Как это работает?

Нашему первому ребенку, Линн, было уже два года. Как я уже говорила, я выносила его полный срок и родила чуть больше, чем за три часа. Но я все еще плохо знала детали процесса деторождения - как изменяется твое тело, что происходит - поэтому я приложила все усилия, чтобы прочитать все книги, которые я только смогла найти по этому поводу. Неизвестность приносит страх. Я поняла, что чем больше у меня будет знаний о моем теле и его функциях, тем меньше я буду бояться. Чем больше я приобретала знаний, тем больше мира и уверенности у меня было. Конечно же, в каждом хорошем источнике информации обычно можно найти несколько вещей, которые необходимо отбросить, потому что они не согласовываются с тем, во что вы верите. Например, в большинстве книг говорится, что при первых родах будут долгие, а при вторых — сильные послеродовые боли. Я слышала такое высказывание: "У вас должно быть столько же разума, сколько у старой коровы: жуй сено и выплевывай палки". Я всегда пытаюсь помнить об этом, когда читаю такие книги. Чем больше информации вы будете иметь о том, что происходит внутри вас, тем лучше, для вас. Просто всегда выплевывайте палки.

Есть главная вещь, которую я осознала в своей жизни ~ я буду иметь то, что я говорю. Если я поверила Богу, что этого ребенка буду рожать без боли, значит, я должна перестать ожидать этого и не говорить о болезненных схватках (Люди всегда спрашивали: "Насколько сильна боль схваток?"). Я удивлялась: "А что мне им ответить? Я отказалась называть их болезненными". И затем я вспом­нила, что медсестра называла их сокращениями. Именно так и я называю их с тех пор: сокращение мышц.

Иногда у людей возникают всякие глупые идеи, и я тоже не отличалась от них. Я не могла даже представить, как можно родить ребенка, не испытав боли. Я думала так: "Вы даже представить себе не можете, что это такое!" Я хотела уснуть, а потом проснуться, и чтобы ребеночек уже лежал в кровати рядом со мной.

Бог вел меня шаг за шагом. Я спрашивала Его обо всем. Я говорила: "Боже, я не могу понять, как это произойдет. У меня уже есть один ребенок, и я знаю, как все происходит, и я также знаю, что это тяжелое испытание. Но я не понимаю, каким образом мои мыш­цы будут растягиваться и сокращаться, а я не буду чувствовать боли?"

Я знала, что "болевые" родовые схватки — это сокращение мышц, но я не понимала, почему было так больно, когда я рожала своего первого ребенка и почему не будет больно в следующий раз? Это не имело для меня никакого смысла. Тогда Господь объяснил мне все так подробно, что я уже не могла не понять этого.

"Напряги мышцы своей руки", - сказал Он. И я напрягла. "А теперь подержи так". Я так и сделала.

"Продолжай держать их в напряжении, удерживай их так долго, как только сможешь". И я так сделала. Моя рука была сильно напряжена и мышцы туго натянуты, это было нелегко, и они начали дрожать, но боли не было.

Он сказал: "Это - сокращение мышц, и это не должно быть больно". Я испытывала дискомфорт и напряжение в мышцах, но мне не было больно. Это полностью изменило весь мой образ мышления. Я поняла, как это работает. Я знала, что для того, чтобы вытолкнуть ребенка, необходимо сокращение мышц. Господь объяснил мне: "Когда у тебя начнутся схватки, начнется сокращение. Твое тело будет активно работать, мышцы будут сокращаться. Они будут выталкивать ребенка и делать все, что необходимо, но это никак не повредит тебе и не вызовет боли". Боль, которую испытывают женщины, приходит в основном от страха и недостатка знания. Это не дает возможности им держать под контролем ситуацию, и не позволяет им иметь мир Божий во время схваток и родов. Боль пришла в тот момент, когда Адам и Ева покинули Эдемский Сад из-за греха. Боль связана с проклятием. ВСЯКАЯ боль — головные боли, боль в желудке, зубная боль - связаны с проклятием.

С тех пор, как Иисус искупил нас от боли, мы не должны мириться с ней. От нас зависит, возьмем ли мы над этим власть и изгоним во имя Иисуса или позволим ей остаться. Выбор за нами.

А как я узнаю, что уже пришло время?

Я действительно не знала срока родов моего ребенка, потому что перед тем, как я забеременела в этот раз, Бог чудесно меня исцелил от опухоли. По моим расчетам, это должно было произойти между первой неделей августа и первой неделей октября.

Так как мы были миссионерами, и наш дом был в Гва­далахаре, в Мексике, мы решили, что для меня будет лучше остаться там до рождения ребенка, чем возвращаться в Соединенные Штаты, как многие нам советовали. Бог дал Мне замечательного доктора, исполненного Святым Духом.

Мы нашли хороший роддом, и приехала моя мама, чтобы присутствовать при этом великом событии.

Несмотря на то, что мой доктор был христианин, я не рассказала ему, во что мы верим, и что произойдет или не произойдет во время этих родов, потому что я не хотела, чтобы у него был шанс отговорить меня от этого. Но я ему сказала, что мне не понадобится анестезия.

В один из дней, в конце августа у меня начались легкие схватки. Я знала, что схватки должны учащаться, и не могла понять — это ложные схватки или настоящие. Схватки повторялись каждые два-три часа, поэтому я поехала к доктору, чтобы он меня проверил. Он сказал: "Не выходите даже из дома сегодня вечером. Ребенок весит, по крайней мере, 3 килограмма, а у вас уже начала расширяться шейка матки. У вас до утра родится ребенок".

Эта ночь прошла, и много других ночей тоже прош­ли, а у меня больше не было схваток. Шесть недель спус­тя я была все еще беременна и так располнела, что с трудом могла подняться с кресла или глубоко вдохнуть. Ребенок занял все свободное пространство и продолжал расти! Я знала, что он будет больше, чем был Линн. Я уже начала думать, что буду беременна вечно.

В конце концов, я все вычислила и сказала Тэрри: "Я без сомнений знаю, что ребенок родится вовремя. Вчера прошла последняя возможная дата его рождения - 5 октября. Этот ребенок родится, по крайней мере, на один день позже".

У меня никогда не было желания рожать ребенка раньше срока. Бог знал, что Он делал, и девять месяцев как раз достаточно для того, чтобы ребенок стал сильным, полностью развитым и готовым к рождению. Я никогда не пыталась просить Бога об ускорении событий или о том, чтобы ребенок родился в более удобное время. Но я должна признать, что те шесть недель были самые длин­ные шесть недель в моей жизни, потому что в каждый наступающий день я ожидала начала родов.

В тот вечер мы с Тэрри сидели на кровати с открытой Библией. Тэрри сказал: "Господь только что проговорил ко мне и сказал, чтобы мы отразили (как в зеркале) Его Слово Ему". Другими словами, скажите Ему, что говорит Его Слово. "Поэтому именно это я и сделаю, а потом мы помолимся".

Мы начали с Бытия, где проклятие пришло на Адама и Еву. Потом мы открыли Галатам 3:14,29, где говорится, что мы были искуплены от проклятия. Мы почитали проклятия из Второзакония 28 и сказали: "Нет, мы этого не будем иметь, мы искуплены от проклятия". Затем мы открыли Марка 11:23,24, где говорится, что мы можем иметь все, что ни скажем. Мы прочитали Матфея 18:19, где говорится о молитве согласия. Мы прочитали 1-е Тимофею 2:15, где говорится, что женщина будет спасена через чадородие. Мы сказали Богу, что мы верим. Мы сказали: "Господь, Ты сказал это в Своем Слове. Это то, во что мы верим. Это то, на чем мы стоим. Это то, что мы все это время исповедовали".

Потом Тэрри сказал: "Дьявол, я хочу, чтобы это услышал ты и весь ад. Мы верим в это, и мы не будем иметь ничего меньше, чем то, во что мы верим. Джекки поедет в роддом и родит этого ребенка без боли, без разрывов, без обезболивания, без всяких осложнений, без проблем вообще".

Мы воззвали к Богу и все небеса записали то, что Бог сказал. Затем мы пожелали, чтобы дьявол и весь ад знали, что сказал Бог, и во что мы верим, и на чем стоим.

Потом Тэрри положил свою руку на мой большой живот и сказал: "Тело, ты функционируешь правильно, так, как должно функционировать при родах. Кости, связки, вы растягиваетесь в тех местах, где это необходимо. Мышцы, вы сокращаетесь так, как должны сокращаться. Шейка матки, ты смягчаешься и расширя­ешься быстро, легко, без проблем. Влагалище, ты растя­гиваешься легко, ты будешь эластичным и растянешься идеально, без всяких разрывов". Он говорил каждой частице моего тела.

Мы сказали: "Это наша последняя ночь беременнос­ти. Наш малыш родится утром".

Потом он проговорил ребенку: "Ребенок, я повеле­ваю тебе, во имя Иисуса Христа из Назарета, принять правильное положение, чтобы родиться завтра утром". Было уже заполночь, поэтому Тэрри пошел помолиться, чтобы я смогла хорошо поспать, отдохнуть и проснуться свежей и готовой ехать в роддом, чтобы родить ребенка.

Говорите всем частям вашего тела, о которых только можете подумать, а потом будьте уверены, что ваше тело и ребенок будут работать в согласии и повиноваться во имя Иисуса.

Перед нами стояла маленькая дилемма: так как мы никого не знали, кто бы так поступал, мы на самом деле не знали, чего нам ожидать. В конце концов, мы решили, что мы прикажем водам отойти. Слава Богу! По крайней мере, мы сможем иметь знак, который укажет нам на то, что у меня начались схватки, и, что мне пора ехать в больницу.

Я приняла душ, приготовила свои вещи и легла в постель. На этой стадии беременности хорошийночной сон — большая редкость. Я крепко спала примернопять часов,как вдруг ребенок встал в правильное положение, разбудив меня.

Я никогда еще такого не переживала, но я знала, что происходит, поэтому я поднялась и пошла в ванную комнату. Одна маленькая капелька воды упала на мою ногу. Я не знала, отходят ли это воды, или это было просто давление на мой мочевой пузырь. (Когда я рожала Линн, доктор вскрыл мой околоплодный пузырь, поэтому я не знала, чего ожидать). Я подумала: "Господи, должно быть что-то большее, чем это. Я еще не уверена, настало ли время ехать в роддом".

Я вернулась в кровать еще на час. И когда я поднялась, то с каждым моим шагом за мной оставалась маленькая лужица воды. Это оно! У меня началось первое сокращение. Оно было не такое сильное, что меня приятно удивило. Я осознала, что если все будет продол­жаться так и дальше, то понадобится немного времени, чтобы ребенок родился. Схватки начались с интервалом в пять минут. После четырех или пяти схваток я разбудила Тэрри и сказала: "Тебе лучше проснуться. Это оно".

Начиная с первой схватки, каждая мышца работала, сокращаясь и толкая ребенка, но совершенно без боли. Схватки были такими сильными, что когда одна из них началась, я не могла сделать ни шагу, пока она не пройдет, но боли не было. Я помню, что подумала: "Име­нно так Бог и хотел, чтобы женщины рожали детей".

На пути к роддому одна схватка была более напряже­нная, чем предыдущие. Я думала, что ребенок родится в машине до того, как мы доберемся до роддома, и это испугало меня. И из-за того, что я была испугана, следующая схватка была очень болезненной. Я знала, что Мне нужно взять контроль над ситуацией очень быстро. Я сказала: "Тэрри, молись за меня. Это меня напугало, и было больно". Он положил свою руку на мой живот и сказал: "Мы не собираемся иметь ни страха, ни боли. Уйдите вон, во имя Иисуса". Тэрри сказал мне: "Джекки, я не могу верить вместо тебя. Мы должны это сделать вместе; мы должны верить вместе. Но все будет зависеть только от тебя с того момента, как ты войдешь в палату роддома. Если ты захочешь, ты можешь попросить, чтобы тебе сделали анестезию или что-то обезболивающее, - просто знай, что я в согласии с тобой, что бы ни происходило". Мне нужно было принимать решение: продолжать идти дальше и сделать все так, как мы сказали, или сдаться, прекратить использовать мою веру и пустить все насамотек. Я помню, как после того, как Тэрри помолился за меня в машине, я топнула ногой и сказала: "Дьявол, я отказываюсь принимать боль и страхи!" Ко времени следующей схватки мы были победи­телями. Я вернулась в состояние веры и мира вместо страха. Вся боль ушла. Я уверена, что когда я взяла под контроль свой разум и беспрекословно приказала дьяволу убраться, он убежал, и ко мне вернулось то, что по праву принадлежало мне. Когда, в конце концов, мы добрались до роддома, нам было уже почти что смешно. Медсестры спросили: "Мы можем Вам помочь?"

— У меня начались роды, - сказала я.

— А можно мы посмотрим? - ответили они.

Я сказала им: "Я имею в виду, что у меня они начались прямо сейчас!" Они не поверили мне, потому что я стояла напротив них, улыбалась, и нормально разговаривала.

Схватки повторялись уже через каждую минуту- полторы и становились все более продолжительными. С тех пор, как мы переехали в Мексику, я еще недостаточно хорошо изучила язык, и мы разговаривали через переводчика.

Было так смешно, когда я пыталась убеждать пере­водчицу убедить медсестер, чтобы они поторопились.

Я сказала им: "Даю вам на все приготовления десять минут, потому что у меня нет больше времени". Они все рассмеялись. Они думали, что у меня даже не началась родовая деятельность.

Наконец-то мы убедили их, чтобы они посмотрели меня, и когда они это сделали, то поняли, что я была права. У меня полностью раскрылась шейка матки. Но я ошиблась во времени: ребенок родился не через десять, а через двадцать минут. А мой сладенький христианский доктор немножечко опоздал, — он прибыл как раз тогда, когда мы услышали крик ребенка.

Это было самое замечательное состояние, которое я когда-либо переживала, потому что у меня не было страха. Вместо этого у меня были уверенность и мир.

Когда я последний раз сильно натужилась, чтобы появился на свет мой второй чудо-ребенок, и его принял на руки мексиканский доктор, которого я даже не знала, я переживала радость и трепет, которые невозможно даже передать словами.

От начала схваток и до того момента, когда родился наш сын, Пол Дэвид, прошло всего сорок минут. Он весил 4175 г, во что я с трудом могла поверить. Я сказала Богу: "Я не сомневалась, что Твое Слово работает, если бы я родила ребенка, вес которого составлял бы 2700 г. И ДЮди бы поверили, что я родила ребенка, весившего 2700 г, за сорок минут без боли, без разрывов и без швов. Это было бы чудесным свидетельством. Но 4175 г! Только Ты мог такое сделать! " (Я была так рада, что до момента рождения я не знала, насколько большим был ребенок).

Это еще не конец!

Следующим моментом во всем этом было предуп­реждение: "Так как это ваш второй ребенок, у вас будут послеродовые боли и они будут очень сильные. Факти­чески, они хуже, чем предродовые схватки".

Позвольте мне сказать вам, что те послеродовые боли также находятся связаны с проклятием, как и любая другая боль. После того, как вы родили своего малыша, продолжайте говорить своему телу, что делать.

Все зависит от вас, а не от тела. Вы можете исполь­зовать имя Иисуса и заставить свое тело делать то, что оно должно делать. Повелевайте кровотечению остано­виться. Повелевайте матке сокращаться, как она должна сокращаться, без боли. Это все еще сокращения, и они не должны быть болезненными.

Доктора и медсестры никогда не видели ничего подобного. Они никогда не видели того, кто пришел бы в роддом, улыбаясь, лег на родовое кресло, один раз натужился и родил ребенка весом 4175 г; а через час после этого, звонил бы всем друзьям и семье в Америку, сообщая о ребенке. Я никогда в жизни не чувствовала себя лучше!


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.