Исцеление дочери Иаира

Олег Борей

Иаир уныло брел по улицам родного города. Диагноз врача, как приговор звучал в голове.
Неделю назад Сара –  единственная и горячо любимая дочь почувствовала недомогание, и вот сегодня она уже не смогла подняться с постели. Сильная горячка, кашель…
Мир, который еще совсем недавно казался таким прекрасным, наполненным Божьего провидения и любви померк. Птицы уже не пели, а пронзительно и неприятно кричали, трава была не зеленая, а грязно серая, но главное – в душе поднималась волна обиды в адрес Всевышнего. За что? Он – Иаир всегда верил Ему. С раннего возраста проявлял необычайный интерес к Торе. Служил Богу Израиля ревностно и от всего сердца. Дослужился до начальника синагоги. Да и став им, служил Богу с той же страстью, что и в молодые годы.
Иаир верил не потому, что так было принято в Израиле, о вере говорили все, а потому что он неоднократно видел Провидение Божье в своей жизни. Да и само рождение Сары было чудом.
Через пару лет после женитьбы Иаира, они с женой Аснат узнали, что его жена бесплодная и у них никогда не будет детей. Аснат настолько была удручена этой новостью, что потеряла способность живо верить Господу. Но Иаир не сдавался, его непрестанные мольбы, жертвоприношения в храме, а главное его вера сделали невозможное – на восьмом году их совместной жизни Аснат забеременела и спустя девять месяцев родила прекрасную малышку,  которую назвали Сарой.
Затем были 12 лет безраздельного счастья. Когда Саре исполнилось два годика, она стала «хвостиком» своего отца. Казалось, что Бог дал Иаиру не просто дочь, а вселил в тельце этой маленькой девочки, частичку Своей любви к нему Иаиру. Дочь ни на минуту не отводила от отца восхищенного взгляда, когда тот был дома.  И чем старше становилась девочка, тем  больше крепла их дружба.
Сара могла доверить Иаиру самые сокровенные мысли, а он, как лучший друг, всегда старался понять ее и дать дельный совет.
Иаир был добрым и справедливым начальником, и, как все счастливые люди, излучал любовь и мир. Его уважали за широту души, за способность войти в положение каждого человека, снизойти, понять и принять.
Он уважал закон Моисея, но при всякой возможности трактовал его в пользу людей. Иаир помнил как был милостив Господь к нему и изливал, дарованную ему милость, на ближних. Правда это его качество нравилось далеко не всем, и у Иаира были недоброжелатели. Его же этот факт не сильно огорчал, он продолжал любить и друзей и врагов.
Бог, семья и синагога полностью заполняли жизнь Иаира так, что в ней не оставалось места больше ни для чего. Это были «три кита», на которых и строилось его счастье.
И вот все это дало крен. Иаир не был слабым человеком, но сейчас его вера была, как бы  парализована. Он не мог собраться, чтобы вымолить исцеление дочери. Иаир просто не верил. Впервые в жизни не мог заставить себя поверить. Что это?
Он обратился к друзьям, чтобы они молились за Сару, молилась вся синагога. Но чем больше прилагалось усилий, тем меньше  верил Иаир.
И вот сегодня врач вынес приговор – медицина бессильна помочь его любимой дочери. Сара была обречена, ДО УТРА ОНА НЕ ДОЖИВЕТ.
Когда эта фраза прозвучала в голове Иаира, он остановился и застонал. В груди сильно заболело. Иаир облокотился об угол дома, тяжело дыша.
— Иаир! — раздался мужской голос.
Иаир медленно оглянулся, это был Авирам.
— Только не это, — подумал начальник синагоги.
Он не то, что не любил Авирама, просто сейчас было не то настроение, чтобы разговаривать с ним. Вот уже больше года Авирам был последователем молодого раввина по имени Иисус. Иаир несколько раз слышал проповеди этого учителя, многое ему нравилось. Однако Иаиру был не по-нраву тот разрушительный, как ему казалось, радикализм. Иаир был неконфликтным человеком и не понимал, зачем Иисус лез на рожон.  Неужели трудно омыть руки? Иаир и сам считал, что это не приближает человека к Богу, но ради немощных-то можно? Иаир не понимал, зачем Иисус исцеляет больных именно в субботу? Ну исцели ты в пятницу или в воскресенье!  Не понимал он и оскорблений в адрес начальников. А раз не понимал, то и держался подальше. В споры об Иисусе не ввязывался и старался соблюдать нейтралитет. То что Иисус был необычным служителем Иаир признавал, но считал, что ему не хватает мудрости и гибкости, которая приобретается с опытом и годами.  
Сейчас убитому горем отцу тем более не хотелось говорить об этом. У Авирама же не было других тем, кроме Иисуса и его чудес.
— Иаир, — повторил Авирам, — что  с тобой?
— Все нормально, — через силу выдавил тот.
— Тебе плохо? Что случилось? Что-то дома?
И тут рыдания потоком вырвались наружу. Иаир, некогда счастливейший из людей, впервые в жизни проливал такие горькие слезы.
— Сара… — сдавленно произнес он. — Врач сказал, что до утра она…
И он громко зарыдал.
Авирам

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (19 голосов)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.