Переосмысливая церковные собрания

Некоторые учреждения достигают столь старого и почтенного возраста, что сама идея избабится от них, как от ненужных или устаревших, начинает звучать как некое зловещее святотатство.

— Ф. Ф. Брюс

Все силы богословия реформации были направлены на оправдание реструктуризации учрежденческой церкви таким образом, чтобы не поколебать её фундамента.

— Джон Говард Йодер

Среди христиан нормой стали разговоры о «посещении церкви». Пол этим они подразумевают посещение религиозного (церковного) богослужения. Интересно будет заметить, что ни «посещение церкви» ни «церковные богослужения» не встречаются в тексте Нового Завета. Оба эти термина появляются намного позже после смерти Апостолов. Причина тому проста: у ранних христиан не было таких понятий. Они не воспринимали церковь как место, которое необходимо было посещать. Так же они не рассматривали собственные собрания в качестве «богослужений».

Когда мы читаем Новый Завет в поисках понимания того, как встречались ранние христиане, становится понятным, что у них было четыре разных типа встреч. Это были следующие собрания:

  • Апостольские встречи. Это были особые собрания, на которых апостольские служители проповедовали принимавшей участие в рассуждениях аудитории. Их целью было либо начать церковь с нуля, либо ободрить существующую церковь. Двенадцать Апостолов собирали подобные собрания в Иерусалиме, во дворе храма, во времена начала церкви в Иерусалиме (Деян. 5:40-42). Павел проводил подобные собрания в училище Тиранна, когда он начинал церковь в Ефесе (Деян. 19:9-10; 20:27, 31).

Апостольским встречам присущи две основные черты. Первая заключается в том, что апостольский работник совершает большую часть всего служения. Вторая состоит в том, что подобного рода встречи никогда не являются чем-то постоянным. Они - временное явление и ставят перед собой долгосрочные цели. В частности - такую цель, как оснащение поместного тела верующих действовать под главенством Иисуса Христа, не имея при этом человеческого начальника (Еф. 4:11-16; 1 Кор. 14:26). Именно по этой причине Апостол всегда заканчивал своё служение, оставляя церковь".

  • Евангелизационные собрания. В первом веке благовестие чаще всего происходило вне контекста постоянных встреч церкви. Апостолы проповедовали Евангелие в тех местах, где собирались неверующие. Это были синагоги (в случае с евреями) и рыночные площади (в случае язычников), которые и служили наиболее распространёнными местами для благовестил (Деян. 14:1; 17:1-33; 18:4,19). Евангелизационные встречи проводились либо с целью начинания новой церкви, либо с целью присоединения новообращённых к уже существующей церкви. Эти встречи происходили «в своё время». Другими словами, они не были постоянными мероприятиями церкви. Путешествие Филиппа в Самарию может служить примером такого рода встречи (Деян. 8:5 и далее).
  • Встречи для принятия решений. Иногда церкви приходилось собираться вместе, чтобы принять важные решения. Таким, к примеру, было собрание в Иерусалиме, описанное в 15 главе Деяний. Отличительной чертой такого собрания было то, что все принимали участие в процессе выработки решения, в том числе свой вклад вносили Апостолы и старейшины (см. главу 10 для пояснений).
  • Церковные собрания. Это были регулярные собрания церкви. Их, пожалуй, можно назвать новозаветным эквивалентом наших «воскресных богослужений». Однако они радикально отличались оттого, что знаем мы.

Встречи церкви в первом веке в большинстве своём были встречами верующих людей. Контекст 1-го послания Коринфянам 11-14 очень чётко даёт нам об этом знать. И хотя неверующие тоже иногда присутствовали на этих встречах, внимание всего собрания было обращено не на них. (В 1 Кор. 14:23-25, Павел вскользь упоминает о присутствии неверующих на встречах).

В отличие от сегодняшней практики, это не были встречи, на которых пастор проповедовал проповедь, а остальные люди пассивно слушали. Стиль встреч, построенных на проповеди с динамикой от проповедника к прихожанам - от кафедры к скамьям, был чужд собраниям ранних христиан.

Взаимное назидание

Сегодня еженедельное «церковное богослужение» построено ради поклонения, выслушивания проповеди, и, в отдельных случаях, ради евангелизации. Однако в церкви первого века основная цель церковных собраний сильно отличалась от сегодняшних целей. Целью встреч было взаимное назидание. Рассмотрим следующие отрывки:

Итак, что же, братия? Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование, - все сие да будет к назиданию. (1 Кор. 14:26)

Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного. (Евр. 10:24-25)

Обычные встречи церкви, описанные в Писании, позволяли всем членам участвовать в процессе созидания Тела Христова (Еф. 4:16). Не было руководства с кафедры. Никто не выступал со сцены.

В отличие от сегодняшней практики учение на церковных собраниях не предоставлялось одним и тем же человеком неделя за неделей. Вместо этого у каждого члена было право, привилегия и ответственность служить в собрании. Взаимное ободрение было отличительной чертой этих встреч. Фраза «все вы» как раз и выражает уникальную характеристику таких встреч.

К тому же, хотя ранние христиане поклонялись Богу в пении, это пение не ограничивалось лишь ответственностью группы профессиональных музыкантов. Вместо этого встречи позволяли «каждому» вести коллектив в пении. Или же, выражаясь словами Павла: ...когда вы сходитесь, у каждого из вас есть псалом (1-е Кор. 14:26). Даже сами песни отличались некоторой взаимностью. Заметьте, к чему призывает Павел:

Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. (Кол. 3:16)

...назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу. (Еф. 5:19)

Опять-таки понятие «друг друга» было преобладающим компонентом встреч ранних христиан. В таком вот открытом формате ранние христиане зачастую сочиняли свои собственные песни и пели их на собраниях".

Таким же образом всякий христианин, у кого было что сказать от Духа Святого, имел свободу доносить это посредством его (её) уникального дара.

Ибо все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение (1 Кор. 14:31)

По мере того, как Павел открывает приоткрывает для нас занавес церковных встреч в Первом послании Коринфянам главах 11-14, мы начинаем видеть собрание, в котором активно участвует каждый член. Свобода, открытость и спонтанность служат ключевыми отличительными чертами таких встреч. Фраза «друг друга» выражает основную и доминирующую мысль, заключающуюся во взаимном назидании как первоочередной цели этих встреч.

Христос - руководитель новозаветной встречи

Собрания в церкви Нового Завета целиком и полностью зависели от главенства Иисуса Христа. Христос превосходствовал во всём. Он был центром и наполнением этих встреч. Он задавал тон и руководил происходящим на встречах. И, хотя Его водительство невозможно было рассмотреть невооруженным глазом, именно Он был управляющим над всем.

На таких встречах Господь Иисус был волен говорить через любого, кого Он предпочитал для этого выбрать. Не существовало определённой литургии, связывающей Его или же ограничивающей Его действия.

Церковное собрание строилось на принципе «круглого стола». Таким образом, каждый член поощрялся к участию и действию. Для сравнения, встречи учрежденческой церкви построены на принципе «от кафедры к скамьям». Они делят членов церкви на немногих активных и многих пассивных. По этой причине некоторые называют такую церковь «аудиторной».

На встречах первого века ни проповеди, ни «проповедник» не были в центре внимания. Вместо этого божественным правилом было участие всей общины. Собрания не были литургийными, ритуальными или же священными. Не было ничего формального. Всё происходило из живого присутствия Христа.

Собрания служили отражением гибкости и спонтанности, в которых Дух Божий имел полный контроль. Он был свободен являть Себя через любого члена тела, как Сам Он того хотел (1 Кор. 14:26-31). И, если Ему позволяли вести всю встречу, всё совершалось благопристойно и чинно (1 Кор 14:40).

Дух Святой руководил собранием таким образом, что когда человек получал откровение в то время, когда кто-то другой говорил, то другой участник мог свободно вставлять свои мысли и комментарии (1 Кор. 14:27-40). Такого рода встречи были бы чем-то немыслимым в современной учрежденческой церкви. (Просто представьте, что бы произошло, если бы вы перебили пастора, чтобы предоставить свой комментарий, когда тот читает приготовленную им проповедь).

Нигде в Новом Завете мы не найдём оснований для церковных собраний, в которых доминирует человеческое руководство. Не находим мы также и библейской поддержки для идеи собрания, сосредоточенного на кафедре и служении одного человека.

Джон Говард Йодер говорит:

Пожалуй, мало найдётся более крепких констант, пронизывающих всё человеческое общество, нежели то место, которое каждое сообщество людей отводит для профессионального религиозного деятеля... Однако зададим вопрос: Отводят ли такое место какие-либо тексты литературы Нового Завета - существует ли единый конкретный пост, отведённый одному человеку, либо ограниченному количеству избранных людей, определяющий их жизненное призвание исходя из их рукоположения на данный пост, и являющийся центральным для жизни церкви и ключевым для её функционирования? Ответом библейского текста на подобный вопрос будет громогласное отрицание... По этой причине, прежде всего, станем спрашивать не о том, содержится ли в Писании здравая и четкая идея проповедования, но есть ли где - либо в Новом Завете единый конкретный пост проповедника, столь, же чётко определённый, как и прочие роли служителей. Определения ему мы не найдём ни в более пространных объяснениях (посланиях Коринфянам), ни в более конкретных (пасторские послания).

Возможно, самой потрясающей характеристикой встреч ранней церкви было отсутствие каких-либо человеческих постов и положений. Иисус Христос вел собрания посредством Святого Духа через сообщество верующих. И каков же результат? Во всём собрании царила атмосфера «друг другу». И не диво что Новый Завет использует словосочетания «друг друга» около шестидесяти раз. Каждый приходил на собрание убежденный в том, что он (она) обладают привилегией и ответственностью сделать свой вклад от Христа. (Так сложилось, что женщины имели как право, так и привилегию участвовать во встречах церкви)".

Некоторые могут возразить: «Но в моей церкви мне дают возможность нести служение». Спрошу вас вот о чём: дают ли вам возможность совершать служение в те моменты, когда церковь в большинстве своём собрана вместе? Чувствуете ли вы себя свободными подняться в любой момент и засвидетельствовать, преподать учение, сказать слово ободрения, спеть песню, или сделать ещё что-то, что Господь полагает вам на сердце в этот момент? И, что более важно, поддержат ли вас в вашей попытке сделать это?

Скажем честно. Идея взаимного служения, приведенная в Новом Завете слишком уж далека от выпяченного определения «рядового служения» пропагандируемого в типичной учрежденческой церкви. Большинство организованных церквей в избытке предоставляют возможности для добровольного служения «рядовым» членам. Возможностей сродни подстригания травы на лужайке перед церковью, или служения приветствия и рукопожатия, служения уборки церкви, раздачи церковных бюллетеней, преподавания в воскресной школе, пения в хоре, участия в группе прославления (если вы подходите), переворачивать слайды и прочее.

Однако, эти ограниченные «служения» на миллионы световых лет отстают от открытой и беспрепятственной практики духовных даров, которая была доступна всякому верующему на встречах ранней церкви. Практики, которая служила на пользу всей церкви, когда она собиралась вместе.

Необходимость функционирующего священства

Итак, почему ранняя церковь собиралась подобным образом? Было ли это просто временной традицией той культуры? Было ли это, как некоторые заявляют, свидетельством младенчества, незрелости и неведения ранней церкви? Я в этом не уверен. Собрания церкви первого века своими корнями глубоко уходят в библейское богословие. Это было реальным и практическим выражением новозаветной доктрины священства всех верующих - доктрины, которую на словах поддерживают все евангельские верующие.

Что же это за доктрина? Если верить словам Петра, то эта доктрина заключается в том, что все верующие во Христа являются духовными священниками, призванными для принесения «духовных жертв» своему Господу. Павел говорит об этом как о том, что все христиане являются функционирующими членами Тела Христова.

Вдобавок к этому, открытые для всеобщего участия встречи, описанные в Новом Завете, являются естественными для нашей духовной природы. У каждого верующего есть врождённый духовный инстинкт собираться вместе с другими христианами и делиться Господом в атмосфере открытости, лишенной ритуалов и человеческого контроля. Изливать из собственных сердец то, чем их наполнил Бог.

Вспомните духовные пробуждения прошлого. Если вам когда-либо приходилось изучать историю духовных пробуждений прошлого, вы обнаружите тот факт, что они на некоторое время потрясали всё основание традиционных церковных встреч. Проповедники на долгие месяцы переставали проповедовать. Вместо этого Божий народ собирался, чтобы вместе петь, свидетельствовать и делиться вестью о Господе часы напролёт. Эти встречи были спонтанными, открытыми и полными участников. На них не было человеческого контроля.

Почему же это происходило? Потому что Божьи люди подчинялись своим духовным инстинктам, и никто не был в силах остановить волны Святого Духа, который совершал Своё движение в них. К сожалению, после того, как потоки пробуждения возвращались в своё русло, пятисотлетний порядок протестантского поклонения быстро возобновлялся, и открытые встречи в большинстве своём прекращались.

На деле собрания церкви первого века были отражением самоотдачи и обмена жизнью, любовью и общением, которое происходило внутри триединого Бога от начала времён. Посредством Святого Духа Отец извечно отдавал Себя Сыну, а Сын всецело отдавал Себя Отцу. Взаимное общение и разделение жизни, служившее отличительной чертой ранней церкви, было земным отражением этого Божественного взаимообмена.

Добавьте сюда тот факт, что встречи ранней церкви были Богом данной средой, порождавшей духовный рост - как коллективный, так и индивидуальный (Еф. 3:16-19). Мы так же растём, когда мы действуем (Мк. 4:4-25).

Для сравнения, в типичной учрежденческой церкви духовное питание верующих ограничено и зависит от духовной и академической подготовки одного или двух людей - чаще всего пастора и учителя воскресной школы. Может ли быть так, что именно в этом кроется причина того, почему так мало происходит духовных преобразований в современной учрежденческой церкви"?

Говоря о нормальной природе всеобщего служения в Теле Христовом, Джон Говард Йодер отмечает:

Неизбежно напрашивается вывод о том, что служение, где все участвуют не просто вызвано отсутствием диакона, как явлением временным, и не имеющем каких-либо далеко идущих последствий, но является чётко выраженной работой благодати, и представляет собой стандарт функционирования церкви.

Несомненно, христиане могут и должны действовать и вне собраний церкви. Однако церковные собрания особым образом созданы для того, чтобы всякий верующий мог выражать Христа через свой дар (1 Кор. 11 — 14; Евр. 10:24-25). К сожалению, учрежденческая церковь выносит практику принципов «друг друга» исключительно за пределы церковных собраний. Всё это способствует замедлению духовного роста сообщества верующих.

Реформация восстановила истину о священстве всех верующих. Однако она не смогла восстановить органическую практику, которая является воплощением этого учения. Реформаторское воззрение на священство всех верующих имело индивидуалистичный, а не коллективный характер. Оно было ограничено сотериологическим аспектом (спасение) и не распространилось на экклесиологию (церковь). Реформаторы заявили свои права на священство верующих, однако не решились воспользоваться этими правами. В типичной протестантской церкви доктрина о священстве всех верующих является не чем иным, как бесплодной истиной. Если точнее, то она скорее воплощена в доктрине «священства некоторых верующих».

Воистину, немного найдётся вещей, способствующих развитию культуры духовной жизни в большей мере, чем открытое для всеобщего участия церковное собрание, описание которого мы находим в Новом Завете. Бог установил открытые для участия каждого встречи, чтобы воплотить славную реальность выражения Христа посредством всецело задействованного священства.

Автор послания Евреям ярко демонстрирует тот факт, что взаимное участие в Теле является жизненно необходимым для духовного формирования каждого члена. Он учит нас той мысли, что взаимное назидание служит Божественным противоядием, способным предотвратить отступничество, Божественным требованием, для обеспечения стойкости, и Божественным средством для культивирования личной духовной жизни:

Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: "ныне ", чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом. (Евр. 3:12-13)

Здесь мы слышим о том, что взаимное наставление служит средством от ненависти, неверности сердца и обольщенности разума. Похожим образом Новый Завет предоставляет взаимное назидание в качестве Божественной охраны от умышленного греха:

Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного. Ибо если мы, получив познание истины, произвольно грешим... (Евр. 10:24-26)

И хотя множество служителей неоднократно использовали этот отрывок, чтобы подчеркнуть важность «посещения церкви», они не раз наивно игнорировали остаток отрывка. Этот отрывок говорит о том, что взаимное наставление (а не прослушивание проповедей с кафедры) является основной целью собрания церкви. И взаимное назидание служит Богом определённым средством от умышленного (совершаемого по нашему произволу) греха.

По моему мнению, мы игнорируем полноту учения этого отрывка себе же во вред. Причина тому проста: наше духовное благополучие зиждется на совместных собраниях, отличающихся взаимным взаимодействием каждого из членов.

Проявление Христа в Его полноте

Греческий термин для слова церковь - экклесия. На деле он означает «собрание», что хорошо согласовывается с преобладающей мыслью посланий Павла о том, что Церковь - это Христос, проявляющий Себя через сообщество. (1 Кор. 12:1-27; Еф. 1:22-23; 4:1-16).

С человеческой точки зрения, целью церковных встреч является взаимное назидание. Однако, с Божьей точки зрения, цель церковных собраний заключается в выражении Своего славного Сына и явлении Его в обозримом виде. (Церковь - тело, а Христос - Глава. Цель тела в выражении той жизни, которая находится в нём).

Другими словами, мы собираемся вместе, чтобы Господь Иисус мог проявить Себя во всей Своей полноте. И когда это происходит - Тело созидается.

Заметим, что единственный способ, как можно выразить Христа правильным образом, так это в том случае, когда каждый член церкви свободно привносит в Его Тело ту часть, которую он получил. Не стоит заблуждаться по этому поводу: господь Иисус не может быть всецело явленным лишь посредством одного члена. Он слишком богат в Своих выражениях, чтобы быть сведенным до таких крайностей. (Еф. 3:8).

Итак, если рука не функционирует в собрании, Христос не будет явлен в полноте. Таким же образом, если глаз решит остаться бездейственным, Господь будет ограничен в Собственном откровении. С другой же стороны, когда все члены поместного сообщества функционируют в собрании, Христос является миру. Он становится видимым. Почему же так? Потому что Он собран среди нас.

Это похоже на пример головоломки паззл. Когда каждый кусочек головоломки находится на своём месте и во взаимосвязи с остальными кусочками головоломки, паззл собран и предстаёт перед нами как единая картина. Точно так же со Христом и Его церковью.

Наивысшей целью церковного собрания, в таком случае, становится явить невидимого Христа, сделав Его обозримым благодаря Его Телу. Иными словами, мы собираемся вместе, чтобы снова собрать Господа Иисуса Христа на земле. Когда это происходит, не только Христос прославляется в Своих святых и не только каждый член получает назидание, но еще и что-то важное происходит в невидимом измерении: власти и начальства поднебесной получают посрамление!

Павел говорит нам о том, что многообразная мудрость Божья является через Церковь духовным силам зла в поднебесной. Через открытые к всеобщему участию встречи, Церковь демонстрирует другим сферам бытия то, что Иисус Христос - воплощение Божьей мудрости достаточно жив и действенен, чтобы вести за Собой падшую расу существ, некогда бывших врагами Божьими. Это приносит Богу большую славу. Всё это является ключевым аспектом Его вечной цели. Вот как об этом говорит Павел:

Христос - Божья сила и Божья премудрость. (1 Кор. 1:24)

... дабы ныне соделалась известною через Церковь начальством и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем... (Еф. 3:10-11)

Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. (Еф. 6:12)

Открытые для всеобщего участия встречи не исключают идею планирования. Они вовсе не должны быть лишенными порядка. В 1 Кор. 14, Павел излагает ряд достаточно общих требований, предназначенных для того, чтобы встречи проходили благопристойно и чинно.

В сознании Павла не существовало противоречий между открытым для всеобщего участия собрания и порядком, способным быть церкви в назидание. Порядок встреч органичен. Он является результатом того, что каждый член говорит для назидания всего тела.

Что же касается содержания, нужно сказать, что встречи были сосредоточены на Христе. Каждое сказанное слово проливало свет на Его характер. Каждая песня приносила славу Ему. Каждая вознесённая молитва обращалась к Нему. Всё внимание собрания устремлялось к Нему. По мере того как церковь переживала живущую в ней жизнь Христа на протяжении недели, первые христиане собирались вместе, чтобы разделять эту жизнь друг с другом.

В этом отношении встречи ранней церкви служили дополнением, естественной развязкой жизни церкви. Они были тем местом, куда выплёскивался избыток духовной жизни, которая разделялась членами церкви.

Бывало ли так, что вы получали откровение о Господе или же переживали Его действие на деле в такой мере, что вы думали, что не сможете вынести напряжения, если не расскажите об этом другим? Если так, то представьте себе, что бы было, если бы вся церковь переживала подобное.

Именно в этом и сокрыта основная идея собраний церкви: позволить этой духовной жизни вырваться наружу так, чтобы тем самым благословить всех собравшихся. Так же как и участники Троицы, самозабвенно отдают свою жизнь друг другу, так и члены церкви совершают то же самое, когда собираются вместе на своих встречах.

В этом отношении участвовать в собрании новозаветной церкви означало отдавать больше, чем получаешь. В отличие от распространённой в наше время практики, христиане первого века не посещали «служения», чтобы на них получить нечто от особого класса специалистов - «духовенства». Они встречались, чтобы служить своим сёстрам и братьям, передавая им частичку жизни Господней. Поступая так, они искали возможности созидать церковь. (Рим. 12:1-8; 1 Кор. 14:26; Евр. 10:24-25).

Вопрос движущей силы

В типичной учрежденческой церкви религиозный механизм церковных программ является движущей силой питающей церковь в совершении церковных богослужений. Следовательно, если Дух Господень решит оставить обычную учрежденческую церковь, Его отсутствие вряд ли останется замеченным.

Программа по схеме «всё как обычно» будет продолжать своё дело. Программа поклонений останется незатронутой. Литургия не пошатнётся. Проповедь будет произнесена, молитвы, и славословия будут вознесены. Подобно Самсону, конгрегация продолжит свой путь в соответствии с религиозной программой, не заметив, что «Господь отошел» от неё. (Суд. 16:20)

Для сравнения необходимо заметить, что единственной движущей силой собраний ранних христиан была жизнь Святого Духа. Ранние христиане были лишены духовенства, программ и ритуалов. Они всецело полагались на духовную жизнь каждого из членов для поддержания существования и качества их собраний.

Таким образом, если духовная жизнь церкви находилась на спаде, это становилось заметным всем в собрании. Никто не мог оставить незамеченным холодные взгляды и равнодушную тишину. Что ещё важнее, если бы Дух Божий оставил церковь, то она бы и вовсе развалилась.

Проще выражаясь, церковь первого века не испытывала никакого иного движущего и мотивирующего влияния, кроме действия Святого Духа. Она не полагалась на ведомые духовенством, определяемые человеческими программами, подкреплённые учреждениями системы, способные сохранить её потенциал.

Скиния Моисея идеально иллюстрирует тс церкви, которые поддерживаются за счёт существования организации, а не движимы жизнью Божьей. Когда Божье присутствие оставляло священную скинию, сама скиния становилась не чем иным, как пустой обёрткой впечатляющих размеров и вида. И хотя Божья слава отошла, поклонники продолжали приносить свои жертвы в пустой скинии, не замечая отсутствия Бога в ней (1 Пар 16:39-40; 2 Пар. 1:3-5, Иер. 7:12-14).

Таким образом, недостаток учрежденческой церкви заключается в том, что она опирается на созданную человеком, движимую программами религиозную систему, служащую для поддержания структуры «церкви» на случай отсутствия Святого Духа. Эта трухлявая система скрывает от нас тот факт, что когда спонтанная жизнь Иисуса Христа покидает собрание верующих, это собрание перестаёт быть и действовать как церковь во всех её библейских аспектах - хотя сама внешняя форма может остаться нетронутой.

Клерикальное возражение

Хотя Новый Завет описывает встречи ранней церкви как открытые для всеобщего участия и спонтанные, многие представители современного духовенства не позволяют проводить такие встречи в наши дни. Клерикальное возражение по этому поводу чаще всего звучит следующим образом: «Если я позволю своей общине проявлять свои дары на открытых собраниях, у нас воцарится хаос. У меня не остаётся иного выхода, кроме как контролировать ход богослужений - чтобы люди попросту не вышли за рамки дозволенного».

Другие же признают: «Я как-то пытался проводить открытые собрания со своей общиной. Попросту ничего из этого не вышло».

Эти возражения свидетельствуют о большом пробое в понимании Божьей экклесиологии.

Во-первых, мы видим склонность полагать, что у служителя есть сила и право «разрешать» или «запрещать» своим собратьям функционировать в собрании Божьего народа. Такая склонность основана на искаженном понимании вопроса власти. (Мы рассмотрим данный аспект во второй части книги). Никакой человек не имеет права разрешать или запрещать функционировать верующему священству, практиковать дары, данные ему Духом. К тому же, никто не может называть Божий народ «своим народом».

Во-вторых, то предположение, что хаос воцарится, как только контроль духовенства будет снят, свидетельствует о том, как мало надежды мы полагаем на контроль Святого Духа. Это также свидетельствует о недостатке уверенности в народе Божьем, что в свою очередь противоречит идее Нового Завета (Рим. 15:14; 2 Кор. 2:3; 7:6; 8:22; Гал. 5:10; 2 Фес. 3:4; Фил. 21; Евр. 6:9).

В-третьих, та идея, что церковные собрания превратятся в шум и гам, в котором будут участвовать все, кому не лень, попросту неверна. Однако, она порождаема крайне важной мыслью: Божий народ должен быть правильно оснащён, чтобы функционировать под главенством Христа.

Сказав всё это, позвольте так же поделиться искренним наблюдением: если пастор решится внедрить открытые встречи в своей церкви, я вполне могу понять, почему из этого может ничего не выйти. Причина тому проста - он, скорее всего, не подготовил Божий народ для того, чтобы действовать иод главенством Иисуса Христа.

Христиане не становятся подготовленными, молча сидя на месте и слушая проповеди неделя за неделей. Вместо этого Божьи люди оснащаются христианскими служителями, способными научить их, как пребывать в общении с Господом и как действовать в контексте группы верующих. Такие служители подготавливают святых (Еф. 4:11-16). После чего, они делают то, на что не отваживается никто из современных пасторов - они оставляют церковь саму по себе (Деян. 13-20).

Открытые собрания при всеобщем участии всех членов не всегда будут столь же официальными и чопорными на вид, как и собрания в традиционных церквях, которые проходят в безупречном соответствии с тем, что напечатано в церковном бюллетене. Однако они в большей мере отражают полноту Христову, нежели какие-либо подготовленные человеком мероприятия.

На встречах церкви, происходящих по примеру встреч новозаветных верующих, могут возникать моменты, когда кто-либо выносит во всеуслышание нечто не полезное. Это в особенности касается начальных этапов развития молодой церкви. Однако противоядием для таких действий является вовсе не запрет на открытое участие каждого. Тех членов, которые излишне выпячивают себя и предоставляют телу служение, которое его не назидает, нужно исправлять. На этапах формирования эта функция в основном является ответственностью того, кто начал эту церковь. Позже она переходит к тем людям, которые старше и более опытны в собрании (См. главу 9).

Вспомним, что произошло, когда Павел столкнулся с беспорядком и неразберихой в коринфской церкви. Апостол в ответ на это не стал запрещать участие на встречах и прописывать ход литургии. Также он не стал прибегать к помощи людей-организаторов. Вместо этого он передал своим собратьям определённые, достаточно общие рекомендации, которые бы помогли соблюсти порядок и взаимное назидание в собрании (1 Кор. 14:1 и далее).

Более того, Павел был уверен, что церковь прислушается к данным рекомендациям. Это демонстрирует нам очень важный принцип. Каждая церковь в первом веке имела в своём распоряжении помощь путешествующего апостольского служителя, который помогал ей проходить наиболее распространённые проблемы и трудности. Иногда помощь этого служителя выражалась в письменном виде в форме посланий. В другие моменты, церковь получала помощь во время личных посещений служителя.

Сегодняшние служители предоставляют подобного рода наставления церквям, переживающим затруднения в своих собраниях. Эти рекомендации задуманы таким образом, чтобы вернуть происходящее на собраниях обратно, под контроль Святого Духа, а не в руки сильных личностей.

Когда даются такие наставления и церковь прислушивается к ним, отпадает необходимость в человеческом руководстве и организации, жестких правилах литургии или же планах проведения собраний. Опять-таки, мы видим, что тенденция отвергать тот стиль встреч церкви, которого придерживалась ранняя церковь, выдаёт наш недостаток доверия Святому Духу.

Прошу прощения за личный пример, однако за все те годы, когда я работал с органическими церквями, я ни разу не чувствовал побуждения вернуться обратно к литургии, обрядам или же официозу. Моё служение, в большинстве своём, заключается в оснащении Божьих людей к действию. Сюда относится как помощь тем, кто привык проявлять чрезмерное участие, чтобы они научились уступать другим, так и поощрение к участию тех, кто участвует недостаточно, чтобы они посвящали себя в большей мере.

В книге Чисел, глава 11, в первый раз в Библии упоминается о клерикализме. Два служителя Господни - Элдад и Модад, получили Святого Духа и стали пророчествовать (ст. 26-27). В своей резкой реакции ревностный юноша просит Моисея «запретить им» (ст. 28). Моисей, в ответ на это, упрекает юношу, говоря о том, что он бы желал, чтобы все Божьи люди имели Святого Духа и пророчествовали.

Желание Моисея было исполнено в день Пятидесятницы (Деян. 2:17-18). Оно продолжало находить своё воплощение на протяжении всего первого века (Деян. 2:38-39, 1-е Кор. 14:1, 31). К сожалению, в Царстве Божьем всегда было предостаточно желающих запрещать таким, как Элдад и Модад служить в доме Господнем.

Главенство и господство

Библия проводит чёткое различие между главенством и господством Христа. Во всём Новом Завете, главенство Христа почти всегда упоминается в непосредственной связи с Его взаимоотношениями со Своим Телом (Еф. 1:22-23; 4:15; 5:23; Кол. 1:18; 2:19). Господство же Христа практически всегда связанно с Его взаимоотношениями с Его индивидуальными последователями (Мф. 7:21-22; 10:24-25; Лк. 6:46).

Главенство для церкви является тем же, чем является господство Христа для каждого верующего. Главенство и господство являются двумя аспектами одного и того же вопроса. Главенство это господство Христа, явленное в жизни общины верующих.

Это различие важно для нашего понимания, поскольку оно проливает свет на проблемы практики церкви сегодня. Слишком часто среди христиан много говорится о господстве Христовом, и мало понимания есть о том, чем является главенство Христа. Верующий подчиняется господству Иисуса Христа в его личном духовном хождении. Он послушен тому, что понимает в Писании. Он проводит время в молитве. Он живёт самоотверженно. Однако, в то же время, может оказаться так, что он ничего не знает о совместном служении, взаимном подчинении, искреннем общении или же коллективном свидетельстве.

В конечном счёте, можно сказать следующее - подчинение главенству Иисуса Христа означает подчинение Его воле, касающейся жизни и практики церкви. Это значит подчиняться тому, каким Бог задумал функционирование своей Церкви, и практиковать этот замысел.

Подчинение главенству Христа воплощает новозаветную реальность, заключающуюся в том, что Иисус не только лишь Господин каждого верующего по отдельности, но также и действующий Глава Своей Церкви.

Мой друг и наставник Стивен Каунг очень хорошо выразил это, сказав:

Люди верят в то, что Слово Божье показывает им, как жить и поступать в их жизни перед Богом, однако они думают что, когда дело касается их жизни как общины, Бог как бы говорит: «Ну, тут уж вам решать. Поступайте, как знаете ». Именно это мы наблюдаем в современном христианстве. Отсутствуют принципы, которые определяли бы нашу коллективную жизнь - все поступают так, как сами считают правильным. Однако, дорогие братья и сестры, спасение - дело личное, но призвание - дело общинное. В Божьем Слове содержится столько же учения и примеров касательно нашей общинной жизни, сколько и относительно нашей личной жизни.

Я убеждён, что именно по этой причине современные евангельские верующие воспринимают доктрину священства верующих лишь на информативном уровне. Они не смогли применить её на практике, из-за вкрадчивого вмешательства в жизнь церкви крепко засевших традиций.

Как же это выгладит сегодня?

За последние двадцать лет мне выпала честь посетить сотни открытых к всеобщему участию церковных встреч. От некоторых из них просто дух захватывало. Эти встречи навсегда запечатлелись в моей памяти. Прочие не отличались ни чем особенным. Некоторые были просто катастрофой. Были и такие, о которых не хочется и вспоминать!

В то время как «церковные богослужения» учрежденческих церквей в большинстве своём «отрежиссированы до безупречности», встречи в органических церквях будут отличаться друг от друга в зависимости от духовного состояния и подготовки каждого члена.

В этом и заключается одна из задач апостольского работника. А именно оснащать людей для совместного взаимодействия в свободных, но не лишенных порядка встречах, проявляющих Христа в Его полноте.

За все те годы, когда я участвовал в жизни органических церквей и занимался их насаждением, я понял, что не существует способа чтобы в точности объяснить, как же выглядит собрание, проходящее под главенством Христа, тем людям, которые никогда этого не видели. Всё же я изо всех сил постараюсь предоставить вашему вниманию описание того собрания, которое даст вам возможность понять насколько удивительной может быть такая встреча.

Однажды вечером, около десяти лет тому назад, церковь, состоящая приблизительно из двадцати пяти христиан собралась вместе у кого-то дома. К тому моменту я провёл уже полтора года, служа этой группе во Христе, проводя для них раз в две недели «апостольские встречи». Целью этого служения было оснастить эту группу верующих, чтобы они могли действовать сами - без какого-либо человеческого главенства.

И вот, этот день настал. Церковь должна была провести свою первою самостоятельную встречу. Я не должен был присутствовать на этой встрече. Однако, я тайком проник в комнату, так, чтобы остаться абсолютно незамеченным, и спрятался за диваном. (Я был убеждён, что если бы меня заметили на этой встрече, то это повлияло бы на то, как верующие бы себя вели. Именно так происходит, когда человек, начавший церковь сам присутствует не её собраниях - особенно в ранние годы жизни этой церкви).

Верующие собрались вместе и начали встречу пением. Пение проходило без инструментов. Одна из сестёр попросту начала с того, что запела песню. Все стали петь вместе с ней. После чего, одна за другой, стали звучать спонтанные молитвы. После чего, кто-то из братьев начал ещё одну песню. К этому моменту все присутствовавшие уже пели стоя. Прозвучало ещё несколько молитв, а потом ещё несколько песен. Во время пения некоторые делились короткими ободрениями, связанными с текстами песен. Само слово «движение» не способно передать происходившего на этой встрече. Тут не было лидера прославления. Все принимали участие, прославляя Бога открыто и ненавязчиво.

После некоторого времени, проведенного в пении стоя, все сели. Сразу же после этого одна из сестёр поднялась и стала свидетельствовать. Она рассказала о том, как Христос был для неё живой водой на прошлой неделе. Она зачитала несколько стихов из 4-й главы Ев. Иоанна. После того, как она прочла отрывок двое других сестёр прервали её и поделились идеями, касательно прочитанного отрывка, развивая ту же тему. Однако, то, что они говорили о Христе отличалось от слов первой сестры.

Когда же первая сестра закончила свою мысль, кто-то другой поднялся и начал говорить. Он так же говорил о том, что Господь - это источник живой воды, но он ссылался на отрывок из Откровения 22. Он говорил несколько минут, после чего поднялась ещё одна сестра и дополнила к тому, что уже было сказано. Так всё продолжалось на протяжении около часа. Один за другим, без перерывов, братья и сёстры обменивались своим духовным опытом жизни с Господом Иисусом. Все они свидетельствовали о Нём, как о живой воде.

Некоторые люди рассказывали стихи, некоторые говорили о текстах песен, третьи - рассказывали истории, зачитывали отрывки из Писаний, возносили свои молитвы.

Когда я лежал и слушал всё это, прячась за диваном, я не мог сдержать слёз. Всё это так глубоко коснулось меня, что я стал рыдать. Это собрание было просто потрясающим. Казалось, что в двери комнаты ворвался поток, вышедшей из своих берегов реки, и его нельзя уже остановить. Я чувствовал Господне присутствие и благодать. Общение было насыщенным, богатым, живым и животрепещущим. Я жалел о том, что не взял с собой блокнот, чтобы записать те славные мысли, которые звучали в собрании. Многие эти мысли блистали необычайной глубиной. Я же просто слушал потрясённый до глубины души.

Было удивительно то, что никто не вёл собрание. Не было организатора или же руководителя (я имею в виду, никто из людей не делал этого). Собрание было необычным образом подчинено Христу и сосредоточено на Нём.

После того собрание постепенно подошло к концу, и тогда кто-то поднялся и стал петь. Вся церковь встала и присоединилась к пению. Когда все пели, я выскользнул из комнаты. Тогда лишь несколько человек заметили это. При встрече с этой церковью на следующей неделе я рассказал им о том, что тайно присутствовал на их последней встрече. Как оказалось, церковь готовилась к той встрече. Они разделились по парам и на неделе совместно искали Господа, готовясь к предстоящему собранию. В результате этого и произошел этот коллективный взрыв духовной жизни, явивший Иисуса Христа в чинности и порядке, через всех собравшихся членов Его тела.

Пожалуйста, поймите, что эта группа христиан могла бы проводить свои собрания подобным образом, еще, когда я только начал свои встречи с ними. Однако в то время большинство из них привыкли к пассивности и тишине. Те, у кого был характер посильней, обычно доминировали на встречах. Однако, через полтора года, после практических наставлений подготовки и духовного служения, они стали оснащены, чтобы познавать Господа коллективно, действуя слажено, открывая свои уста и сердца, и делясь живым Христом в чинности и порядке. В результате этого Бог славился и превозносился.

Я мог бы привести множество примеров такого рода встреч и того, что мне пришлось пережить на них. Я, однако, верю, что теперь у вас появилось понимание того, как в наши дни может проходить встреча церкви под главенством Иисуса.

Вопросы для размышления:

  • Отражают ли наши современные церковные собрания, в большинстве случаев построенные вокруг проповеди одного человека и программы музыкального поклонения под руководством «группы прославления», основные принципы жизни церкви Нового Завета или же они им не соответствуют? Объясните свой ответ.
  • Почему открытые для всеобщего участия всех членов собрания подходили для встреч верующих в первом веке, и не подходят для встреч верующих сегодня? Объясните свой ответ.
  • Предоставляет ли ваша церковь какие-либо возможности встречаться так, чтобы у вас был шанс поделиться со своими братьями и сёстрами по вере тем, что Бог делает в вашей жизни в атмосфере открытости и непринужденности, без присутствия человеческого руководства? Объясните.
  • Является ли ваша настоящая практика церкви выражением полного главенства Иисуса Христа или же она отражает факт главенства человека в собрании? Пожалуйста, объясните свой ответ.

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.