Существование Бога

«Жив Господь!»,-провозглашает Давид в Пс. 17:47. Библия очень часто называет Бога живым Богом (Cottrell, God the Creator, 388-389). Например: «Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому» (Пс. 41:3), «...уповаем на Бога живого» (1 Фес. 4:10), «Отец имеет жизнь в Са­мом Себе» (Ин. 5:26). В этих словах - «Бог живой» - подразумевается не просто факт Его существования, но и то, что Он - могучий и деятельный Дух. Для верующих существование Бога означает, что Он готов прийти к ним на помощь, защитить и благословить их ради имени Своего.

Говоря о том, что Бог жив, библейские авторы подчеркивают, что сущес­твует Он, и только Он. Все остальные так называемые «боги» других наро­дов - никчемные идолы, безжизненные истуканы (Пс. 113:13-15; Иер. 10:5; Abb. 2:18-19). Библейский Бог - «единый истинный Бог» (Ин. 17:3), Творец и искупитель. «Ибо Ты велик и творишь чудеса, - Ты, Боже, един Ты» (Пс. 85:10). Его величественные дела - достаточное доказательство Его существования (Cottrell, God the Creator, 390—419).

С одной стороны, существование Бога очевидно, и знание о Нем зало­жено в каждом человеке; все творение свидетельствует о Его могуществе и славе (Пс. 18:1; Рим. 1:20). Но, с другой стороны, можно вывести аргументы в пользу существования Бога, основываясь только на выводах, сделанных в результате изучения окружающего мира. Эти аргументы известны как «теистические доказательства». Ниже приводится их краткое изложение.

1. Онтологический аргумент

Онтологический аргумент (Cottrell, God the Creator, 420-423) - единс­твенное доказательство существования Бога, построенное исключительно на рассуждениях. Оно строго логично и основано на законе непротиворе­чивости. Это априорный аргумент. Иначе говоря, он совершенно не зависит от наблюдения реальности, а начинается с определенной концепции Бога. На основе этой концепции доказывается, что отрицание существования Бога нелогично содержит внутреннее противоречие. Сама концепция Бога с необходимостью предполагает Его существование.

Первоначальную формулировку этого аргумента предложил Ансельм Кентерберийский (ок. 1033-1109 гг.). Она строится следующим образом: 1) Бог - это сущность, выше которой ничего невозможно представить, то есть наивысшая мыслимая сущность. 2) Бога можно представлять по-раз­ному. Например, можно представить, что Он существует только в нашем сознании, только как идея. Однако можно представить, что Он существует в реальности так же, как и в нашем сознании. 3) Второе, несомненно, превосходит первое, то есть реальное существование гораздо выше су­ществования только в сознании. Поскольку Бог - наивысшая мыслимая сущность, Он должен существовать не только в нашем сознании, но и в реальности. В противном случае Он не является высшей мыслимой сущ­ностью. Подобным образом Ансельм доказывал не только существование Бога, но и необходимость Его существования.

Со времен Ансельма онтологический аргумент формулировали многие философы. Среди них можно упомянуть Декарта (1596-1650) и таких фило­софов двадцатого столетия, как Чарльз Хартшорн и Норман Малькольм.

Однако я считаю, что онтологический аргумент не доказывает существо­вания Бога по ряду причин. Прежде всего, как верно заметил Иммануил Кант (1724—1804), невозможно доказать, что предмет существует в реальности, основывая аргумент просто на концепции этого предмета. Можно утверж­дать, что концепция Бога с необходимостью предполагает концепцию Его существования и даже концепцию необходимости Его существования. Но это все равно не позволяет нам выйти за пределы мира идей и концепций. Очевидная взаимосвязь идей вовсе не означает их обязательное воплощение в реальности. Логическая необходимость не подразумевает онтологической необходимости. В лучшем случае онтологический аргумент доказывает, что если Бог существует, то Он существует как необходимая сущность. Но само Его существование доказывается иными способами.

Таким образом, мы приходим к выводу о несостоятельности онтоло­гического аргумента.

2. Космологический аргумент

Космологический аргумент (Cottrell, God the Creator, 424433) основан на причинности. Он отталкивается от наблюдаемой реальности и, таким образом, представляет собой апостериорное доказательство. Наблюда­емая реальность рассматривается как следствие, которое нуждается в объяснении, то есть в причине. Таким образом, аргумент развивается от конца к началу - от следствия к причине. В конечном счете, он приводит к изначальной, высшей Первопричине, которая есть Бог.

Этот аргумент принимает самые разные формы; наблюдаемая реаль­ность также представляется по-разному. Но любая форма космологичес­кого аргумента содержит три основные посылки и вывод. Первая посылка заключается в том, что нечто существует как наблюдаемое следствие. Наблюдаемая реальность, служащая отправной точкой аргумента, может быть практически чем угодно. Здесь в качестве примера мы рассмотрим вселенную в целом.

Вторая посылка состоит в том, что всякое следствие должно иметь причину, достаточную для того, чтобы объяснить это следствие или произвести его. Под причиной подразумевается то, что вызвало то или иное событие во временной цепочке причинно-следственных связей - на­пример, первая падающая костяшка домино в ряду других вертикально стоящих костяшек. Иногда причина также понимается как то, что подде­рживает существование предмета в цепочке одновременно наблюдаемых взаимосвязанных причин и следствий - например, локомотив, тянущий за собой вагон, который тянет следующий вагон и т.д.

Суть аргумента - в третьей посылке, согласно которой бесконечная последовательность причин невозможна, из чего делается вывод, что вселенная - это следствие, за которым должна стоять высшая Перво­причина. Этой Первопричиной считается Бог. Если причинная цепочка рассматривается как временная (как в примере с домино), то вселенная имела начало, причиной которого был Бог.

Главный вопрос заключается в том, верна ли третья посылка о невоз­можности бесконечной последовательности причин. Многие утверждали и утверждают, что она верна. Одним из знаменитых «пяти доказательств бытия Божьего», которые сформулировал Фома Аквинский, было доказа­тельство от зависимости. Называя предмет зависимым, мы подразумеваем, что он мог и не существовать. Фома утверждает, что если предмет может не существовать, то было время, когда его не существовало (иначе его сущест­вование было бы вечным и необходимым, а не зависимым). Но если бы все было зависимым, то это бы значило, что было время, когда не существовало вообще ничего. В таком случае, ничего бы не существовало и сейчас, потому что ничего не происходит из ничего. Следовательно, должна существовать некая независимая, вечная и необходимая сущность, которая была причиной всех зависимых сущностей. Эта независимая сущность и есть Бог.

Современный философ Уильям Крейг предложил дальнейшее развитие аргумента о невозможности бесконечной последовательности уходящих в прошлое причин (Craig, The Existence of God and the Beginning of the Universe, 39-51). Во-первых, указывает он, есть разные виды беско­нечности, и фактическая бесконечность невозможна. Но безначальная последовательность ограниченных временем событий и есть фактическая бесконечность. Поэтому безначальная последовательность ограниченных временем событий невозможна. Во-вторых, цепь событий во времени образуется посредством последовательного добавления элементов. Такая последовательность, образованная добавлением элементов, не 1У.ожет быть бесконечной. Таким образом, последовательность событий во времени не может быть фактически бесконечной.

К этим философским аргументам можно добавить еще два научных аргумента, которые также подтверждают невозможность бесконечной последовательности причин. Во-первых, научный принцип, известный как Второй закон термодинамики, указывает на то, что вселенная имела нача­ло. Согласно этому закону, процессы, протекающие в замкнутой системе, стремятся к состоянию равновесия, то есть количество полезной энергии в системе уменьшается. Вселенная представляет собой огромную замкнутую систему, количество полезной энергии в которой со временем должно сни­зиться до нуля. Если бы вселенная существовала вечно, полезной энергии в ней уже бы не осталось. Таким образом, у вселенной было начало (Craig, The Existence of God and the Beginning of the Universe, 63 и далее).

Второй научный аргумент, опровергающий возможность бесконечной последовательности причин, - это феномен расширяющейся вселенной. Расширяющаяся вселенная поддается объяснению только в том случае, если она имела некое взрывоподобное начало - некий «БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ» (см. Jastrow). Таким образом, современная концепция «боль­шого взрыва», вызвавшего появление вселенной, сейчас представляет собой важную составляющую космологического аргумента. Хью Росс пишет: «Если вселенная произошла в результате большого взрыва, у нее должно было быть начало. Если же у нее было начало, то должен быть и Начинатель» (Hugh Ross, 14).

С моей точки зрения, космологический аргумент в целом действите­лен, но ограничен. Он доказывает, что у вселенной было начало и даже Начинатель; однако сам по себе этот аргумент не доказывает, что этот Начинатель - Бог, о Котором сказано в Библии. Первопричина не обяза­тельно должна быть одна; Платон, например, считал, что их по меньшей мере две. Кроме того, Недвижимый Движитель не обязательно всеблаг; в конце концов, разве в мире мало несовершенства и зла? Но, несмотря на эти недостатки космологического аргумента, его следует признать сильным доводом в пользу существования Бога.

3. Телеологический аргумент

Следующее доказательство существования Бога - телеологический аргумент. Как и космологический аргумент, это - апостериорное дока­зательство, построенное на причинности. Главное отличие заключается в том, что космологический аргумент отталкивается от самого факта существования, тогда как в основе телеологического аргумента лежит определенное качество существующих вещей - наблюдаемый в них по­рядок. Само название «телеологический» происходит от греческого слова telos, что значит «конец, цель, предназначение». Есть во вселенной такие предметы, наблюдение которых наводит на мысль, что они предназначены для определенной цели. Например, крылья насекомых специально созданы для полета. Они не могли возникнуть случайно.

Основанный на подобных наблюдениях аргумент формулируется сле­дующим образом. Посылка А: у всякого разумного замысла есть автор. Посылка Б: некоторые предметы физического мира свидетельствуют о разумном замысле, то есть явно произошли в результате такого замысла. Заключение: следовательно, существует автор разумного замысла, то есть, Бог. Это заключение основано на том принципе, что всякое следствие Должно иметь достаточную причину.

Телеологический аргумент был одним из «пяти доказательств бытия Божьего», которые приводил Фома Аквинский. Однако самая известная классическая формулировка аргумента принадлежит Уильяму Пейли, пред­ставившему ее в труде «Естественное богословие» (1802). Пейли выстраивал аргумент следующим образом. Если кто-то идет через поле и находит часы, ему в голову не придет, что их появление там было просто результатом действия случайных физических процессов. Даже если человек никогда прежде не видел подобного предмета, он поймет, что часы были созданы для какой-то определенной цели, то есть кто-то их смастерил. Подобным образом, продолжает Пейли, многие естественные явления во вселенной свидетельствуют о том, что они были сотворены с определенной целью.

«Все признаки изобретательности, все проявления замыс­ла, явные в часах, столь же явны и в природе. Разница лишь в том, что в природе они проявляются в несравнимо большей степени, превосходящей все человеческие изобретения. По­лагаю, что хитросплетения природы превосходят тонкости искусства, а в сложности, изобретательности и хитроумности механизмов природа превосходит человека. Более того, в природе все многочисленнее и разнообразнее, но, несмотря на множество устройств, разумность их все так же очевидна. Они служат своей цели, или назначению, ничуть не меньше, и даже больше величайших примеров человеческой изобре­тательности» (Paley, "Natural Theology," 390-391).

В наши дни большинство формулировок телеологического аргумента опирается на открытия современной науки. Чем больше узнаем мы об окружающем мире, тем очевиднее проявляется в нем разумный замысел. Обычно приводятся такие примеры, как сложное строение человеческого глаза (Paley, 332-333), уникальные качества воды, без которой жизнь была бы невозможной (Ramm, View, 20-21), и удивительные приспособления для выживания, которыми обладают многие живые организмы, например, жук-бомбардир (Behe, 31-36).

Одно из самых удивительных свидетельств разумного замысла - порази­тельная сложность живой клетки. Это свидетельство значительно усилило телеологический аргумент в 1950-е годы, когда был изобретен электронный микроскоп, увеличивающий предметы в миллионы раз. Его изобретение позволило изучить строение клетки, что ранее было невозможно. В пре­жние времена (особенно при жизни Дарвина) многие предполагали, что клетки - это простые сгустки желеподобного вещества, которое легко могло эволюционировать из неорганического химического «бульона». Но теперь ученые имеют возможность изучать строение клеток живых организмов на молекулярном уровне, и результаты просто удивительны!

В книге «Эволюция: кризис теории» Майкл Дентон, который сам в Бога не верит, хорошо описывает живую клетку (Michael Denton, Evolution: А Theory in Crisis). Дентон указывает на множество свидетельств разумного замысла в органическом мире, особенно на клеточном и молекулярном уровне. «С точки зрения здравого смысла абсурдно предполагать, что столь сложные и искусно изготовленные приспособления, воплощение самого совершенства, возникли по воле простого случая» (326). Дентон увлека­тельно описывает сложность устройства клетки (328-329). Он указывает на то, что клетка способна «воспроизвести всю свою структуру всего за несколько часов», что ее ДНК хранит информацию, что она синтезирует органические структуры и обладает «полностью автоматизированными механизмами сборки, которые идеально настроены и отлажены», и все это в столь малом пространстве (329-337).

Дентон приходит к выводу, что эти и другие подобные факты под­тверждают правоту Пейли (339-341). Куда бы мы ни взглянули, нашему взору «повсюду предстает совершенство», опровергающее самую мысль о случайности. «Мыслимо ли, чтобы случайные процессы могли породить реальность, мельчайший элемент которой - функциональная молекула белка или ген - настолько сложна, что во всех отношениях превосходит наши творческие способности? Эта реальность - полная противополож­ность случайности. Эта реальность - во всех отношениях совершеннее всего, что может создать человеческий разум» (342). Сама эта мысль, пишет Дентон, «противоречит здравому смыслу» (351).

Книга Дентона приобретает особое значение, если учесть, что ее автор не верит в Бога. Даже приведя столь убедительные доказательства в пользу разумного замысла, Дентон заявляет, что не знает, чем их объяснить!

Среди более поздних работ на эту же тему следует отметить книгу Майкла Бихи «Черный ящик Дарвина» (Michael Behe, Darwin 's Black Box). «Черным ящиком» называют любое безукоризненно функциониру­ющее устройство, в которое невозможно заглянуть, чтобы узнать, как оно действует. «Черным ящиком» Дарвина была биологическая клетка. Он считал, что структура клетки не противоречит теории эволюции, потому что не имел возможности заглянуть в нее и не мог даже представить ее невероятную сложность. Но для нас клетка перестала быть «черным ящи­ком»; благодаря открытиям современной науки мы знаем, что ее строение отличается сложностью, не под дающейся дальнейшему снижению, и что клетка не могла возникнуть случайно. Она должна была появиться сразу же в законченном виде, иначе она просто не смогла бы функционировать. «Раньше считалось, что основы жизни очень просты, но эти представле­ния оказались иллюзорными. Выяснилось, что внутри клетки находится система, обладающая невероятным уровнем сложности, не поддающейся снижению». Вытекающий отсюда вывод, что жизнь - результат разумного замысла, в двадцатом столетии поразил многих (252).

Важно отметить, что вывод о разумном замысле вытекает не из рели­гиозных верований, а из скрупулезных трудов биохимиков. Результаты их «исследований клетки - исследований жизни на молекулярном уров­не - ясно, настойчиво и недвусмысленно свидетельствуют о разумном замысле! Этот вывод настолько очевиден и значим, что его следует рас­сматривать наравне с другими величайшими достижениями в истории науки» (Behe, 193, 232-233).

Это еще один пример современных научных данных, подкрепляющих традиционный теистический аргумент. Современные свидетельства в пользу разумного замысла однозначно укрепляют нашу уверенность в существовании Автора этого замысла.

Однако в целом мы оцениваем телеологический аргумент так же, как и космологический. Он указывает только на существование автора нашего материального мира. Но из самого аргумента еще не следует, что этот Автор - Тот Самый Бог, о Котором говорит Библия.

4. Исторический аргумент

Как уже объяснялось, даже если космологический и телеологический аргументы доказывают существование Бога-Творца, необходимо допол­нительное доказательство того, что этот Творец и есть Бог Израиля и Бог Господа нашего Иисуса Христа. Таким доказательством служит истори­ческий аргумент (Cottrell, Solid: The Authority of God's Word, гл. 7; Cottrell, God the Creator, 440-442).

Исторический аргумент основан на утверждении, что Иисус из Наза­рета воскрес из мертвых, и воскресил Его Бог Израиля, Который также есть Бог христианской Церкви. Этот аргумент основан не на библейских доктринах, а на историческом материале; сама методология аргумента на­меренно исключает обращение к богодухновенности Библии. Библейские тексты рассматриваются точно так же, как и любые другие древние доку­менты. Историки, пытаясь определить, насколько разумны содержащиеся в этих источниках утверждения, строго придерживаются общепринятых методов исторического исследования. Аргумент состоит из двух частей, отвечающих на два вопроса. Первый: чем доказывается Воскресение? Второй: что доказывается Воскресением?

Вначале главная задача исследователя заключается в том, чтобы дока­зать, что воскресение Иисуса действительно произошло. Доказательства этого события прежде всего опираются на принцип достаточной причины. Утверждается, что определенные доказанные исторические факты можно удовлетворительно объяснить только физическим Воскресением Иисуса Христа. Вот эти факты: свидетельства учеников о том, что гробница Иису­са была пуста; утверждения учеников, что Иисус являлся им в теле после смерти и погребения; непоколебимая вера Апостолов; обращение Савла из Тарса; основание и быстрый рост христианской Церкви; соблюдение Церковью воскресенья (вместо субботы) как особого дня недели. Единс­твенное удовлетворительное объяснение этих неоспоримых исторических фактов заключается в том, что Христос действительно воскрес.

Но это только первая часть исторического аргумента. Итак, Иисус воскрес из мертвых: что это значит? Прежде всего, это свидетельствует о том, что Ему можно доверять как учителю, - а это доказывает истинность и авторитет Его учения. Воскресение тоже доказывает правоту Иисуса и подтверждает разделяемое Им ветхозаветное учение о Едином Боге Из­раиля. Кроме того, Воскресение доказывает, что учение Самого Иисуса заслуживает доверия. Тот факт, что Воскресение произошло именно в этом историческом контексте и сопровождалось именно этим учением, подтверждает правильность именно этого учения о Боге. Таким образом, исторический аргумент содержит доказательства, которых нет ни в кос­мологическом, ни в телеологическом аргументах. Все эти три аргумента вместе взятые разумно обосновывают вероятность того, что Бог, о Котором говорит Библия, действительно существует.


Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.