прихожан, которая зачастую действует как аудитория, которая, наверняка, либо платит за представление, совершаемое духовенством, либо яро критикует недочёты, замеченные в этом представлении (пробои всегда найдутся). Никто не ожидает многого от низшей касты - прихожан (пожалуй, кроме как посещения, десятин и свидетельств). В то время, как все больше ожиданий возлагается на высшую касту - священнослужителей (в том числе и самими служителями)! Наибольшая проблема во всём этом деле заключается в том, что библейское воззрение на вопрос служения всецело противоречит такой системе.

— Роберт С. Жирард

У каждой церкви есть руководство. Будь-то явно или нет, но руководство всегда присутствует. Выражаясь, словами Хала Миллера:

Руководство есть. Оно может быть плохим или хорошим. Его могут признавать и принимать, или нет. Однако, оно есть всегда.

В зависимости от того, кто совершает руководство, оно может стать или же самым ужасным кошмаром или же самым большим благословением церкви.

Из-за такой потенциальной двуликости руководства, всегда остаётся большая потребность в том, чтобы христиане могли раз за разом свежим взглядом рассматривать этот важный вопрос. Новый Завет говорит о двух типах руководства: присмотр (опека) и принятие решений. В этой главе мы рассмотрим присмотр и опеку, в следующей - принятие решений. Рассмотрим следующие отрывки:

Из Милита же послав в Ефес, он призвал пресвитеров церкви... Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; (Деян. 20:17, 28-29)

Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду; и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы. (1 Пет. 5:1-4)

Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец... (Тит. 1:5-7)

Старейшины, пастыри и блюстители

В греческом языке старейшина (prcsbuteros) попросту означает старший человек. Поэтому, старейшиной в первом веке был старший в вере христианин. Старший. Человек с опытом и мудростью. Старейшин называли «блюстителями». Этот термин описывает их функции присмотра за делами церкви. Задача старейшины также описана с помощью метафоры «пастырь». Это было связанно с тем, что они проявляли заботу о людях. Таким же образом, как пастухи проявляют заботу об овцах, старейшины проявляют заботу о собратьях христианах.

И хотя все старейшины были «способны учить» и у них у всех был дар пасторства, не все те, кто учил и совершал пасторскую опеку, были старейшинами (Тит. 2:3-4; 2 Тим. 2:2, 24; Евр. 5:12). Учение могло звучать из уст любого христианина, который имел слово наставления для церкви (1 Кор. 14:24-26).

Следовательно, те, кто осуществляя присмотр за церковью, назывались старейшинами, блюстителями, пастырями. Всё это происходило попросту оттого, что эти люди были старше - они подавали пример зрелости тем, кто был менее зрел (1 Пет. 5:3). Они блюли - осуществляли присмотр за духовным благосостоянием церкви (ст.2). И они пасли проявляли попечение о нуждах Божьих людей (ст.2).

Понимая это, приравнять старейшин к социальной нише (посту) можно лишь с большой натяжкой. Чтобы всё же это получилось, нам необходимо вычленить понятие «пастор» и лишить его изначального значения (как человека, заботящегося о Божьем народе). Так же нужно будет вычленить понятие «старейшина», лишив его изначального значения (старший человек). Уже не говоря о том, что придётся вычленить «блюстителя», лишив этот термин его первоначального значения (человек, совершающий присмотр).

Итак, мы видим, что старейшины были блюстителями и пасторами. Термин старейшина свидетельствовал о характере человека. Термин блюститель говорит о роли и функции этого человека, а термин пастор свидетельствует о его духовном даровании. Их основной ответственностью было наставление и присмотр за людьми в церкви в моменты личного кризиса.

Наше западное тяготение к кабинетам и званиям привело к тому, что мы стали навязывать наши собственные идеи церковного порядка тексту Нового Завета. Однако, даже сам дух Нового Завета противоречит идее единого пастора. Он так же противостоит идее старейшины как звания или положения (когда служитель превращается в некого церковного служащего).

Писание также не поддерживает идею «старшего пастора». Это распространённая практика возвышения одного из старейшин до вознесённого авторитетного положения. Нигде в Новом Завете мы не видим формулировки primos inter pares «первый среди равных». По крайней мере, этого нет в формальном или же официальном виде.

Различие между «пастором» и прочими старейшинами в истории церкви возникло из-за случайности. Однако, поскольку это так хорошо совпадает с нашим окультуренным религиозным мировоззрением, современные верующие без особого труда и зазрения совести, приписывают это ложное разделение тексту Писания.

И хотя старейшины совершали присмотр, они не монополизировали служение во время собраний церкви. Также они не принимали решений за всех в церкви. Вместо этого они совершали присмотр за церковью во времена, когда во взаимоотношениях между её членами всё шло не столь гладко.

Прошу заметить, что присмотр, в основном, это пассивная роль. Присмотр со стороны старейшин не делал жизнь Церкви жестче. Он так же не препятствовал служению других верующих. И хотя одарённые старейшины чаще всего Учили в церкви, они совершали это служение на тех же основаниях, что и прочие члены. Они не монополизировали внимание церкви на её встречах.

В частности, старейшины в Новом Завете не вели себя как духовные директора, руководящие своим духовным заведением. Вместо этого старейшины давали себе полный отчёт в том, что церковь не принадлежит им. Вместо этого она принадлежит их возлюбленному Господину - Господу Иисусу. Только Он имел право ходить посреди ... светильников (Откр. 2:1). Таким образом, старейшина в первом веке, несомненно бы скривился, услышав такие фразы, как «ваша церковь» или «ваш приход».

Старейшины в первом веке были попросту духовно зрелыми людьми - примерными христианами, осуществлявшими присмотр (а не контроль или управление) за делами церкви.

Старейшины не были уполномоченными лицами организации. Они не были нанятыми проповедниками, профессиональными церковнослужителями или же людьми, занимавшими в церкви определённую должность. Это попросту были старшие братья, осуществлявшие ненадуманные функции (старейшинство, пасторство, присмотр, пр.)

Их основное задание в церкви включало в себя три составляющие: подавать пример служения в церкви; мотивировать общину верующих к делам служения; формировать духовное развитие более молодых верующих (1 Пет. 5:1-3). Старейшины также разбирались со сложными ситуациями в церкви (Деян. 15:6 и далее). Однако, они никогда на принимали решения за всю церковь. Новозаветный способ принятия решений не был похож ни на диктатуру, ни на демократию. Решения принимались при общем согласии. В этом процессе участвовали все братья и сёстры (См. глава 10).

Как блюстители, старейшины присматривали за работой других (вместо того, чтобы самим выполнять её). Это были люди, которые молились с открытыми глазами. Они постоянно были на страже, храня овец от волков. Поскольку это были старшие люди, их мудрость служила церкви во времена трудностей. Когда они говорили, слова имели вес благодаря их опыту.

Возможно, современный пример поможет объяснить нам, как функционировали старейшины. Как-то я был в церкви, в которой было около 30 членов. За четыре года жизни этой церкви в ней сформировалось трое более зрелых братьев. Всякий раз, когда люди в церкви попадали в личностные проблемы, они естественно обращались за помощью к одному из этих троих братьев.

Церковь инстинктивно доверяла этим людям, их состраданию и мудрости. Характерно, что большая часть их служения происходила вне собраний церкви. Это происходило в личных встречах по домам, на встречах в кафе или по телефону.

Эти мужчины помогали людям проходить личные периоды кризиса в жизни. В церкви, о которой я веду речь, их никто не называл «старейшинами». И на встречах церкви они ни чем не отличались от остальных собравшихся верующих. Посетитель извне не смог бы определить, кто в церкви старейшины. Почему? Потому что встречи церкви - это время действия всех членов церкви, а не одних лишь старейшин. У всех была возможность говорить, служить и действовать на равных основаниях.

Таким образом, роль старейшины можно образно сравнить с ролью печени в человеческом организме. Работа печени не приметна, однако она постоянно выводит из организма ядовитые для него элементы и шлаки. Она противостоит инфекциям, поддерживая деятельность иммунной системы и очищая кровь. Печень органически очищает человеческое тело, позволяя ему правильно функционировать. Однако всё это происходит неявно и неприметно. Таким же образом, старейшины помогают церкви очищаться, не выводя свою работу на передний план, при этом давая церкви возможность функционировать беспрепятственно.

Проще говоря, старейшины были духовными организаторами, которые давали направление, воспитание и поощрение церкви к верности. Таким образом, старейшинство является функцией, которую несёт на себе человек. Это не положение, которое кто-либо должен занять в церкви.

Новый Завет передаёт эту мысль достаточно чётко. Если бы Павел и другие Апостолы захотели возвести старейшин в ранг чиновников, для этого они могли бы воспользоваться множеством греческих слов. Однако, к нашему удивлению, в греческом тексте при описаниях организации жизни церкви напрочь отсутствуют следующие термины:

  • arche (рядовой руководитель, глава, управитель)
  • time (офицер или сановник)
  • telos (унаследованная власть, правитель)
  • arcbisunagogos (начальник синагоги)
  • hazzan (руководитель при общественном поклонении)
  • taxis (пост, положение, должность)
  • hierateia (должность священника)
  • archon (правитель, вождь)

В Новом Завете ни разу не используются эти термины при описании руководства в церкви. Как и у самого Христа, любимым словом Апостолов при описании руководителя в церкви является слово diakonos - означающее слуга или прислуга.

Таки образом, склонность описывать служащее руководство в церкви как чиновников или же профессиональных священнослужителей подрывает истинное значение библейского текста и противоречит идее верующего священства.

Принцип взаимного присмотра

Новый Завет рисует перед нами видение взаимного присмотра. Апостолы всегда устанавливали множественный присмотр в тех церквях, которые они начинали. Так, были старейшины (множественное число) в Иерусалиме (Деян. 11:30). Так же мы видим старейшин в четырёх церквях на юге Галатии (Деян. 14:23). Так же были старейшины (множ. ч.) в Ефесе (Деян. 20:17). Были старейшины (множ. ч.) в Филиппах (Фил. 1:1). Мы видим упоминание о старейшинах в церкви в Иудее (Иак. 5:14). А так же старейшины (множ. ч.) должны были быть рукоположены в каждом городе на Крите (Тит. 1:5).

Мы видим, как Библия непоколебимо, раз за разом, рисует перед нами картину, когда множество старейшин осуществляют присмотр в ранней церкви. Ни в одной церкви в Новом Завете мы не видим единого лидера.

Следовательно, широко распространенная практика sola pastora (единый пастор) не поддерживается Новым Заветом. Библии чуждо понятие о человеке, который бы стоял у руля поместной церкви и управлял делами церкви, проповедовал по воскресеньям, совершал крещение, представлял бы интересы церкви в мире, преподавал причастие (Вечерю Господню), приходил для совершения благословения общественных мероприятий, сочетал живых и хоронил мёртвых. Такого человека вы не сыщете во всём Новом Завете (Если вы сомневаетесь, можете поискать его в своей Библии. Бьюсь об заклад теми деньгами из моей копилки, которые я так и не смог проспорить, что вы его там не найдёте).

И хотя Новый Завет называет Павла «Апостолом», Филиппа - «евангелистом», Манаила - «учителем», Агава - «пророком», в нём вы не найдёте ни одного пастора. На самом же деле существительное «пастор» во всём Новом Завете использовано лишь один раз (См. Еф. 4:11.). И оно использовано в качестве описательной метафоры, а не в качестве церковной должности. К тому же оно использовано во множественном числе.

Всё это абсолютно противоречит бытующей практике. Сегодня «пастор» считается представительным лицом церкви. По его имени определяют принадлежность к той или иной церкви почти повсеместно в западной культуре. (Иногда думаешь, а почему остальные служители лишены такого внимания, несмотря на то, что Новый Завет уделяет их роли намного больше внимания).

В книге «Языческое христианство» Джорж Барна и я приводим историческую иллюстрацию того, что современная должность пастора является пост-библейским нововведением, возродившим традицию человеческого (однако, не столь полезного) священничества. (Священничество - это вера в то, что священник служит посредником между Богом и людьми). В большинстве своём это заимствование из священничества Римского католицизма. Как таковая, эта система в большей мере служит отражением идеи Левитского священничества Ветхого Завета, нежели чего-либо, что мы можем найти в Новом Завете.

(Так сложилось, что те, кто показывает на пример лидеров-одиночек из Ветхого Завета в оправдание идеи единого пастора, совершают две ошибки. Прежде всего, они упускают из виду тот факт, что все личности-руководители в Ветхом Завете - Иосиф, Моисей, Иисус Навин, Давид, Соломон и пр. - все они были прообразами Самого Иисуса Христа, а не грядущей человеческой должности. Во-вторых, они грубо пренебрегают тем принципом присмотра над делами церкви, который ясно описан в Новом Завете)

Старейшины в первом веке были на равных с остальными людьми в церкви. Возможно, кто-то из них был более зрелым духовно в отличие от остальных. Несомненно, у них были иные дары по сравнению с остальными. Однако, всё это не создавало иерархии между ними.

При тщательном прочтении книги Деяний мы увидим, что хотя Бог зачастую использовал различных блюстителей в качестве временных глашатаев для особых случаев (иногда Иакова, иногда - Петра и т.д.), ни один из них не занимал своего рода постоянной должности, возвышавшей его над остальными.

Следовательно, современная должность «старшего пастора», «главного старейшины» или «главного пастора» попросту не существовала в ранней церкви. Ранняя церковь не выделяла среди всех старейшин одного человека для того, чтобы впоследствии вознести его в ранг главного и дать ему особые полномочия. Старейшины были не частью командной цепочки, в которой их положение было бы под Христом и над церковью. Они не были частью иерархической пирамиды. Они попросту были членами тела Христова, а не элитой или богемой.

Опять-таки нынешняя система с единым пастором была целиком и полностью чуждой церкви Нового Завета. Нигде в Новом Завете вы не найдёте описания того, как одного из старейшин возводят в ранг сверх апостола и наделяют его особыми административными полномочиями.

Такие полномочия являются прерогативой лишь одной личности - Господа Иисуса Христа. Лишь Он один является эксклюзивным главой Церкви.

Таким образом, лишь Он один имеет право повелевать Своими овцами. Множественное блюстительство в церкви защищает идею единоличного главенства Христа. Этот принцип также служит предохранителем от деспотизма и коррупции среди блюстителей.

Общественное признание старейшин

Присмотр за церковью осуществлялся сообща. Совершалось это на местном уровне. Это значит, что старейшинами были местные братья, духовно взращенные самой церковью. Таким образом, распространённая общепринятая практика приглашения руководителя (обычно пастора) из другой местности для того, чтобы вести церковь, не имеет основания в Новом Завете. Напротив, мы видим, что старейшинами были местные братья, которых Бог поставил и воспитал в местной общине.

Столь же важен тот факт, что старейшины часто появлялись некоторое время спустя после того, как церковь начинала существовать. Так для иерусалимской церкви понадобилось как минимум четырнадцать лет, чтобы там проявились местные старейшины (Деян. 11:30). Лишь через некоторое время после того, как четыре церкви образовались на юге Галатии, Павел и Варнава признали старейшин в каждой из них (Деян. 14:23). По прошествии пяти лет после того, как Павел насадил церковь в Ефесе, он попросил, чтобы старейшины из этой церкви встретились с ним в Милите (Деян. 20:17). Когда Павел писал церкви в Филиппах, которой на тот момент было двенадцать лет, он приветствовал присутствовавших там блюстителей (Фил. 1:1).

Всем этим я хочу показать, что нигде в Новом Завете нет описания того, что старейшины появляются в церкви сразу после ее основания. Как и в случае с духовными дарами, церковь - это духовный организм, производящий старейшин естественным образом. Это определено её ДНК. Однако, для того чтобы они проявились, необходимо время.

Следовательно, домашние церкви, которые торопятся назначить старейшин, не имеют на то библейского основания.

К тому же, старейшины никогда не назначали самих себя. Писание раз за разом говорит нам о том, что путешествующий апостольский работник признавал их после того, как те проявлялись в поместной церкви. Старейшины не назначали себя сами.

(До того, как проявлялись старейшины, присмотр за церковью совершал апостольский сотрудник, насадивший церковь - 1 Фес. 2:7-12. После чего ответственность за присмотр ложилась на плечи старейшин).

Власть старейшин совершать присмотр была связанна с их духовной зрелостью. Она не была результатом назначения на священническую должность, которая закреплялась за ними актом извне посредством служения рукоположения.

После того, как Святой Дух избирал старейшин, апостольский работник впоследствии подтверждал их призвание публично (Деян. 14:23; 20:28; Тит. 1:5). Однако функция предшествовала форме.

Будет трагической ошибкой, в таком случае, приравнивать публичное назначение старейшин установлению отделённой классовой системы, подобно клерикальным профессиям нынешних дней. Признание старейшин апостольскими работниками было ни чем иным, как общественным признанием тех, кто уже «старейшинствовал» в церкви (См. Чис. 11:16, где приводится тот же принцип). Это не было «рукоположением служителя» в знакомой нам форме. Церковь попросту доверяла тем, кого признавала «старейшинами».

К сожалению, западное тяготение к «кабинетности» и «должностям» привело к тому, что многие христиане навязывают эти идеи библейскому тексту, воспринимая старейшин в качестве чиновников. Однако, такая логика путает присмотр, который совершался в ранней церкви, с современными общественными условностями. Так же это лишает библейские термины, говорящие о руководстве, их исконных значений.

Опять-таки, «старейшина» означает зрелый человек. Слово «пастырь» свидетельствует о том, кто питает и оберегает стадо. А «блюститель» обозначает осуществление присмотра. Проще говоря, новозаветное понимание блюстительства свидетельствует о функциях, а не о должности. Истинная духовная власть зиждется на духовной жизни и функциях, а не на положении или звании.

Иными словами, идею руководства Нового Завета можно лучше понять, если использовать слова, называющие действия, а не понятия. Вспомним лишь о том, что наш Господь Иисус отверг авторитарный порядок тех дней (Мф. 20:25-28; Лк. 22:25-27). В Его глазах духовная власть заключается в полотенце и тазике с водой, а не во внешних проявлениях должностей (Мф. 23:8-12).

Характер или дарование

Старейшины, о которых упоминается в Новом Завете, были людьми характера, достойного доверия, а не людьми чрезвычайно одаренными (1 Тим. 3:1-7; Тит. 1:5-9). Это были служащие лидеры, а не душеприказчики (Мф. 20:25-26). Это были верные братья, а не высокопоставленная администрация.

Старейшины были примером для стада, а не его господами (1 Пет. 5:3). Они не выполняли работу других; они совершали присмотр за работой других. Они вели себя, как собратья, слуги, а не как духовные цари (Лк. 22:24-27). Это были организаторы, а не тираны. Отцы, а не деспоты (1 Тим. 3:4; 5:1).

Старейшины убеждали людей в истине, а не действовали, как церковная автократия, жаждущая власти, которая питала бы их эго (Тит. 1:9). Это были кормильцы, а не истязатели. Духовные смотрители, а не профессиональные проповедники с кафедры (Деян. 20:28-35).

Старейшины искали царства, а не строили империю. Это были обычные христиане, а не всесторонне развитые, сверхспособные сверхлюди, которых боготворили за их выступления, подобные выступлениям знаменитостей и звёзд эстрады сегодня. Это были слуги, а не диктаторы. Они не контролировали, не манипулировали и не терроризировали Божий народ". (К сожалению, я встречал достаточно христиан, пострадавших от старейшин, которые действовали именно так, как это описано выше. С другой стороны, я встречал и много тех, кто отвечает моим описаниям старейшин первого века).

Подготовка старейшины не была академической, формальной или исключительно богословской. Вместо этого она происходила в контексте органической жизни церкви. Требования к ним родились не в стенах профессиональных училищ или же ради соответствия лицензии, но от Божьего Духа (Деян. 20:28). Эти люди не начинали считать себя подготовленными к блюстительству только лишь потому, что они прошли курсы по учёту, ораторскому мастерству и постигли азы психологии. Их блюстительство было органическим, естественным плодом их жизни в церкви.

Старейшин не считали религиозными специалистами, их почитали верными и достойными доверия собратьями. Они не были карьерным духовенством, это были семейные люди, содержавшие себя и свои семьи, работая на обычной работе (Деян. 20:17, 32-35; 1 Тим. 3:5, 7; Тит. 1:6; 1 Пет. 5:2-3).

Благодаря их неустанному труду, некоторые старейшины удостаивались двойной чести от своих церквей. Однако двойная честь именно и была честью - особым всеобщим уважением. Некоторые, основываясь на этой мысли, пытаются отстоять идею профессионального духовенства, опираясь лишь на единственный отрывок из 1-го Тим, в котором говорится:

Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении. Ибо Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей. (1 Тим. 5:17-18)

Однако, контекст этого отрывка свидетельствует об обратном.

Во-первых, конкретные слова, которые в греческом языке использовались для описания «оплаты» или «возмездия» (misthos и opsonion), не употреблены здесь, когда говориться о том, чего достойны старейшины. Греческое слово честь в этом случае - «time», оно обозначает «уважение» или «ценность» чего-либо или кого-либо.

То же слово используется четыре раза в 1-м Тим. Во всех случаях оно обозначает уважение. Бог достоин уважения людей (1:17; 6:16), старейшины достойны уважения церкви (5:17), господа - достойны уважения слуг (6:1). Ещё одна из форм этого слова употреблена, когда Павел говорит о том, что вдовы достойны уважения церкви (5:3). (Заметим, что time ни разу не использовалось в новозаветной литературе в значении «honorarium»).

Во-вторых, все верующие призваны к тому, чтобы чтить (time) друг друга (Рим. 12:10). Было бы абсурдным полагать, что все верующие должны принимать плату друг от друга. Опять-таки, те старейшины, которые хорошо служат должны пользоваться и большей честью или большим уважением.

В-третьих, тот факт, что Павел говорит здесь именно об уважении, следует из стиха 19, где Павел продолжает говорить о том, что старейшины не должны быть обвиняемы (лишаться чести), если только тому нет двоих или троих свидетелей, которые способны подтвердить обвинения (1 Тим. 5:19).

Соглашусь, если вы предположите, что под «особой честью» может подразумеваться добровольное пожертвование или благословение, производимое время от времени (Гал. 6:6; 1 Тим. 5:17-18). Однако, это не было основной мыслью отрывка. Старейшинам оказывают именно честь (уважение), а о выплате зарплаты здесь речи не идёт. Следовательно, 1 Тим. 5 замечательно согласуется со словами Павла, адресованными к старейшинам в Ефесе, записанными в Деян. 20:

Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал: сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии. Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: "блаженнее давать, нежели принимать. (Деян. 20:33-35)

Павел говорит старейшинам в Ефесе следовать его примеру. Этот пример заключался в том, что Павел не брал Денег с Божьего народа, а вместо этого, зарабатывал на пропитание и уделял нуждающимся. Заметьте, что слова в 1 Тим 5:17 и Деян. 20:33-35 обращены одним и тем же людям старейшинам из Ефеса. Таким образом, никакого противоречия нет. Убеждения Павла, записанные в 1 Тим. 5:17-18, попросту заключаются в следующем: Так же как и работающий вол заслуживает пропитания, а работающий человек - зарплаты, так и хорошо трудящийся старейшина заслуживает особой чести.

Таким образом, старейшины в ранней церкви не были зависимы от церкви. Вместо этого, они постоянно трудились, чтобы была возможность поддерживать церковь. И уж точно они не получали закреплённую за ними заработную плату, как это происходит с сегодняшними профессиональными пасторами. Также у них не было библейского основания рассчитывать на полное финансовое содержание, как это было в случае с путешествующим апостолом, начинающим церкви (1-е Кор. 9:1-18).

Поскольку Павел сам был странствующим Апостолом, у него было полное законное право пользоваться финансовой поддержкой Божьего народа. Однако он преднамеренно отказывался от этого права всякий раз, когда работал с новой церковью (1 Кор. 9:14-18; 2 Кор. 11:7-9; 12:13-18; 1 Фес. 2:6-9; 2 Фес. 3:8-9).

Павел не пользовался этим правом, поскольку не желал финансово отягощать новые церкви, которым он служил. Таким образом, принцип Павла касательно финансовой поддержки можно выразить следующими словами:

...да и во всем я старался и постараюсь не быть вам в тягость (2 Кор 11:9)

Опять-таки, церкви Нового Завета чужда идея постоянного нанимаемого духовенства. Поскольку они были попросту братьями, старейшины не становились над стадом. Наоборот, они служили церкви, как люди из стада (1 Пет. 5:1-3).

Чрезвычайный недостаток внимания, уделяемого руководству в Новом Завете

Письма Павла переполнены замечаниями о примерной жизни и действиях. В них крайне мало заинтересованности в титулах или же официальных должностях. Задумайтесь над следующим: каждый раз, когда Павел пишет церкви, которая переживает определенного рола трудности, он всегда обращается непосредственно к церкви, а не к её старейшинам. Это замечание справедливо по отношению ко всем посланиям Павла без исключений.

Позвольте повториться. Каждый раз, когда Павел пишет послание церкви, он обращается ко всей церкви. Он никогда не обращается к старейшинам. Вот пример:

Павел Апостол,... церквам Галатийским... (Гал. 1:1-2)

Павел и Силуан и Тимофей - церкви Фессалоникской... (1 Фес. 1:1)

Павел и Силуан и Тимофей - Фессалоникской церкви в Боге Отце нашем и Господе Иисусе Христе... (2 Фес. 1:1)

Павел, волею Божиею призванный Апостол Иисуса Христа, и Сое фен брат, церкви Божией, находящейся в Коринфе, освященным во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у них и у нас... (1 Кор. 1:1-2)

Павел, волею Божиею Апостол Иисуса Христа, ц Тимофей брат, церкви Божией, находящегося в Коринфе, со всеми святыми по всей Ахаии... (2 Кор. 1:1)

Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию... всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым. (Рим. 1:1,7)

Павел, волею Божиею Апостол Иисуса Христа, и Тимофей брат, находящимся в Колоссах святым и вертим братиям во Христе Иисусе. (Кол. 1:1-2)

Павел, волею Божиею Апостол Иисуса Христа, находящимся в Ефесе святым и верным во Христе Иисусе. (Еф. 1:1)

Павел и Тимофей, рабы Иисуса Христа, всем святым во Христе Иисусе, находящимся в Филиппах, с епископами и диаконами. (Фил. 1:1)

Что поражает ещё больше, так это тот факт, что все церкви, которым Павел писал в Новом Завете, переживали кризис. (Исключением является аудитория послания ефесянам). При этом Павел ни разу не ссылается и не выделяет среди них кого-либо из руководителей.

К примеру, в Коринфе была самая проблемная церковь из всех, упомянутых в Новом Завете. Однако, во всём своём обращении к коринфянам Павел ни разу не вызывает к старейшинам. Он ни разу не упрекает их. Он никогда не хвалит церковь за послушание им. Он даже не упоминает о них.

Вместо этого, Павел обращается ко всей церкви. Этим он показывает церкви, что она вся в ответе за исцеление тех ран, которые она сама себе нанесла. Павел призывает и умоляет «братьев» более тридцати раз в 1-м коринфянам. Он пишет так, как будто не существует никаких должностей в церкви. Это же замечание будет справедливо относительно всех остальных писем, адресованы церквям, переживающим кризис.

Если определённого рода должности существовали в церкви в Коринфе, конечно же, Павел обязательно обратился бы к этим должностным лицам, чтобы те нашли решение проблемам церкви. Однако, он ни разу этого не делает. В конце своего послания Павел говорит коринфянам подчиниться перед самоотверженным Стефаном и его семейством. Однако, он также расширяет это повеление, говоря и о «таковых» и «всякому содействующему и трудящемуся».

Заметьте, что Павел подчёркивает функции этих людей, а не их положение. Его наставления возлагаются на плечи всей церкви. Всё послание коринфянам является мольбой ко всему собранию верующих разобраться с возникшими в общине проблемами.

Пожалуй, самый яркий пример отсутствия должностного руководства в Коринфе мы обнаружим в 1-м послании коринфянам 5. Там мы видим, как Павел собирает всю церковь, чтобы проявить дисциплину относительно отпавшего члена, предав его сатане (1 Кор. 5:1 и далее). Призыв Павла явно противоречит современному пониманию вопроса. В нынешнем нашем мышлении только лишь те, кто имеет «вес в церкви», считаются способными решать такие тяжелые задачи.

Разница между тем, как Павел размышляет о старейшинах, и тем, как большинство современных верующих думают о старейшинах, вряд ли может быть более существенной. Павел и словом не обмолвился о старейшинах ни в одном из девяти своих посланиях церквям. Это также касается его чрезвычайного дисциплинарного трактата адресованного галатам. Вместо этого, Павел настойчиво умоляет «собратьев», побуждая их к действию.

В своём последнем послании к одной из церквей Павел наконец-то упоминает старейшин в своём заглавном приветствии. Да и делает это он мимолётом. Вдобавок, он приветствует блюстителей после того, как приветствует всю церковь. Его послание начинается со слов:

Павел и Тимофей, рабы Иисуса Христа, всем святым во Христе Иисусе, находящимся в Филиппах, с епископами и диаконами. (Фил. 1:1)

Этот порядок кажется несколько странным, если развивать мысль о том, что Павел видел в церкви место, отведенное церковным чинам и должностям.

Сразу после этого приветствия, Павел говорит церкви о её насущных проблемах. После чего он более не упоминает о блюстителях вообще.

Этот принцип виден и в послании евреям. Во всём послании, автор обращается вновь и вновь ко всей церкви. Только лишь в самом заключении послания он вскользь просит верующих приветствовать и блюстителей, которые находятся вместе с ними (Евр. 13:24).

В итоге, очевидный недостаток внимания со стороны Павла к старейшинам показывает нам то, что Павел отвергал мысль о том, что определённые люди в церкви обладали формальными полномочиями, действие которых распространялось бы на всех остальных - подчинённых. Этот факт в очередной раз подчёркивает то, что Павел не был убеждён в существовании специальных церковных должностей или кабинетов.

Послания Петра рисуют перед нами схожую картину. Как и Павел, Пётр адресует свои послания церквям, а не их руководству. Он так же уделяет минимум внимания и эфира старейшинам. Когда это всё-таки происходит, он предупреждает их, чтобы те не переняли в свою практику языческий дух. На самом деле, он специально подчёркивает тот факт, что старейшины находятся среди стада и не должны господствовать над ним (1 Пет. 5:1-2).

Старейшины, говорит Петр, не должны «господствовать [katakurieuo] над наследием Божьим» (1 Пет. 5:3). Интересно будет заметить, что Пётр использует тот же самый термин, который употребил Иисус в Своём обсуждении вопроса власти в Евангелии от Матфея. Дословно Господь сказал следующее:

Иисус же, подозвав их, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют [katakurieuo] над ними... но между вами да не будет так... (Мф. 20:25-26)

Та же мысль прослеживается и в книге Деяний. Там Лука рассказывает историю о том, как Павел наставляет ефесских старейшин:

внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. (Деян. 20:28).

Заметьте, что старейшины находятся «среди», а не «над стадом ».

Иаков, Иоанн и Иуда пишут в том же духе. Они адресуют свои послания церквям, а не их блюстителям. Если присмотреться, то сами эти послания крайне мало говорят о блюстительстве. Они и вовсе не упоминают об официальных старейшинах. Таким образом, становится ясным то, что последовательность и согласованность Нового Завета отвергает нашу склонность воспринимать руководство в церкви в виде официальных должностей. Также можно сказать о том, что на фоне текстов Нового Завета наше восприятие роли старейшин представляется чрезвычайно завышенным.

Старейшинство или братство

Нам было бы полезно задать себе вопрос относительно того, почему Новый Завет так мало внимания уделяет старейшинам. Часто упускаемая из виду причина может сейчас прозвучать несколько удивительно для наших ушей, привыкших к учрежденческим моделям церкви: большая часть ответственности за пасторскую опеку, учение и служение в экклесии лежала именно на плечах всех братьев и сестёр.

На самом деле, богатое видение Павла касательно Тела Христова произрастает именно из его постоянной убеждённости в том, что каждый член является одарённым, имеет своё служение и несёт определённую ответственность за жизнь тела. (Рим. 12:6; 1 Кор. 12:1 и далее; Еф. 4:7; 1 Пет. 4:10). Вследствие чего ответственности служения никогда не сводились к роли группы лишь некоторых людей.

Это объясняет тот факт, почему слово adelphoi, переведённое как «братья», встречается 346 раз в Новом Завете. Оно встречается 134 раза только лишь в самих посланиях Павла. В большинстве случаев это слово служит кратким термином для обращения ко всем верующим в церкви как к женщинам, так и к мужчинам. Для сравнения, слово «старейшины» встречается лишь пять раз в посланиях Павла. «Блюстители» - встречается лишь четыре раза. Слово «пасторы» - лишь один раз.

Таким образом, Новый Завет подчёркивает важность всеобщей коллективной ответственности.

Именно сообщество верующих призвано нести пасторские ответственности и функции. А если говорить конкретно, то все христиане в местном собрании призваны к следующему:

  • посвящать себя друг другу (Рим. 12:10)
  • чтить друг друга (Рим. 12:10)
  • жить в гармонии друг с другом (Рим. 12:16; 1 Пет. 3:8)
  • любить друг друга (Рим. 13:8; 1 Фес. 4:9; 1 Пет. 1:22; 1 Ин. 3:11)
  • назидать друг друга (Рим. 14:19; 1 Фес. 5:11)
  • принимать друг друга (Рим. 15:7)
  • наставлять друг друга (Рим. 15:14)
  • приветствовать друг друга (Рим. 16:16)
  • иметь согласие друг с другом (1 Кор. 1:10)
  • дисциплинировать отпавших членов (1 Кор. 5:3-5; 6:1-6)
  • организовывать дела церкви (1 Кор. 11:33-34; 14:39-40; 16:2-3)
  • заботиться друг о друге (1 Кор. 12:25)
  • пророчествовать по очереди (1 Кор. 14:31)
  • преуспевать в деле Господнем (1 Кор. 15:58)
  • служить друг другу (Гал. 5:13)
  • нести бремена друг друга (Гал. 6:2)
  • снисходить друг ко другу (Еф. 4:2)
  • быть милостивыми и сострадательными друг ко другу (Еф. 4:32)
  • назидать друг друга псалмами, гимнами, духовными песнопениями (Еф. 5:19)
  • подчиняться лруг другу (Еф. 5:21)
  • прощать друг друга (Кол. 3:13)
  • учить друг друга (Кол. 3:16)
  • вразумлять друг друга (Кол. 3:16)
  • ободрять друг друга (1 Фес. 5:11)
  • вразумлять непослушных (1 Фес. 5:14)
  • утешать колеблющихся (1 Фес. 5:14)
  • поддерживать слабых (1 Фес. 5:14)
  • назидать друг друга (Евр. 3:13; 10:25)
  • поощрять друг друга к любви и добрым делам (Евр. 10:24)
  • молиться друг о друге (Иак. 5:16)
  • исповедоваться друг другу во грехах (Иак. 5:16)
  • проявлять гостеприимство друг ко другу (1 Пет. 4:9)
  • быть смиренными друг перед другом (1 Пет. 5:5)
  • быть в общении друг с другом (1 Ин. 1:7)

Мы чётко видим, что все эти призывы "друг ко Другу" воплощают тот факт, что каждый член церкви призван разделять ответственности пасторской опеки. Руководство - дело совместное, а не эксклюзивное. Ответственности руководства лежат на плечах всего тела церкви.

Следовательно, мысль о том, что старейшины управляют делами церкви, принимают решения по всем коллективным вопросам, решают все её проблемы, готовят и совершают всё учение для церкви, чужда Новому Завету. Эта мысль попросту является надуманной и лишенной поддержки Библии. Неудивительно, что в церквях, где ответственности несут лишь старейшины, духовная зрелость атрофируется и члены становятся пассивными и ленивыми.

Проще говоря, Новый Завет ничего не говорит нам о церкви, в которой управляет или заведует один или несколько старейшин. То же касается идеи церкви, которой управляет пастор. Церковь первого века находилась в заботливых руках братства - братьев и сестер. Просто и ясно.

Руководители - органическая часть церкви. Они являются частью её ДНК. Как в теле младенца развиваются ногтики и реснички - всё это происходит органично, по мере роста младенца. Таким же образом всякая церковь, правильно насажденная и живущая жизнью Христовой, естественным образом выращивает старейшин. Также можно сказать, что эти старейшины вырастут из среды собратьев. Когда это случится, они станут блюстителями, а не душеприказчиками.

Заключительный анализ показывает нам, что руководство церкви сводится к одному простому вопросу - главенству Христа. Этот острый вопрос иначе звучит так: кто же будет главой, Иисус Христос или некто из людей?

Вопросы для размышлении:

  • Как вы думаете, почему столь естественным и нормальным для нас стало нечто, что не имеет поддержки Писания (современное пасторство и должности старейшин), и в пренебрежении стало то, чему так много и часто учит Писание (множественное руководство, которое является частью действующего сообщества христиан)?
  • Какая модель руководства, как вам кажется, наилучшим образом отражает руководство внутри Троицы: модель с одним пастором, официальным старейшиной, или же модель сообщества верующих, действующих при водительстве Духа? Какую модель использует ваша церковь?
  • Видите ли вы проявление мудрости Божьей в том, что Он создал церковь органической, способной воспитать группу старейшин, которые совершали бы присмотр за церковью вместо того, чтобы ставить над церковью единого Управляющего пастора (или же приглашенного извне служителя)? Объясните свой ответ. 

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.