ГЕУЛА (Отрывок из повести "Смерть Иерусалима")

Погребняк Николай

что получил в подарок с неба ножку от стола праведников, что на небесах. Очень красивую ножку, украшенную цветами и стеблями из чистого золота, сверкающую чудесным сиянием.

Удивилась жена и сказала: «Ножка от стола! Что мы с ней будем делать? Мы ведь просили еды и немного вина на субботу!».

– Может быть, можно отрезать кусочек от золотой ножки и купить чего-нибудь на субботу? – предположил Ханина. Но тут же отказался: отрезать от подарка с неба – это великое кощунство. Он взял подарок и занёс в свой маленький покосившийся домик. Не успел он переступить порог, как дом вдруг наполнился светом и превратился во дворец с красивой мебелью, на полу – много ковров, а посреди комнаты стоял стол, покрытый белой скатертью, а на нем – субботняя трапеза в золотых и серебряных сосудах. И новые одежды оказались вдруг на Ханине и его жене. И все это благодаря золотой ножке от стола праведников, что дали им в подарок с небес.

Счастливыми, весёлыми и сытыми были Ханина и его жена всю ту субботу. И вот суббота кончилась, и Ханина взошёл на ложе своё и уснул, и приснился ему странный сон. Приснилось ему, будто все праведники сидят в раю за золотым столом. На каждом из них надето по восемь разных одежд из белоснежных облаков, на голове – золотые венцы. Около каждого праведника стоит ангел и подаёт ему кушанья и напитки. Но только наполнит ангел изумрудно-зелёную нефритовую чашу, и ax! – она скользит и падает наземь. Вино выплёскивается и попадает на белые одежды праведников, потому что стоит стол праведников всего на трех ногах. Одной ноги нет, и праведники не могут ни есть, ни пить.

Проснулся Ханина и весь трясется. Рассказал он жене свой сон и говорит: "Праведники услышали мои мольбы и отдали мне часть от своего золотого стола – одну из его ножек, но теперь стол у них перекосился, и они не могут насытить свои сердца."

– Ой-ой-ой! – возопила жена, – надо, чтобы праведники сидели за хорошим столом, как этот.

– Я буду молиться Господу и просить изо всех сил, чтобы Он забрал обратно ножку золотого стола. Как ни тяжело получить подарок с неба, но отдавать его обратно в семь раз труднее, – вздохнул Ханина.

Проснулся Ханина и весь трясётся. Рассказал он жене свой сон и говорит: «Праведники услышали мои мольбы и отдали мне часть от своего золотого стола – одну из его ножек, но теперь стол у них перекосился, и они не могут насытить свои сердца».

– Ой-ой-ой! – возопила жена, – надо, чтобы праведники сидели за хорошим столом, как этот.

– Я буду молиться Господу и просить изо всех сил, чтобы Он забрал обратно ножку от золотого стола. Как ни тяжело получить подарок с неба, но отдавать его обратно в семь раз труднее, – вздохнул Ханина.

Просил Ханина и просил, пока молитва его не была услышана. С небес протянулась белая рука. Он вложил в неё золотую ножку от стола праведников, и рука вмиг исчезла.

Из дома Ханины тоже исчезли еда и мебель, посуда и красивые одежды. И опять они ели скудную пищу всю неделю, и даже для субботней трапезы не было еды и вина. Но Ханина и его жена не грустили и не печалились. Они радовались, что там, высоко в небесах, сидят праведники вокруг золотого стола, и все четыре ножки у этого стола на месте», – добрым тихим голосом закончила Геула свою грустную сказку.

«Высоко на небе сидят праведники вокруг золотого стола, и все четыре ножки у него на месте, а вместе с праведниками сидит и наш папа, – ведь правда, мама?» – спросил старший мальчишка, прижавшись посильнее к матери.

– Правда, милые мои, ответила мать, – и слеза медленно поползла у неё по щеке. Солёная-пресолёная слеза.

С этого дня каждый вечер перед сном дети просили, чтобы им рассказали именно эту сказку. «Про папу,» – так называли они её меж собой.

 

Собрав по развалинам волокна и тряпки, Геула сплела длинный крепкий канат. И в одну из промозглых дождливых ночей, укутав ребятишек, она пошла с ними к Воротам Источника. Но, не доходя, взяла вправо и, скрываясь за развалинами дома, вошла в аллею пирамидальных тополей, а оттуда было уже рукой подать до кустарников Царского сада. Сад, некогда бывший гордостью Иерусалима и местом отдохновения от летнего зноя для знатных горожан, изломали и разорили (как почти всё в городе, куда можно было беспрепятственно добраться). Но для наших беглецов, чем разрушеннее и пустыннее, тем было лучше. К счастью, на ночь проход на стену не был закрыт. Наверху из-за ветра всё было в дождевой пыли и тумане. Завернув за колено стены, чтобы случайно их не увидели с ближней башни, женщина достала из корзины канат…

И тут перед глазами, как молния, промелькнуло видение: как будто её увидели стражи

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.