Отношение к инаковерующим

Сохранение прежних заветов

Признавая правомочными перед Богом обе предшествующие монотеистические религии — иудейство и христианство,— и ставя ислам в качестве третьей Богооткровенной религии рядом с ними, Коран в то же время подчеркивает, что спасения удостоятся только те последователи этих религий, которые верны завету с Богом, твердо держатся основ исповедуемой ими веры:
Те, которые нарушают завет с Аллахом после вступления в него, разделяют, что повелел Аллах соединять, и делают непотребства на земле,— те несчастны. ([С] 2, 27/25)
 
Здесь перечислены три великих греха, в которые могут впасть верующие — последователи любой религии единобожия, включая самих мусульман.
 
Первый из этих великих грехов — «нарушение завета с Аллахом», т. е. ниспровержение на словах и/или на деле основ собственного вероучения; впоследствии мы разберем некоторые указания Корана на этот счет.
 
Второй великий грех— «разделять то, что повелел Аллах соединять». Поскольку одним из основных предписаний каждой религии является единение ее приверженцев, основанное на общих взглядах, общем служении Богу, братской любви и взаимопомощи, то разделение религии на толки и секты, особенно же на враждующие друг с другом конфессии, рассматривается как тяжкое преступление.
 
Третий великий грех— «делать непотребства на земле», т. е., зная нравственные предписания религии о человечности, сострадании и т. п. и соглашаясь с ними на словах, в действительности постоянно их нарушать; а это последнее ведет к тому, что, вместо того чтобы служить для неверующих, язычников и колеблющихся в вере образцом благочестия и добрых дел, представители той или иной религии умножают зло в огромных масштабах («на земле» — подразумевается как бы вся населенная часть земли, поэтому речь идет не о частных грехах и пороках тех или иных верующих, а об «общих грехах» целых конфессий, совершающихся с благословения их ведущих представителей).
 
Последние слова аята указывают на будущую судьбу совершающих все эти великие грехи: они названы «несчастными», т. е. лишающими себя радости Богообщения и братской любви в жизни земной, а также и блаженства будущего века. Называя верующих, отступающих от основ завета, «несчастными», Коран предоставляет Самому Всевышнему вершить Свой суд над ними — и этим как бы советует верным блюстителям ислама проявлять сочувствие к таким обреченным людям.
 
В то же время, по отношению к тем, кто верен основам завета той или иной монотеистической религии, и Сам Бог проявляет Свою верность. Так, например, об исповедующих иудейство сказано:
О сыны Исраила [Израиля]!.. Будьте верны завету со Мной, и Я буду верен завету с вами. ([С] 2, 38/36)
 
Здесь не говорится, что приверженцы иудейства должны для собственного спасения обязательно принять ислам (вспомним, что средневековые христианские проповедники считали невозможным спасение душ евреев и мусульман без принятия ими христианства; средневековому исламу была свойственна более широкая веротерпимость, нежели христианству). Иудеи должны лишь быть «верными завету» с Богом — разумеется, тому завету, который Бог заключил с их праотцами и которому Он обещал быть верным в случае верности и самих израильтян:
Моисей взял книгу завета и прочитал вслух народу, и сказали они: всё, что сказал Господь, сделаем и будем послушны.
И взял Моисей крови, и окропил народ, говоря: вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих. (Исх. 24, 6-8)
 
Тот же аят выражает уверенность в том, что израильтяне, верные первоначальному завету, примут также и весть, ниспосылаемую через Мухаммада, поскольку она подтверждает Моисеевы завет и Закон:
Веруйте в то, что Я ниспослал, подтверждая прежнее. ([Ш] 2, 41)
Рассматривается также возможность ситуации, когда те, кто проповедуют заповеди Торы, сами им не следуют — и таким образом оказываются вне сферы прощения и спасения:
Ужели вы, указывая. людям доброе, забудете самих себя, тогда как читаете Писание? ([С] 2, II 44/41)
— ср. Римл. 2, 17-23.
 
Из приведенных слов Корана с ясностью следует, что Синайский завет, заключенный с народом Израиля при Моисее, остается в силе, и соблюдающие его спасаются для жизни вечной; ср. такое же отношение к Торе в Евангелии:
Доколе не прейдут небо и земля, ни одна йота и ни одна черта не прейдут из Закона [Торы], пока не исполнится всё. (Матф. 5, 18)
 
В Коране содержится напоминание израильтянам о том, что они призваны стать «царством священников», научая все народы Богопознанию (Исх. 19, 6), и призыв к ним осуществлять эту высокую миссию:
О сыны Исраила [Израиля]! Помните о милости, которую Я оказал вам, а также о том, что Я возвысил вас над мирами. ([Ку] 2, 47)
 
Под «возвышением над мирами» здесь, как и в Торе, понимается избранность ради распространения истинной веры среди всего человечества — аналог дара священнослужения. Но не только иудеям, верным завету, а и всем последователям монотеистических учений, при условии их верности своей религии и творения ими добра, обещано спасение души:
Воистину, верующим, а также иудеям, христианам и сабиям, которые уверовали в Аллаха и в Последний день и совершали праведные деяния, уготована награда у их Господа. Они не познают страха и не будут опечалены. ([Ку] 2, 62)
 
Здесь предельно лаконично обобщено то, что объединяет монотеистические учения: вера в единого Бога, учение о воздаянии за добро и зло (вера «в Последний день»), заповеди о совершении благих дел. Очень кратко сказано и о сущности спасения: это избавление от всякой опасности («они не познают страха») и вечная радость («не будут опечалены»); ср. у Исаии:
Радость вечная будет над головою их. а печаль и воздыхание удалятся. (Ис. 35, 10)
 
Подобное мы находим и в Откровении Иоанна:
И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. (Откр. 21, 4)
 
Все приверженцы веры в единого Бога обязаны знать по крайней мере Писание собственной религии — и следовать ему как прямому и истинному учению Бога. Те же, кто следует не Писанию, ниспосланному через пророка, а человеческим мнениям и учениям, не находятся на спасительном пути:
Между ними есть невежды, которые знают не Писание, а одни только вымыслы. ([С] 2, 78/73)
 
— ср. в Библии:
Так как этот народ приближается ко Мне устами своими. сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих; То. мудрость мудрецов его погибнет и разума у разумных его не станет. (Ис. 29, 13-14)
 
Но если последователи «заповедей человеческих», принимающие за основу религии «вымыслы» и «мнения», именуются просто «невеждами», то их наставников, выдающих собственные измышления за волю Бога, ждет весьма тяжкая кара:
Горе тем, которые, написав книгу своими руками, говорят: «Это от Аллаха», — для того, чтобы получить за то какую-либо ничтожную плату!.. ([С] 2, 79/73)
 
Трудно с точностью определить, о ком конкретно здесь идет речь: подразумеваются ли авторы подложных («апокрифических») книг, подписывавшие свои творения именами патриархов, пророков и апостолов; или же имеются в виду те из числа авторитетов Талмуда и отцов Церкви, чьи поучения объявлялись наделенными Божественным авторитетом.
 

Слово Всевышнего и его искажение людьми

В Коране вычленяется самая суть изначальной веры, ее чистое священное ядро, во многих случаях затемняемое позднейшими толкователями, обрастающее скорлупой человеческих добавлений и традиций:
Некогда Мы поставили в завет сынам Исраила [Израиля]: поклоняйтесь только Аллаху, делая добро родителям, родственникам, сиротам, бедным; говорите людям доброе, совершайте молитву, давайте очистительную милостыню. ([С] 2, 83/77)
 
Здесь подчеркиваются главные, основанные на прямых Божественных указаниях, черты иудейства и других монотеистических религий, включая и сам ислам.
 
Однако, помимо человеческих добавлений, учения Богооткровенных религий подвергаются и своего рода «сокращениям», когда некоторая часть заповедей объявляется «утратившей силу», «необязательной», «временно отмененной» и т. п.:
Ужели вы в одну часть Писания веруете, а другую его часть отвергаете?.. ([С] 2, 85/79)
 
— ср. слова Моисея в Торе:
Не прибавляйте к тому, что я заповедую вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога вашего, которые я вам заповедую. (Втор. 4, 2)
 
«Отвержение» частью верующих тех предписаний, которые им приходятся «не по нраву», может относиться не только к первоначальному Писанию, легшему в основу веры, но и к писаниям или обличениям пророков, посылаемых к народу впоследствии:
К ним явилось от Аллаха Писание, подтверждающее правдивость того, что было у них.
<.>
Они отвергают то, что явилось впоследствии, хотя это является истиной, подтверждающей правдивость того, что есть у них. ([Ку] 2, 89-91)
 
Сказанное здесь следует сравнить с описанием тех гонений, которым подвергались израильские пророки в период первого Храма:
Тогда Господь чрез всех пророков Своих. предостерегал Израиля и Иуду, говоря: возвратитесь со злых путей ваших и соблюдайте заповеди Мои, уставы Мои, по всему учению, которое Я заповедал отцам вашим и которое Я преподал вам чрез рабов Моих, пророков.
Но они не слушали и ожесточили выю свою. (IV Цар. 17, 13-14)
 
Вспомним также слова, сказанные об Иисусе фарисейскими учителями:
Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; сего же не знаем, откуда он. (Иоан. 9, 29)
 
Помимо отрицания тех или иных заповедей собственной религии сторонники традиционных вероучений занимаются взаимными обвинениями, опровержением правоты всех инаковерующих:
Говорят иудеи: «Христиане не на истинном пути». А христиане говорят: «Не на истинном пути иудеи», и при этом они ссылаются на Писание. Аллах в День воскресения рассудит их в том, в чем они расходились. ([О] 2, 113)
 
Всё внимание верующих каждой конфессии должно быть обращено на соблюдение того, что им самим открыто по воле Божьей, а не на пререкание с собратьями по вере из других конфессий. Каждая из вер имеет Писание — слово Бога, обладающее непререкаемым авторитетом; и чем точнее и преданнее следуют ему верующие данной религии, тем лучше для них и для всех окружающих.
 
Изучение Писания с полной верой, с желанием лучше понять и точнее соблюдать предписанное в нем, именуется в Коране «истинным чтением»:
Те, которым Мы дали Писание и которые читают его истинным чтением,— те веруют в него; но те, которые отвергают его,— те в заблуждении. ([С] 2, 121/115)
 
«Отвергать» Писание можно по-разному— например, заменяя его авторитет на авторитет человеческих толкований, содержащих искажения — «мнения» и «вымыслы» ([С] 2, 78 /73), или же объявляя часть содержащихся в нем заповедей отмененной (2, 85). Заблуждения такого рода могут приводить к пагубным последствиям.
 
Первоначальная «религия Авраама», отца всех верующих (ср: «.Я поставил тебя отцом многих народов.» — Римл. 4, 17), является образцом отношения человека к Богу и составляет ядро всех исторических религий монотеизма. Именно эта изначальная «религия Авраама» может оказаться «отвергнутой» вследствие всякого рода дополнений, изъятий и прочих искажений, затемняющих ее суть:
Кто отвратится от религии Ибрахима [Авраама], кроме того, кто безрассуден в душе своей?.. ([С] 2, 130/124)
 
Однако для каждого «отвратившегося» от истины возможно возвращение к ней через покаяние; особенно важно человеку успеть совершить такое возвращение прежде своего ухода из этого мира:
Ибрахим [Авраам], а также Йакуб [Иаков] заповедали веру своим сынам: «О сыны мои! Аллах предназначил вам эту веру. Не умирайте же не предавшимися Аллаху». ([О] 2, 132)
 
Ислам провозглашается обновлением истинной веры как таковой, возвращением к истокам — к вере Авраамовой. Примеру первых мусульман, вернувшихся к прямому, искреннему, исполнению первоначальных заповедей, должны последовать также иудеи и христиане, отвергнув в своих религиях всё наносное и восстановив в них истину:
Если они уверуют в то, во что уверовали вы, то последуют прямым путем. ([Ку] 2, 137)
 
При этом представителям прежних традиционных религий отнюдь не навязывается какая-либо новая догматика, не утверждается необходимость принятия ими ислама как некоей новой системы верований. Говорится только о том, что им следует возвратиться к первоначальному смыслу учения, исправить свои дела и стремиться ко всеобщему благу.
 
Главное, чтобы вера была чистосердечной:
Скажи: станете ли спорить об Аллахе, когда Он есть Господь наш и Господь ваш? У нас — наши дела, у вас — ваши дела. Мы Ему чистосердечно преданы. ([С] 2, 139/133)
 
Хранителей пророческих книг — иудеев, христиан, сабиев — Коран ставит в пример мусульманам как людей, лелеющих свое священное наследие и нередко знающих свои святые тексты наизусть:
Те, которым Мы даровали Писание, знают его так, как знают своих сынов. ([Кр] 2, 146)
 
Одобрение основ всех традиционных монотеистических религий содержится и в таком аяте:
У всякого есть направление, куда он обращается [при молитве]. Старайтесь же опередить друг друга в добрых делах! Где бы вы ни были, Аллах приведет вас [к Себе] всех. ([Кр] 2, 148)
 
Как мы уже упоминали, иудеи молятся, обра- тясь лицом в сторону Иерусалима, христиане — на восток, мусульмане — к Мекке. Этот порядок не отрицается и не оспаривается в приведенном аяте, но просто констатируется — и этим как бы одобрительно фиксируется: «У всякого есть направление, куда он обращается [при молитве]»,— т. е. оно свое в каждой религии. Следующий за этими словами призыв: «Старайтесь же опередить друг друга в добрых делах!» подчеркивает момент соревнования в творении добра между разными религиями. Таким образом, творение добрых дел вновь ставится на первое место. И завершается аят уверением, что Бог поддерживает в добрых делах всякого верующего, к какой бы конфессии он ни принадлежал: «Где бы вы ни были, Аллах приведет вас [к Себе] всех».
 

Разделения и войны за веру

Что касается явного, вплоть до военного, противостояния последователей разных религий, то в таких обстоятельствах мусульманам предписано вести только оборонительную войну — и то соблюдая во всем справедливость, не допуская жестокости и мстительности:
Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников. ([Ку] 2, 190)
 
О цели таких сражений со стороны мусульман говорится очень определенно: цель в том, чтобы верующие могли во всем следовать предписаниям Корана и им не чинилось в этом препятствий. Если ислам как религия данным государством или обществом признается и все религиозные права мусульман соблюдаются, то нет никакой причины вести войну:
Сражайтесь с ними дотоле, покуда не будет уже вам искушения и покуда не установится ваше поклонение Аллаху. ([С] 2, 193/189)
 
«Искушение» — это принуждение верующих к отступлению от религии в целом или от отдельных ее заповедей, а «ваше поклонение Аллаху» — это ислам во всей полноте исполняемых мусульманами религиозных обязанностей. Итак, если препятствий в делах религии больше нет, то войну предписано прекратить.
 
Что касается язычников, то с ними следует сражаться до полной победы и обращения их в ислам, чему первый пример дал сам пророк, вытеснив язычество со всей территории Аравии. С иудеями же и христианами в случае военных столкновений надо поступать очень сдержанно, не превышая необходимых мер обороны и не проявляя к ним большей вражды, нежели та, которая с их стороны обращена против мусульман:
Кто враждует с вами, с тем и вы враждуйте так же, как он враждует с вами. ([С] 2, 194/190)
 
«Так же» — но не «сильнее».
О причинах религиозных разделений, произошедших уже в древнейшие времена человеческой истории, Коран утверждает следующее:
Люди были одной [религиозной] общиной. А разошлись. по злобе между собой. ([Кр] 2, 213)
 
Имеется в виду, что причиной отхода части древнейшего человечества от первоначального монотеизма была взаимная ненависть между отдельными личностями и целыми кланами и племенами. При этом следует учесть, что первая вера человечества имела Богооткровенный характер, поскольку была возвещена еще Адаму, а после потопа — Ною, всеобщему предку вновь расселившихся по земле людей.
Сказанное касается разделения людей уже в древнейшие времена на верных первоначальной Богооткровенной вере — и на отступивших от нее и впавших в язычество. Совсем другое положение в глазах Божьих занимают последователи исторических религий единобожия: принуждать кого-либо из них изменить своей религии, сменить вероисповедание нельзя.
 
Нет принуждения в вере. Стала ясной разница между стезей праведной и заблуждением. И кто не верует в идолов, а верует в Аллаха, тот держится за крепчайшие узы, коим нет расторжения. ([Ш] 2, 256)
 
Согласно смыслу аята, «заблуждение» противостоит «вере в Аллаха», а это может означать лишь одно: противостояние язычества единобожию, но ни в коем случае не противостояние между религиями, признающими единого Бога. Как сказано в начале аята, «стала ясной» разница между «стезей праведной», т. е. путем веры и покорности Всевышнему, и «заблуждением», т. е. язычеством и идолослужением. В этом согласны между собой иудеи, христиане и мусульмане — вот почему сказано о «ясности». Таким образом, всякий верующий в единого Бога, к какой бы из традиционных религий он себя ни относил, «держится за крепчайшие узы, коим нет расторжения»: его вера несокрушима, если только он сам не отступит от нее; она неопровержимо истинна, и никакие доводы и доказательства не в силах разуверить в Боге преданного Ему человека.
 
Рождение каждой из монотеистических религий есть, с одной стороны, обновление изначально возвещенной человечеству истины, а с другой — создание совершенно нового образа веры и жизни, новых взаимоотношений человека с Богом; при этом происходит как бы творение нового человека; ср. новозаветное:
Обновиться духом ума вашего И облечься в нового человека, созданного по Богу. (Еф. 4, 23-24)
 
Совлекшись ветхого человека с делами его И облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его. (Кол. 3, 9-10)
 
Поэтому Иисус Христос в Коране уподобляется первому человеку — Адаму; если в Адаме человечество получило начало своего физического развития, то в Иисусе — новое начало своей духовности, в нем оно как бы заново родилось:
Иса [Иисус] пред Аллахом подобен Адаму, которого Он сотворил из земли и сказал ему: «Будь!» — и он получил бытие. ([С] 3, 59/52)
 

Свои «закон и путь» каждой из религий откровения

Для того чтобы пребывать в первоначальной благодати, сообщенной каждой из монотеистических религий при ее основании, необходимо отметать всё то, что противоречит ее положениям. Верить следует только таким проповедникам и толкователям, которые сами верны основам проповедуемой ими истины.
 
И верьте лишь тем, кто следует вере вашей. ([Ш] 3, 73)
— к этому призывают представители каждой из религий своих собратьев, исключая с помощью подобной декларации возможность увидеть брата в иноверце. Однако Коран корректирует и дополняет такой призыв следующими словами:
Скажи, Мухаммад: «Воистину, прямое руководство — только от Аллаха». ([О] 3, 73)
 
Ибо помимо следования традиции верующему жизненно необходимо прямое, живое общение с Богом в молитве и получение от Него вразумлений и наставлений. Поэтому следует повиноваться каждому вновь посылаемому от лица Его наставнику:
Руководство Аллаха — в том, что дается кому- нибудь такое же [наставление], как было дано вам». Скажи: «Поистине, милость — в руке Аллаха: Он дарует ее тем, кому пожелает!» ([Кр] 3, 73)
 
Мусульмане должны всегда помнить, что хотя между «людьми Писания» (представителями традиционных монотеистических религий) немало «ослушников и преступников» ([О] 3, 112), однако же
Не все они одинаковы. Среди людей Писания есть праведные люди, которые читают аяты Аллаха по ночам, падая ниц.
Они являются одними из праведников. ([Ку] 3, 113-114)
 
Такое уважительное, благожелательное отношение к представителям иных вероучений, завещанное Кораном, могло бы стать основой для сотрудничества между последователями разных религий.
На мусульманах, а в равной степени на иудеях и христианах, лежит обязанность проповедовать истину во имя Бога, им следует распространять знание пророческих писаний среди народов и разъяснять эти писания:
Вот, Аллах взял завет с тех, кому было даровано Писание: «Вы обязательно будете разъяснять его людям и не будете скрывать его». ([Ку] 3, 187)
 
— ср. в Торе, Псалтири и Евангелии:
Вы будете у Меня царством священников. (Исх. 19, 6)
Возвещайте в народах славу Его, во всех племенах — чудеса Его! (Пс. 95, 3)
Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. (Марк. 16, 15)
 
Однако носители традиционных религий далеко не всегда исполняют свою миссию быть проповедниками истины среди народов. Так, например, об иудеях Коран говорит, что среди них
Есть такие, которые. говорят: «Мы слышали, но не повинуемся» ([О] 4, 46)
 
Но и их Бог через пророка ислама призывает покаяться и исправить свои пути:
Если бы они сказали: «Слышим и повинуемся, выслушай и обрати взор на нас!», то это было бы || для них лучше. ([С] 4, 46/48)
 
Представители каждой монотеистической религии были в свое время испытаны властью и почетом: станут ли они в таком благоприятном положении исполнять заповеди, проявят ли верность своей миссии — распространению Богопознания среди народов? Это относится в первую очередь к израильтянам:
Ведь Мы. даровали роду Ибрахима [Авраама] Писание и мудрость, а также великую власть. ([О] 4, 54)
 
Однако народ в целом не проявил полной верности Богу и разделился:
Но между ними есть такие, которые веруют в него [Писание]; а есть между ними такие, которые отвратили лица от него. ([С] 4, 55/58)
 
«Великое преимущество» (см. Римл. 3, 1—2), предоставленное в свое время израильтянам в познании единобожия и проповеди его среди народов, неоднократно подчеркивается:
Он среди вас восставил пророков, поставил царей.» ([С] 5, 20/23)
 
Большинство пророков Библии были израильтянами, а царство Израиля, возглавляемое династией Давида, было предназначено стать главенствующим на земле для покорения народов истинной вере. Но за грехи царей, священников и народа святой Храм в Иерусалиме был разрушен вместе с городом, страна опустошена, народ уведен в вавилонское пленение.
 
И, тем не менее, исполнились слова, записанные далее в том же аяте:
[Аллах] даровал вам то, чего не даровал никому из миров.» ([Ку] 5, 20)
 
— израильтяне стали народом, который первым познал единого Бога и вступил с Ним в вечный завет. О том, что этот завет и сопряженный с ним Закон (Тора) никогда не были отменены, свидетельствует такой аят:
Мы ниспослали Тору, в которой содержатся руководство к прямому пути и свет. По ней судят иудеев пророки, которые предали себя Аллаху, а также раввины и ученые мужи в соответствии с тем, что было дано им на хранение из Писания Аллаха, свидетелями истинности которого они были. А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Аллах,— они и есть неверные. ([О] 5, 44)
 
В приведенном аяте подчеркивается неотменимость Торы: она служила Божественным руководством не только в древние времена, когда действовали библейские пророки, но и в более поздние — в эпоху раввинов и «ученых мужей» (книжников), т. е. в период составления Талмуда. И далее говорится, что иудеи и ныне (т. е. в эпоху пророка Мухаммада: глагол «судят» — в настоящем времени) для того, чтобы сохранять верность Богу, должны следовать Торе.
 
Точно так же и об учении Иисуса, Евангелии, говорится как о неотменимом законе для христиан, содержащем в себе, подобно Торе, «руководство к прямому пути и свет»:
Вслед за пророками Мы отправили Ису [Иисуса], сына Марьям [Марии], с подтверждением истинности того, что было до него в Торе. И Мы даровали ему Евангелие, а в нем — свет и праведный путь в подтверждение тому, что в Торе, и ниспослали наставление для богобоязненных. ([О] 5, 46)
 
Следует ли христианам отказаться от учения Евангелия и заменить его другим — «судить» неким новым, вновь возвещенным, судом самих себя и друг друга, или же остаться верными наставлениям Иисуса и апостолов?
Пусть последователи Евангелия судят согласно тому, что Аллах ниспослал в нем. ([О] 5, 47)
 
Итак, Тора и Евангелие по-прежнему сохраняют статус священных книг, содержащих Божественное руководство для человечества. Коран и религия ислама не отменяют и не заменяют прежних священных писаний и основанных на них религий, но, напротив, призывают к тщательному соблюдению возвещенных через прежних пророков заповедей, дополняя их новыми откровениями:
Мы низвели тебе Писание с истиной для подтверждения истинности того, что ниспослано до него из Писания, и для охранения его. ([Кр] 5, 48)
 
«Охранять» можно лишь то, чем дорожат и что подлежит сбережению, но не отмененное, подлежащее уничтожению или замене; следовательно, все прежние предписания и пророчества остаются в силе. Вообще, под «Писанием» Коран понимает всякое записанное и переданное человечеству пророческое слово. В совокупности же все писания содержат земное отражение того, что начертано на «Небесной скрижали» ([О] 85, 22; [Ш] 13, 39; [Ш] 43, 4) — архетипе всех священных книг монотеизма.
 
Мысль о различных путях к Богу, проложенных в виде родственных, но отличающихся друг от друга религий, выразительно подчеркивается в следующей части цитированного аята:
Каждому из вас Мы установили закон и путь. ([Ку] 5, 48)
 
Не один закон (т. е. способ исполнения воли Божьей), не один путь (т. е. подход к религиозному развитию личности и общины), но «каждому» (т. е. иудейству, христианству и исламу) — свой закон и путь! Мало того: представители любой из этих религий нуждаются в наставлении именно своих пастырей и руководителей в делах веры, иначе они совсем утратят благочестие. Например, об иудеях говорится:
Если бы их не удерживали раввины и книжники от законопреступных слов их, от их алчности к запрещенному, как гнусны были бы их предприятия! ([С] 5, 63/68)
 
Так в каждой религии пастыри призваны поддерживать благочестие и играть главную роль в жизни своей общины, ведь понятно, что люди, воспитанные в определенной традиции, будут прислушиваться к поучениям именно своих проповедников, чье слово и обладает для них наивысшим авторитетом.
 
В любой монотеистической религии есть все средства для спасения души, и верующие должны лишь с чистым сердцем следовать тем указаниям, которые содержатся в их священных книгах,— однако не пороча и не отвергая других путей, предусмотренных Богом для приверженцев иных вероучений:
Если бы люди Писания уверовали и убоялись Аллаха, Мы отпустили бы их прегрешения и ввели бы их в сады наслаждения [т. е. в рай].
Из них есть люди достойные. ([Ш] 5, 65-66)
 
Последние из цитированных слов указывают на присутствие в каждой религии благочестивых людей — тех праведников, с которых следует брать пример всем остальным и сама жизнь которых как бы служит проповедью; ср. в Евангелии:
Чтобы они [окружающие] видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного. (Матф. 5, 16)
 
Так что иудеям и христианам (а также сабиям, которые, впрочем, редко упоминаются в Коране) жизненно необходимо вернуться к истокам собственной веры — иначе у них не станет в мире никакой духовной опоры и основы:
Скажи, Мухаммад: «О люди Писания! Вы не будете стоять на прочной основе, пока не последуете за предписаниями Торы, и Евангелия, и того, что ниспослал вам Господь». ([О] 5, 68)
 
Вопреки стараниям со стороны некоторых позднейших мусульманских комментаторов доказать, что Тора и Евангелие в их современном виде якобы не соответствуют своим оригиналам, но «сфальсифицированы», в Коране подобную точку зрения найти нельзя. Ведь хорошо известно, что во времена пророка Мухаммада Тора (как и весь иудейский Танах, т. е. Священное Писание) и Евангелие (да и все книги Нового Завета) были такими же, как в наше время; между тем, Мухаммад ссылается на них, и Коран подтверждает их истинность.
Те же четыре религии (включая сабейскую), прославляющие единого Бога, перечислены как спасительные для человечества в следующем аяте:
Воистину, верующие [здесь: мусульмане], а также иудеи, сабии и христиане, которые уверовали в Аллаха и в Последний день и совершали праведные деяния, не познают страха и не будут опечалены. ([Ку] 5, 69)
 

Повеления о представителях иных религий

Как же должен вести себя мусульманин, общаясь с представителями остальных Богооткровенных религий? Он обязан говорить с ними, руководствуясь заботой об их спасении, проявляя доброту и мудрость; он призван указывать им на неколебимую основу их собственных учений и свидетельствовать, что Коран этим учениям не противоречит, но является продолжением того же откровения, которое запечатлено в прежних священных книгах:
Призывай на путь Господа твоего мудрыми, добрыми наставлениями, и веди с ними споры о том, что добро. ([С] 16, 125/126)
 
Как видим, с представителями «народов Писания» дискутировать разрешено, но дискуссии должны вестись прежде всего о выборе и достижении наилучшего блага («что есть лучшее»):
С читающими Писание вступай в споры только о том, что есть лучшее. Скажите: мы веруем в то, что свыше ниспослано нам и ниспослано вам; Бог ваш и Бог наш един, и Ему мы покорны. ([С] 29, 46/45)
 
Таким образом, не в догматических или религиозно-философских прениях должен участвовать приверженец ислама, но в диспутах о том, как принести миру больше добра.
 
Только при согласии в основных положениях веры: о единстве Бога, о необходимости соблюдать покорность Ему, о единой миссии всех пророков, состоящей в возвещении воли Божьей,— становится возможным единение представителей разных конфессий в их усилиях достигнуть наибольшего блага для человечества.
 
О мире и сотрудничестве с собратьями по единобожию следует не только говорить — к тому и другому надо деятельно стремиться, постоянно напоминая иудеям и христианам:
И скажи: «Аллах — Господь наш и Господь ваш. У нас — свои дела, у вас — ваши дела, нет спора меж нами и вами. Аллах соберет нас, и к Нему [наше] возвращение». ([Ш] 42, 15)
 
Под «делами» может подразумеваться тот запас добрых дел, который является заслугой той или иной общины; но может иметься в виду и различие замыслов Всевышнего относительно разных общин и религий: «У нас — свои дела, у вас — ваши дела.» Каждая община призвана идти путем, ей предначертанным, не мешая другим общинам, но дополняя их духовную деятельность своей.
 
Напротив, оспаривание инаковерующими догматических или ритуальных составляющих той или иной религии не одобряется:
Для каждой общины Мы установили обряды, которые они отправляют, и пусть они не спорят с тобой по этому поводу. ([Ку] 22, 67)
 
Есть в Коране утверждение и о том, что в любой, даже и политеистической, религии содержится всё же частица истины, потому что душа всякого человека по природе своей причастна некоему знанию о Боге и ощущает Его присутствие в себе и в мире:
Поистине, в День воскресения Аллах разрешит споры между мусульманами, иудеями, сабиями, христианами, зороастрийцами и многобожника- ми, ведь Аллах близок к каждой душе. ([Щ] 22, 17)
 
В данном перечислении религий, в отличие от предыдущих, присутствуют также зороастрийцы и многобожники. Только Бог в День воскресения «разрешит споры» между верующими разных религий и направлений, ибо есть вопросы, не относящиеся к компетенции сынов человеческих. Здесь не сказано, что многобожникам присуще подлинное знание Бога, но что «Аллах близок к каждой душе», т. е. Его присутствие в мире интуитивно ощущается каждым человеком.
Существование трех вариантов религии единобожия объясняется, помимо прочего, тем, что последователи разных вер должны удерживать друг друга от злых дел, причем каждая религия обязана преданно охранять свои святыни и, вместе с ними, память о Всевышнем:
Если бы Аллах не удерживал одних людей другими, то были бы разрушены и монастыри, и церкви, и синагоги, и мечети, где постоянно призывается имя Аллаха. Аллах. поможет тем. Которые. будут совершать молитву. внушать доброе и удерживать от законопреступного. ([С] 22, 41-42/42-43)
 
Как видим, слова о Божьей помощи благочестивым относятся к любым верующим, молятся ли они в церквях, синагогах или мечетях; при этом подчеркивается, что во всех этих молитвенных домах призывается имя одного и того же истинного Бога.
 
С неодобрением отмечается в Коране дальнейшее дробление традиционных религий на толки, секты, направления; вина за это возлагается на взаимную неприязнь между людьми, вызванную несогласием скорее в делах человеческих (борьбой за влияние), нежели в Божественных:
Но люди разорвали свою единую религию на различные части (т. е. толки), и каждая группа ликует от того, что досталось ей. ([О] 23, 53)
 
Поскольку обличение в постоянно продолжающемся делении на различные конфессии не достигает своей цели, верующему дается такое наставление:
Оставь их до времени в этом их водовороте. ([С] 23, 54/56)
 
В противоположность дробящимся религиям, ислам должен оставаться единым и целостным:
Воистину, ваша религия — религия единая. ([Ку] 23, 52)
 
Тем не менее исторически и исламу было суждено распасться на различные направления (сунниты, шииты, хариджиты и др.). Однако, независимо от принадлежности к той или иной конфессии, секте и т. п., всякий молитвенный дом, воздвигнутый во славу Божию, где призывают Его с чистым сердцем и учат творить добрые дела, достоин почитания и поддержки со стороны верующих:
В домах, которые Аллах дозволил воздвигнуть и в которых воспоминается имя Его, славословят Его утром и вечером
Люди, которых ни продажа, ни купля не удерживают от призывания Аллаха, от совершения молитв, от подаяния очистительной милостыни, которые боятся того дня, в который перевернутся у них и сердца, и очи. ([С] 24, 36-37)
 
О таких людях, независимо от их официального вероисповедания, далее говорится:
Аллах посылает Свои дары кому хочет, без счета. ([С] 24, 38)
 
Исходя из сказанного в этих аятах, мусульмане во все времена были достаточно толерантны по отношению к христианским храмам разных конфессий, иудейским синагогам, караимским кенас- сам, находившимся под их властью (в отличие, например, от средневековых христианских церковных властей, проявлявших нетерпимость к иным вероисповеданиям и часто прямо запрещавших их на подвластных территориях,— достаточно вспомнить о гонениях на евреев и мавров в средневековой Испании и т. п.).
 
Отвечать на Последнем суде представители различных религиозных общин будут согласно тому, как они исполняли установления собственной веры, причем мерилом на этом суде станут не человеческие постановления и традиции, но веления Божьи, записанные в пророческих писаниях каждой религии:
Ты увидишь все общины коленопреклоненными. Каждую общину призовут к ее Писанию: «Сегодня вам воздастся за то, что вы совершали». ([Ку] 45, 28)
 

Заблуждения последователей традиционных религий

Божьи повеления, записанные в священных книгах и составляющие фундамент всех религий, восходят, в конечном счете, к законам, данным общим предкам человечества, сынам Ноя, после всемирного потопа, а также к заповедям, полученным Авраамом:
Мы послали Нуха [Ноя] и Ибрахима [Авраама], и дали потомкам их дар пророчества и Писание. Есть среди них идущие по стезе праведной, но многие из них люди недостойного поведения. ([Ш] 57, 26)
 
Духовный свет, сообщенный некогда Ною и Аврааму, не смогли угасить эпохи дальнейшей истории народов, и потому праведность святых патриархов передается из поколения в поколение сквозь все перипетии мировых событий; и до сего дня «в потомках их» есть немало верных первоначальным заветам — «идущих по стезе праведной». Особенно подчеркивается милосердие многих христиан, которые этим качеством подражают праотцу Аврааму (молившемуся, как известно, за преступников и помогавшему каждому, кто в этом нуждался, и материально, и духовно — Быт. 14, 14-23; 18, 1-8 и 23-32):
В сердца тех, которые последовали за ним [Иисусом], Мы вселили сострадание и милосердие. ([Ку] 57, 27)
 
Однако в том же аяте подчеркивается, что христиане, помимо исполнения завещанного им Богом, привнесли в свою религию и некоторые человеческие учения, не завещанные им свыше:
А монашество они выдумали сами. ([Ку] 57, 27)
 
Таким образом, многовековая практика христианского аскетизма объявляется чисто человеческим изобретением.
 
Подобное же констатируется и в отношении иудейской традиции: в каждую эпоху среди иудеев были преданные завету, глубоко верующие люди, но были и пребывавшие в неверии. Между теми и другими постоянно происходила борьба, но Бог давал, в конечном итоге, победу верным. Это прослеживается на примере противостояния апостолов Иисуса тем, кто отверг его учение:
Часть сынов Исраила [Израиля] уверовала, а другая часть не уверовала. Мы поддержали тех, которые уверовали, в борьбе с их врагами, и они вышли победителями. ([Ку] 61, 14)
 
Кто здесь подразумевается под «врагами»? Скорее всего, не ортодоксальные иудеи, которые не приняли вести Иисуса и его самого не признали посланником Божьим: ведь над ортодоксальным иудейством как таковым историческому христианству победу одержать не удалось, и обе эти религии сохранились — каждая в своей сфере. Под «врагами» (общеиудейскими) имеются в виду, вероятно, римские власти, которые не только разрушили Иерусалим и дважды опустошили Иудею (в 70 г. и в 135 г. н. э.), но и зверски преследовали ранних христиан, бросая их, как известно, на растерзание зверям и иными способами истребляя физически. Именно над этими «врагами» с помощью Создателя и была одержана величайшая победа, когда христианство в первой четверти IV века, при Константине Великом, было объявлено государственной религией Римской империи, в то время как ортодоксальный иудаизм остался религией хотя и признанной, но преследуемой.
 
Именно о той части иудеев, которая уклонялась от своей миссии— «нести Закон» всем народам служа примером в его исполнении, сказано:
Те, кому было дано нести Тору, а они ее не понесли, подобны ослу, который несет книги. ([Кр]62, 5)
 
Традиция, ставшая мертвым грузом — «поклажей осла», не способна уже служить своей главной цели — помогать человеку преодолевать низшие инстинкты и возвышаться духовно. Чтобы осуществлять свою миссию, священная традиция должна восприниматься сердцем — только тогда она может преобразовывать внутренний мир человека силой любви и мудрости, в этой традиции заключенной.
 
Большой ошибкой объявляет Коран религиозную практику, следуя которой последователи иудейства заботятся только о собственном спасении, не принимая участия в проповеди среди народов мира. Напомним, что первоначальное иудейское учение предполагало обширный прозелитизм:
Возвещайте в народах славу Его, во всех племенах чудеса Его. (Пс. 95, 3)
— см. также Пс. 9, 12; 56, 10; 65, 4; 66, 3-6; 107, 4; Ис. 12, 4 и мн. др.
 
Однако на самом деле большинство иудейских общин живут в религиозном смысле совершенно замкнуто, не делая даже попыток проповедовать истины Торы и пророков среди окружающих народов. Предназначение израильтян, согласно Божьему замыслу, совсем иное: быть «царством священников» среди народов, т. е. учить всё человечество познанию Бога и Его воли (Исх. 19, 5-6). Но уже Исаия именует народ, который Бог создал для славы Своей, «слепым» и «глухим» в духовном смысле (Ис. 43, 8), поскольку большинство израильтян отказывались следовать своей миссии. Поэтому в Коране содержится призыв к иудеям оставить представление о себе самих как о единственных людях, достойных религиозного попечения, и начать заботиться также о других народах, неся им Божественную весть:
Скажи: исповедующие иудейскую веру! Если вы считаете друзьями Аллаху только себя, исключая сих людей [язычников], то пожелайте [себе] смерти, если вы справедливы. ([С] 62, 6)
 
Имеется в виду, что полная уверенность в собственной праведности не оставляет у верующих сомнения в том, что им после смерти уготован рай — потому они могут, стремясь к райскому блаженству, «пожелать [себе] смерти». Однако далее говорится, что, в названном смысле, иудеи «никогда не пожелают» ([Ку] 62, 7) смерти: имеется в виду, что они не уверены внутренне в предстоящем райском блаженстве, поскольку дела большинства из них не соответствуют предписаниям Торы и Пророков. И отсюда напрашивается тот вывод, что лишь выполнение иудеями своей изначальной миссии — нести свет Боговедения всем народам — сделает их достойными рая в грядущем, а также всех обетованных милостей Всевышнего в жизни земной.

 


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.