Переосмысливая принятие решений

Восприятие Троицы на уровне таких человеческих понятии как причастие и сообщество Личностей полагает основание для сообщества братьев и сестёр, равных между собой, в котором диалог и консенсус являются основными составляющими совместной жизни, как в мире, так и в церкви.

— Леонардо Брофф

Водительство касательно жизни общины в принципе предоставлялось её членам, когда они встречались вместе чтобы обсудить, что от них требует Бог. Они получали это водительство посредством Духа благодаря дарам слова знания, откровения, мудрости, и пр. Во всём этом Павел ни разу не попытался настаивать на том, чтобы каждый член сообщества ответственен за то, чтобы сообщить остальным о том понимании, которое он получил от Бога. Таким образом, наиболее характерной атмосферой, в которой сообщество получало водительство, были встречи христиан, когда они собирались чтобы поделиться и оценить те дары, которые были даны им. Таким образом, посредством множества взаимодополняющих способов водительство передавалось от каждого ко всем и через всех к каждому.

— Роберт Бэнкс

В прошлой главе мы с вами обнаружили тот факт, что Новый Завет не поощряет никакую иную форму руководства, кроме совместного руководства. Господь избрал метод руководства Своей Церковью посредством сообщества из множества членов.

Старейшины появляются со временем. Они являют пример пасторской опеки для остальных людей церкви и осуществляют присмотр. Вдобавок к этому, старейшин в церкви всегда несколько.

Однако, само лишь присутствие множества старейшин еще не гарантирует здоровья церкви. Если руководители не совершают присмотр в соответствии с жизнью и благодатью Христа, то они принесут больше вреда, нежели один руководитель. (К сожалению, я в своей жизни насмотрелся на достаточное число руководителей с тяжелой рукой, которые выкручивали волю народа Божьего, чтобы получить то решение, которое выгодно им. И хотя эти люди никогда не воспринимают себя в качестве духовных деспотов, вся остальная церковь их воспринимала именно так.)

Именно поэтому вопрос принятия решений в церкви приобретает такую жизненную важность. В отличие от современной системы духовенства, старейшины первого века никогда не воспринимались церковью в качестве выдающихся личностей.

Как уже было замечено, мы обнаруживаем крайний недостаток внимания, уделённый старейшинам в Новом Завете. Это обстоятельство не случайно. Оно сильно противоречит протестантской тенденции преобладания и превосходства пастора, а также ставит под вопрос распространённую тенденцию превозносить роль старейшин в «домашних церквях». Обе эти идеи противоречат Новому Завету и его принципам.

В 8-й главе мы узнали о том, что библейская модель руководства предохраняет церковь от ситуации, когда люди оказываются в навязанном подчинении властных авторитарных структур и иерархических взаимоотношений (Мф. 23:11; Мк. 10:42-45; Лк. 22:26-27). Модель руководства, представленная в Новом Завете, служит страховкой для развития настоящего живого главенства Христа. Она также предотвращает проявления авторитаризма. Тот факт, что посох Аарона расцвел, является прекрасной иллюстрацией того, что основания духовной власти берут свои истоки из воскрешенной жизни (Чис. 17:1-11). Духовная власть никогда не основывалась на положении.

Блюстители в ранней церкви совершали присмотр за церковью, опираясь на собственный характер, а не при помощи принуждения или манипуляции. То уважение, которым они пользовались со стороны остальных членов церкви Находилось в прямой зависимости от их жертвенного служения (1 Кор. 16:10-1, 15-18; Фил. 2:29-30; 1 Фес. 5:12-13; 1 Тим. 5:17)

Их авторитет и власть основывались на их духовной зрелости, а не на их священническом положении. Как об этом сказал Пётр, они надзирали за Божьим стадом, «не господствуя над наследием Божьим, но подавая пример стаду» (1 Пет. 5:3).

Подавать пример означает предоставлять другим образец для подражания. Поскольку старейшины были примером они: 1) были активны в служении (подавая пример) и 2) они поощряли церковь быть столь же активными (чтобы другие подражали их примеру).

Таким образом, если старейшина желал того, чтобы другие свидетельствовали не спасённым, то именно на нём лежала ответственность показать пример служения погибающим. Почему? Потому что он был образцом. В этом отношении, заявления о том, что пастор не занимается свидетельствованием, потому что «пастор не умножает и не рожает овец - умножение это ответственность самих овец» является классическим примером искажения Писания.

Если развивать сравнение с пастором и овцами далее, выходя за рамки изначально определённого значения, мы быстро увидим его нелепость. Пастор не только не плодит овец, он также стрижет их, отбирая у овец их мех, и употребляет их мясо в пищу! Проще говоря присмотр в церкви не был рабской обязанностью или же неизбежной мучительной необходимостью. Вместо этого, это был ценный семейный навык, ресурс, отмеченный смирением, родством и духом служения.

Заимствованная парадигма руководства

Учрежденческое христианство окрестило и приняло в свои ряды светские примеры руководства, возведя их в ранг библейских примеров. Каков же результат? Наше современное понимание церковного руководства попало в культурные сети рабства духа нашего времени. Глядя на то, как великое множество библейских учений о руководстве уступают свое место под натиском распространённых культурных тенденций, мы говорим о том, что пришло время отвоевать истинное библейское основание в этой сфере.

Как мы уже замечали в главе 5, основная метафора, описывающая церковь - это семья.

Это объясняет, почему библейский образ руководства похож на образ отца и матери (1 Фес. 2:6-12). Несмотря на это, даже родительский образ руководства может быть искажен и обращён в безжизненную рутину, если его не рассматривать в свете священства всех верующих и в контексте наших взаимоотношений друг с другом как братьев и сестёр во Христе (Мф. 23:8).

Проще говоря, руководство в ранней церкви было не иерархичным, не аристократичным, не авторитарным, не учрежденческим и не клерикальным. Божья задумка руководства основывается на функциях, отношениях, органичности и общности - так же как, и отношения внутри Троицы.

Когда происходит так, что руководство в церкви действует в соответствии с теми же принципами, что и корпоративные исполнительные лица бизнеса или же аристократы в имперской политической системе, это противоречит Божьему замыслу. Именно по этой причине авторы Нового Завета никогда не использовали иерархические и имперские метафоры для описания духовного руководства.

Писатели Нового Завета преднамеренно представляли руководство в образах рабов и детей, а не господ и хозяев (Лк. 22:25-26). И хотя эти образы прямо противоречат распространённой сегодня практике «духовной власти», они замечательно согласуются с библейским учением о Царстве Божьем - царстве, где слабый - силён, бедный - богат, смиренный - возвышен, а последний становится первым (Лк. 6:20-26; Мф. 23:12; 20:16).

Поскольку старейшины ранней церкви знали о том, что церковь не принадлежит им, у них не было необходимости навязывать собственные условия и расписание. Также они не сдерживали и не подминали других, вынуждая их к бездумному подчинению, ссылаясь на собственный «авторитет». (И хотя многие старейшины не действуют подобным образом, к сожалению, находятся те, кто поступает именно так).

Старейшины в ранней церкви не действовали, как олигархи (когда власть всецело принадлежит определённой группе людей) или диктаторы (монополизируя власть в одних руках).

Повторюсь - это были старшие люди, к которым церковь естественным образом обращалась за помощью во времена кризиса.

В то же время можно говорить и о том, что ранняя церковь не действовала так, как работает современная демократия. Многие ошибочно думают, что современная система демократии в том виде, в котором она проявилась в Америке или Европе построена на библейском богословии. Однако в Новом Завете вы не найдёте ни единого примера того, как решение в церкви принимается посредством голосования. Несомненно, все христиане равны в духовной жизни, однако у каждого есть свой духовный дар (Рим. 12:3-8). Церковь не является демократией в чистом виде.

Божественное правило консенсуса

Итак, каким же был новозаветный пример процесса принятия решений, который мы можем наблюдать в ранней церкви? Попросту решения принимались путём консенсуса. «Тогда Апостолы и пресвитеры со всею церковью рассудили» и «мы, собравшись, единодушно рассудили» (Деян. 15:22, 25). Иначе говоря, принятие решения в ранней церкви не было ответственностью, которая возлагалась лишь на старейшин. Это была ответственность всех братьев и сестёр.

Поскольку церковь - это тело, и его члены должны иметь взаимное согласие чтобы двигаться вперёд, в послушании Главе (Рим. 12:4-5; 1 Кор. 12:12-27; Еф. 4:11-16). На деле, недостаток единства и взаимодействия среди членов отражает неспособность тела принимать указания Главы (Христа).

Власть большинства, диктатура и регламентный подход совершают насилие над образом Церкви как Тела Христова. Они разрушают живое свидетельство того, что Иисус Христос является Главой единого объединённого Тела. По этой причине наставления Павла, обращённые к церквям, пропитаны призывами сохранять единомыслие (Рим. 15:5-6; 1 Кор. 1:10; 2 Кор. 13:11; Еф. 4:3; Фил. 2:2; 4:2). Вспомним, чему учил Господь в следующем отрывке:

Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. (Мф. 18:19)

Важно заметить, что слово «согласятся» в этом отрывке является переводом греческого слова «sumphoneo». Sumphoneo означает быть созвучными - звучать в одном аккорде. Современное слово симфония является производным от этого греческого термина. Таким образом, мы чётко видим значение. Когда церковь пребывает в симфонической гармонии, Бог будет действовать.

В этой связи, консенсус отображает процесс принятия решений внутри Троицы, чью природу и подобие мы были созданы отражать. Бог действует тогда, когда Отец, Сын и Дух находятся во взаимном согласии. Принятие решений в Троице имеет общинный характер и отличается взаимным подчинением. Иными словами - это консенсус.

Даже в Ветхом Завете Библия приравнивает консенсус к духовной полноте (1 Пар. 12:38-40; 13:1-4; 2 Пар. 30:4-5). Таким же образом, разделённый совет приравнивается к духовному упадку (1 Цар. 16:21-22).

Опять-таки, старейшины в ранней церкви несли на себе львиную долю ответственности за духовный присмотр и пасторскую заботу о собрании (Евр. 13:7, 17, 24). Однако, они не принимали решения от лица церкви. Так же они не были единственными ответственными людьми, принимавшими решения о направлении для церкви.

Итак, старейшина не имел библейского или же духовного права выдавать приказы пассивной общине. Вместо этого, старейшины (когда они проявлялись) сотрудничали сообща со всей церковью, достигая единогласного решения и единомыслия (Деян. 15:22,28). Но именно церковь, как единое целое, принимала решения, будучи единым «новым творением».

Однако, возразите вы, что же тогда сказать об отрывке из Евр. 13:17? В этом тексте некоторые переводы гласят: «Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны (тем, кто поставлен над вами)». Греческое слово, переведённое в нашей библии как «повинуйтесь» не является термином «hupakuo» - заурядный термин обозначающий послушание и повсеместно используемый в текстах Писания. Здесь использован термин «peitho» (средняя пассивная форма), что означает поддаться убеждению. Писатель послания евреям попросту говорит здесь: «Позвольте убедить себя тем, кто старше вас во Христе, подавшись их убеждению».

Итак, в процессе принятия решений в ранней церкви роль старейшин заключалась в том, чтобы помочь церкви достичь согласия (консенсуса) по тому или иному вопросу. Благодаря их относительной духовной зрелости, старейшины иногда могли влиять на церковь, убеждая людей принимать согласованное понимание разума и воли Господней. Однако, это не давало им права навязывать церкви принятие их точки зрения. Старейшины были людьми, проявлявшими качества характера, которые способствовали сплочённости семьи (1 Тим. 3:4-5; Тит. 1:6).

Значение консенсуса

Церковь достигает консенсуса, когда все её члены приходят к единодушному согласию в поддержку конкретного решения.

Согласен, церковь может достичь согласия, при этом степень энтузиазма по поводу определённого решения не у всех будет равной (не всегда консенсус достигается с лёгким сердцем). Однако, консенсус достигается тогда, когда все, отложив в сторону свои возражения, выступают в поддержку с чистой и доброй совестью.

Когда церковь действует на основании консенсуса, решения не принимаются до тех пор, пока не будет достигнуто согласие. Этот процесс требует того, чтобы все члены в равной мере принимали участие и брали ответственность за то, чтобы познавать разум Господень по определённому вопросу. (Так сложилось, что разум Христов открывается не какому-нибудь одному человеку в церкви. Мы понимаем Божий разум лишь тогда, когда действуем совместно и сообща - 1 Кор. 2:9-16).

Когда церковь достигает консенсуса, не остаётся более места для ропота и жалоб. Почему? Потому что каждый член имел возможность в равной мере принять участие в выработке этого решения. Теперь это решение является решением церкви. Решение принято церковью под водительством Святого Духа.

Принятие решения путём консенсуса противоречит идее современного прагматизма. Прагматизм это американский подход, который говорит о том, что если это работает, то это хорошо; если это даёт результат, то это правильно. Те, кто смотрит на мир через призму современного прагматизма, считают консенсус идеализированным и непрактичным. Однако, это единственная настоящая гарантия того, что группа людей постигла разум Христов.

Некоторые, скорее всего, скажут, что такой метод в наши дни никогда работать не будет. Однако, это просто неверно. Мне довелось побывать во множестве церквей, практикующих именно такой подход.

Выражаясь точнее, консенсус невозможен с человеческой точки зрения. Однако, то же можно сказать и о спасении (Мф. 19:26). Именно обитающий в нас Святой Дух делает принятие решений путём консенсуса практической реальностью и плодотворным свидетельством невидимой жизни Христовой.

Задачи, стоящие перед нами

Разница между практикой принятия решений в учрежденческой церкви и процессом принятия решений в церкви в том виде, в котором это подаёт Новый Завет, на самом деле крайне велика. Всё это должно заставить остановиться и задуматься о том, как же так получилось, что мы столь далеко отошли от примера Библии.

Во многих учрежденческих церквях пастор (и некоторые люди в «совете») принимают решения независимо от церкви. То же будет справедливо заметить о некоторых домашних церквях, в которых всем заведуют старейшины. В этих церквях, решения принимают старейшины, не учитывая вопросы и рассуждения сообщества верующих. Таким образом, члены церкви не имеют права голоса в делах церкви. Что расстраивает ещё больше, так это тот факт, что тем членам, которые не желают мириться с таким положением дел, дают понять что «здесь им не место».

В тех церквях, которые принимают решение силой большинства, люди, «проигравшие в голосовании», остаются наедине со своими сомнениями касательно справедливости большинства. (Иногда даже закрадываются сомнения касательно честности при подсчёте голосов). Тот факт, что Писание пестрит случаями, когда большинство оказывалось неправым, не берётся во внимание". Часто происходит так, что когда 52% людей видят в принятом решении великую победу, оставшиеся 48% ищут возможности свести на нет принятое большинством решение.

Нет сомнений в том, что консенсус обходится нам недёшево. Он требует ответственности от всех членов церкви, призывая их самих искать Господа. Он требует того, чтобы каждый верующий терпеливо взаимодействовал друг с другом, чтобы в результате родилось решение, отражающее Господень разум. Зачастую это значит, что придётся откладывать скорые решения лишь для того, чтобы благодаря уделённому на принятие решения времени родилась большая уверенность в его верности. Однако же сколько совместного созидания вызывает этот процесс! Какое большое терпение он порождает. Каким великим выражением взаимной любви и уважения он является. Каким упражнением христианского взаимодействия и сообщества он оказывается. Всё это полагает великие ограничения нашей плоти и требует от нас готовности оставить в стороне наши собственные планы, даже позволив им умереть.

Является ли такая цена достойной того, чтобы разум Господень был чётко явлен в Его Теле? Разве не стоит давать Ему возможность работать в нас всё глубже, поскольку мы - Его народ? Разве не превосходит уверенность, полученная в познании разума Господня того, чтобы пожертвовать удобством принятия скоропалительных решений - решений, способных причинить вред жизни наших собратьев и не воплощающих волю нашего Господа? Мы так часто забываем о том, что в Божьих глазах средства столь же важны, как и цель. Опять-таки, Кристиан Смит замечательно выразил это в следующих словах:

Консенсус строится на опыте христианского сообщества. Он требует крепких взаимоотношений, способных выдержать несогласия, возникающие при поисках решений. Он требует взаимной любви и уважения, чтобы пытаться выслушивать друг друга несмотря на несогласия. Консенсус также потребует от нас желания знать и понимать других людей больше, нежели наше желание переубедить их или же перенаправить их. Консенсус, как способ принятия решений в церкви, не является более простым, но значительно лучшим. Если перефразировать Уинстона Черчилля, можно сказать, что консенсус - это самая худшая из форм принятия решений в церкви, если, конечно, не брать во внимание все остальные формы и методы. Эффективность не является сильной стороной консенсуса, если под эффективностью мы подразумеваем скорость и простоту принятия решений.

Он отбирает уйму времени, для того, чтобы во всём разобраться, что само по себе может быть достаточно удручающим. Сильными сторонами консенсуса будут единство, общение, открытость к водительству Духа и ответственное участие всего тела. Если речь идет о Достижении этих ценностей, то консенсус оказывается эффективным. Таким образом, принятие решений путём консенсуса просто требует от нас веры в то, что единство, любовь, коммуникация и участие более важны в христианской среде, нежели быстрые и простые решения. Это потребует от нас понимания того, что в конечном счёте процесс столь же важен, сколь и результат. То, как мы относимся друг ко другу, когда вместе принимаем решение, является столь же важным, как и то, какое решение мы принимаем

Говоря о вопросе консенсуса, нужно заметить, что некоторые принесли в жертву Божью истину в угоду достижения удобства. Однако, человеческое понимание удобства и целесообразности является крайне недостаточным критерием для оценки действий в духовном мире.

В таком случае, ключевой вопрос, который все мы должны задать себе, должен быть не «является ли такой метод удобным и целесообразным?», а «соответствует ли этот метод Писанию, и соответствует ли он органической природе церкви?». Вы можете быть уверенными в том, что если Господь нам заповедал следовать определенным принципам, то это будет возможным и практичным благодаря Его благодати.

В итоге можно сказать, что руководство в ранней церкви исполняло следующие ответственности: оно поощряло каждого члена к использованию его (её) духовных даров; оно помогало поддерживать духовную сплочённость среди верующих; оно развивало чувство сообщества, взаимодействия и единства в церкви.

Способность распоряжаться властью и навязывать свою волю другим не является характеристикой библейского руководства. Руководство должно характеризоваться способностью объединять церковь и достигать единодушного согласия в важных вещах. Всякий, кто так поступает в церкви, и является её лидером в этот момент.

В общем, можно сказать о том, что Новый Завет никоим образом не поддерживает идею авторитарного руководства. Также вы там не найдёте и эгалитарного разгула, вызванного отсутствием какого-либо руководства. Он отвергает как иерархические структуры, так и идею необузданного индивидуализма. Вместо этого, Новый Завет рисует перед нами руководство, источником которого является вся церковь во взаимосвязи её членов. Братья и сёстры осуществляют руководство и принимают решения путём консенсуса. Зрелые же братья, в то же время, осуществляют присмотр.

Таким образом, ранние церкви напоминали управляемую демократию. Принятие решений было делом общинным. Они сохранили баланс между такими крайностями, как иерархические структуры - с одной стороны, и самовлюблённый эгалитарный индивидуализм - с другой. Призванием старейшин было проявлять пасторский присмотр в контексте взаимного подчинения, а не в иерархической структуре субординации (Еф. 5:21; 1 Тим. 5:19-20).

Вопросы для размышления:

  • Могло ли случиться так, что многие проблемы, которыми переполнена современная учрежденческая церковь, являются непосредственным результатом нашего надменного предположения о том, что мы нашли лучший способ управления домом Божьим в двадцать первом веке, нежели тот способ, который описан и предоставлен нам в качестве примера в Новом Завете? Объясните свой ответ.
  • Не кажется ли вам, что библейский пример принятия решений путём консенсуса гарантирует нам в большей мере то, что разум Христов откроется церкви, нежели когда принятое руководителем решение попросту навязывается Божьему народу? Объясните свой ответ.
  • Верите ли вы в то, что возможность понять разум Христов касательно того или иного вопроса церкви путём консенсуса превосходит выгоды от удобства принятия скоропалительного решения немногими людьми, которые находятся у власти? Объясните свой ответ.

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.