Что я должна говорить?

Многие люди думают, что они должны рассказывать врачам, штату больницы, родственникам и каждому встречному все, во что они верят.

Мой доктор из Мексики исполнен Духом Святым, посещает церковь в Гвадалахаре, в которой мы служили, но мы не рассказывали ему полностью все, во что мы верили. Он уважал Тэрри, он знал, что Тэрри - муж Божий, поэтому ему было легко соглашаться с нами в том, что мы ему рассказывали.

Когда медсестры спросили, буду ли я делать анестезию, я сказала: "Мне не нужна анестезия". Они посмотрели на меня так, как будто я была немножко странная, но, несмотря на это, сказали: "Мы приготовим ее, она всегда будет под рукой, и, если Вы передумаете, мы Вам ее сделаем". Я ответила: "Хорошо". Я не побес­покоила их. Я родила ребенка и мне не понадобилась анестезия. (То, что анестезия лежала под рукой, никак не повредило моей вере, — ведь она там была не ради меня, а ради них). Это произвело впечатление. Они приняли это не потому, что видели, как я поступаю, а не потому, что слышали мои "фанатические" исповедания по поводу всего происходящего.

Вам нужно делать исповедания вслух в первую очередь самой себе (и своему мужу, если он в согласии с вами), потому что вера приходит от слышания. Во- вторых, делайте исповедания Богу, потому что именно таким образом вы напоминаете Ему, точно так же, как и себе, то, что Он сказал в Своем Слове. И, в-третьих, говорите дьяволу, потому что вы точно хотите, чтобы он знал, во что вы верите и на чем стоите, и что вы не отсутпите ни на шаг. Больше никому об этом не нужно знать.

Не совершайте ошибку, рассказывая всем, во что вы верите. Для вас будет достаточно того, чтобы разбираться с сомнениями и неверием, которые дьявол будет подбрасывать в ваш разум. Зачем вам еще потом ломать голову над ответами, объясняя своим родственникам и друзьям, почему в естественном все выглядит так, как будто вера не работает, и почему никто другой в это никогда не верил.

Люди спрашивали меня: "Что Вы говорили доктору, медсестрам, персоналу в роддоме?" Ничего. Их не касалось то, что я собиралась делать.

Когда вы едете в роддом, то уже не время доставать свою карточку с исповеданиями и выкрикивать их с каждой последующей схваткой. "Благословен Бог, я рожу этого ребенка без боли". Уже слишком поздно. Если вы не построили уверенность внутри себя к тому времени, когда уже наступила боль, то попросите, чтобы вам сделали укол, чтобы вы смогли расслабиться. Вам не нужно никого впечатлять. Вам не нужно пытаться доказать, что Бог есть Бог. Вам не нужно размахивать перед ними Библией и кричать о том, какая вы духовная. Если вы, имея внутреннюю уверенность и мир, скажете: "Я собираюсь сейчас родить ребенка", — они будут сотрудничать с вами. Они сделают все от них зависящее, чтобы помочь вам, когда вы будете с ними сотрудничать. Но если женщина входит в роддом, как какая-то странная религиозная дурочка, то именно так они и будут думать о ней. В таком случае — это будет плохое свидетельство о христианстве, потому что часто женщина на самом деле не ходит в вере, и то, что она выкрикивает и исповедует - не сбывается. Вера - это уверенность, полный мир; уверенность в том, что все так и произойдет, как вы верите. И вот, какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас (1-е Иоанна 5:14).

Когда вы едете в роддом, вы можете тихонько делать свои исповедания, провозглашать Слово Божье, если хотите. Вы можете говорить своему телу, если хотите. Но, когда медсестра заходит в предродовую палату, вы не должны бросать ей в лицо свое исповедание веры. Вам не нужно ничего прятать, но вы и не должны быть болтливы, все должно быть под контролем. Делайте все, что вам необходимо, но контролируйте себя, чтобы оставаться доброй и с любовью относиться к другим людям. Иногда ваши поступки говорят громче ваших слов и являются самым лучшим свидетельством, какое только может иметь христианин.

Позвольте им УВИДЕТЬ разницу

Мы жили в Соединенных Штатах, когда у меня родился третий ребенок, - это был второй ребенок, рожденный сверхъестественным путем. Во время последних Двух месяцев беременности мой доктор сказал, что я рожу ребенка раньше срока. Мы провозгласили, что у нас есть права, как у дающих десятину. Мой ребенок не родится преждевременно, поскольку мы даем десятину (Малахия 3:10). И так и произошло. Когда мой доктор решил, что я переходила две недели моего срока, он не откладывая Направил меня в роддом, чтобы вызвать роды. В то утро, когда Тэрри отвез меня в роддом, мы продолжали верить, что схватки у меня начнутся сами по себе. Когда мы прие­хали в роддом, я смеялась и со всеми разговаривала. Мед­сестра была милейшая женщина, я таких никогда в своей жизни не встречала. Она провела меня в предродовую палату, но перед тем, как они хотели вызвать роды, у меня начались схватки, поэтому все, что им оставалось сделать - это пробить пузырь, чтобы отошли воды.

Когда медсестра вернулась в предродовую палату, она сказала мне: "Я даже не буду Вас смотреть. Еще немного подождем, прежде чем что-то делать".

Я сказала: "Я в этом не уверена".

"Сейчас, дорогая, - сказала она, — ты еще радостно улыбаешься, а при родах такого не бывает, поэтому мы немного подождем. Ты пробудешь здесь до обеда". (Это все происходило в 10.30).

"Не уходите слишком далеко, - поддразнила я ее, — потому что, когда я Вас позову, лучше, чтоб Вы сразу же пришли. Я знаю, о чем я говорю. Для этого не понадо­бится целый день. Я рожаю детей быстро". Она рассме­ялась и вышла.

Меньше, чем через тридцать минут, я почувствовала позывы, чтобы тужиться. Тэрри позвал медсестру, и когда она меня проверила, шейка матки была полностью раскрыта, и я была готова перейти в родильный зал. Она была так впечатлена, что еле смогла поверить этому. "Вы знали, о чем говорили, не так ли?"

"Вам бы лучше поторопиться", — сказала я ей, рассмеявшись, когда она везла меня по холлу. "Сколько у меня есть времени?" - спросила медсестра.

"У меня будет еще около четырех хороших схваток. Они будут длиться около минуты с перерывом между ними тоже около минуты. Итого приблизительно семь минут".

"О, дорогая, я должна поспешить!" Она едва переложила меня на родильное кресло, я один раз нату­жилась, и родился наш третий чудо-ребенок, мисс Лори Даун, как раз в это время доктор вошел в дверь род-зала. Медсестра начала меня немедленно бранить. Она сказала: "Вы говорили, что у меня есть семь минут, но Вы не дали мне даже и четырех, и у меня ничего не было готово!"

Некоторые доктора делают епизиотомию ("епизиотомия" — это надрез промежности, который делают для подстраховки, чтобы не было разрывов во время родов), как обычную предосторожность, предшествующую родам. Мы не хотели этого, и поэтому молились и говорили моему телу растягиваться правильно. Мне даже ничего не пришлось говорить об этом доктору. Все в род-зале произошло так быстро, что он не успел бы сделать эпизиотомию, даже если бы планировал ее.

Когда несколько недель тому назад доктор спросил меня по поводу анестезии, я ответила ему: "Я родила своего последнего ребенка без анестезии, и не хочу делать ее и в этот раз. У меня все было хорошо, я чувствовала себя прекрасно". Я осторожно объяснила, что у меня есть двое детей и был один выкидыш, поэтому я полностью осознаю, что делаю. Он охотно согласился делать все, что я хотела.

Он спросил: "Вы не будете против, если я приготов­лю анестезию, и когда Вы захотите, я Вам ее сделаю?"

"Конечно, я согласна", — ответила я. Это совсем меня не обидело и не повредило моей вере. Я знала, что она мне не понадобится, и я не попрошу ее, но если ему будет легче от того, что она будет приготовлена, то я не буду против.

Анестезиолог сидел прямо у моей головы, но он ее так и не сделал. После того, как все уже закончилось, он подождал с минуту на своем месте, пока уйдет доктор, и заговорил со мной. Он сказал: "За всю мою карьеру я никогда не видел, чтобы кто-то родил ребенка так, как это сделали Вы. Я бы хотел, чтобы каждая женщина могла так рожать". Затем он поднялся и пошел к выходу, но у двери повернулся и сказал: "Я хочу, чтобы Вы знали, - это было здорово!" Потом он ушел. А я все еще смеюсь, когда вспоминаю об этом!

Это было потрясением для доктора и медсестер. Мне не нужно было идти к ним и рассказывать всем, что Бог собирается сделать. Я пришла туда и сделала это. Они видели разницу и хотели знать, в чем причина. Затем я поделилась с ними, и они слушали меня.

Верьте до того, как зачнете

У нас было два мальчика и желанием моего сердца было иметь маленькую девочку. Библия говорит, что Бог дает нам желания сердца (Псалом 36:4). Однажды ночью, когда я положила спать моих мальчиков, я сказала Господу: "Ты знаешь желание моего сердца: я хочу светлокожую маленькую девочку с естественными кудря­выми волосами, большими голубыми глазами и приятной внешностью. Я хочу, чтобы у нас с ней были хорошие дружеские отношения, как у меня с моей мамой". Я знала, что я не хотела, чтобы она весила 4 кг, поэтому я сказала, что мне хотелось бы, чтобы она весила между 3 и 3,5 кг.

Нашим третьим ребенком была мисс Лори Даун, она весила 3300 кг (что и есть точно между 3 и 3,5 кг), с красивыми белыми кудряшками и большими голубыми глазами. Бог слышит молитвы и отвечает на них.

Многие люди, узнав, что они ждут ребенка, решают начинать исповедание веры относительно пола ребенка. Они начинают панически исповедовать это. "Мы покра­сим эту комнату в голубой цвет, потому что мы испове­дуем, что это будет мальчик. Потому что, если мы покрасим их в желтый, то это повредит нашей вере". Уже слишком поздно. Если вы не верили и не молились Богу до того, как ребенок был зачат, то это очень плохо. Уже слишком поздно. Исповедуя то, что это будет мальчик, вы не сможете уже ничего изменить, — тот, кто был зачат, уже существует, несмотря на то, что вы исповедуете. Это все равно, как если вы подойдете к одному из своих детей, возложите на его голову руки и скажете: "Я исповедую своими устами и верю в сердце, что ты на самом деле не мальчик, ты — девочка". Это то же самое. Только потому, что вы не знаете, какой пол у вашего ребенка, не означает, что он еще не определен, поэтому вы не сможете изменить его своим исповеданием. Это точно такая же девочка или такой же мальчик при зачатии, как и при рождении. Он не изменится. Вы узна­ете, работает ваша вера или нет, когда ребенок явится на свет.

Давайте, люди, будем реалистичными, а не глупыми.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.