Докажи мне, что ты есть.

Ида Лит

на этих птиц, разгоняя муравьев и пробившись, он стал огромным неотвратимым, страшным и безответным. «Что мне делать? Что мне теперь делать?» - ответа не было, то ли он потерял дорогу, заблудившись в этом хаосе, то ли еще не зародился в гомоне глупых мыслей. За окном машины темнота меняла формы, очертания, кое-где обращаясь в редкие дорожные фонари, трехцветные глаза светофоров и тяжелые очертания кривых деревьев. Наше сознание умеет прятаться, скрываться от горя и обращать его в нечто незначительное отупляя разум, путая мысли и спасая душу от гибели, давая ей время на готовность к неминуемому и неотвратимому. Не это ли и есть инстинкт самосохранения? Не это ли дало возможность человечеству выжить и стать жестоким по отношению к себе подобным? Не это ли отвратило всех нас от истины?
Вдруг Светка пришла в себя, словно очнулась от долгого и страшного кошмара, приняв реальность такой, как она есть. Часы на панели водителя показывали четыре цифры «00:00». Они приковывали к себе взгляд и казались магическими в этот миг пустоты и всеобщего молчания, в котором каждый обращался к самому себе с самыми сокровенными вопросами, что-то решая для себя раз и навсегда. Только в этот час мы понимаем, как много значил ушедший от нас навсегда человек, как много он занимал места, как дорог он нам был, и как несправедливы порой мы были по отношению к нему. И тут же чувство вины, сожаления захлестывает нас с головой и искреннее, но такое несвоевременное покаяние ставит нас на колени, выворачивая наизнанку, и когда такая огромная пустота начинает поглощать душу, мы начинаем жалеть самих себя, т.к. ничем уже не заполнить эту пожирающую пустоту. Не заполнить несколько лет, несколько десятилетий, а то и всю жизнь. Эта пустота равноценна нашей вине перед покойным. Он не отпустит нас до тех пор, пока мы не искупим свою вину перед ним этой пустотой.
Часы показывали «00:00», Светке вспомнился какой чудный день был сегодня и как заигрывал с ней солнечный март, бросаясь под ноги веселыми ручьями, как она была счастлива, как тревога неожиданно захлестнула в спешащей к дому электричке.
Часы показывали «00:00», вот они с дедушкой собирают листья мать-и-мачехи, он рассказывает очередную историю о справедливости и показывает на пролетающего мимо черного аиста, призывая обратить особое внимание, т.к. эта птица уже давно занесена в красную книгу. А вот они сидят под прозрачной клеенкой в поле, где их на сенокосе застала гроза и Света вздрагивая всем телом жмется к дедушке, который словно не слыша хлестких ударов грома и не видя грозных всполохов молнии смешит ее старинными и только что выдуманными прибаутками, обнимая сильной рукой.
Часы показывали «00:00», а вот дедушка сажает ее впервые на разнузданную лошадь и дает в руки повод, и Света гордо восседая на спине гнедой кобылы, старается выглядеть старше своих пяти лет и ни много, ни мало, как та красивая дама, из вчерашнего фильма, уходящая от погони. В чем был смысл этого фильма, она не помнит, да и не понимает, просто этот момент был настолько красив, что ей очень хотелось быть похожей на ту наездницу, и она выпрямила спину, гордо бросая кратковременные взгляды на пасущихся на лугу домашних гусей.
Часы показывали «00:00», это становилось подозрительным, Света спросила у водителя сколько времени, тот не повернувшись ответил:
- Двенадцать.
- А часы точно идут?
- Точно.
- Может, они сломаны?
- Нет.
Света начала нервничать, и ее взгляд с этого момента был прикован к часам, которые не желали переносить минуту. И тут, яркие солнечные картинки, вернувшие ее в сказочное брянское детство, исчезли, на их место вернулась реальность. Нервы, натянутые до предела задрожали, и звонко лопнув, истошно закричали голосовыми связками: «Нет, слышишь, нет! Этого не может быть, это несправедливо! Так не бывает! Где ты, всесильный бог?! Где ты! Почему молчишь? Почему молчишь? Сейчас, в этот момент, когда все, что мне дорого, умерло в этот проклятый день? Когда я осталась одна? Почему ты так ненавидишь меня, почему приносишь боль, почему забираешь тех, кто любит меня, кого я люблю? Почему ты его забрал? У меня никого нет, кроме него? Какое ты имел право? Какое ты имел право так поступить со мной? Забрать его у меня? Кто у меня есть кроме него, слышишь ты, всевидящий, всезнающий, всесильный? Что, молчишь??? Молчишь, ты дрянь?! Ты начал с малого, начал с моего любимого пса, с моей мечты жить с родителями, которым я чужая, потому что ты рассудил, что жить я должна с дедушкой. Ты его забрал у меня! Слышишь ты?! Ты забрал мою жизнь!!! Почему ты не даешь мне ничего кроме боли?! Топишь меня мордой в дерьмо, ты?! Да кто ты такой??? Кто дал тебе право???» - и дальше эти связки разразились самой последней, самой грязной

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.8 (20 голосов)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.