Как мы губернатора выбирали...

Татьяна Осокина

Мне очень часто вспоминается одна история, которая произошла в середине 90-х годов прошлого столетия в России. В то время в Ставропольском крае проходили выборы губернатора. На беглый взгляд, ничего особенного. Но только на беглый...
 
Как известно, наглядность – сестра назидания. Поэтому мне и захотелось привести этот наглядный пример из Кисловодска, точнее, из Центральной Городской Больницы (далее – ЦГБ), которому я была непосредственным свидетелем. Это еще один пример того, как легко и незаметно для себя человек может превратиться в «самую маленькую и уязвимую фигурку на шахматной доске». Проще говоря, в пешку.
 
Предвыборная кампания была развернута с небывалой силой. Два кандидата, похожие друг на друга, как день и ночь, должны были состязаться в нелегком поединке на высшее место в этом «лакомом куске» России – Ставропольском крае.
 
Я тогда работала секретарем отдела кадров ЦГБ. Нас было трое: начальник ОК и два секретаря, старший и младший (младшим, конечно, была я). Это была огромная больница, которая стояла на вершине одной из Кавказских гор. Главный врач ЦГБ целиком и полностью поддерживал кандидата М. Он не был в этом одинок. Похоже, что весь Кисловодск был на стороне М. Почему? Судя по листовкам предвыборной агитации, он был лучше, причем, намного. Другим кандидатом был Ч. Он  был (судя по тем же листовкам) явно хуже, причем, намного. Даже его фамилия была связана с черным цветом.
 
Я помню плакаты агитационных бюллетеней, развешенные по всем свободным стенам больницы. Там было две колонки: одна для М., другая – для Ч. Далее шли пункты, отображающие основные вехи  жизни кандидатов в целом. Я человек, склонный к анализу. Помню, что не раз остановившись перед плакатом, я внимательно читала его, так как меня забавляло его содержание. Про себя я даже дала ему название: «Ангел и демон». Содержание было примерно следующим:
 
Кандидат М.: образование: высшее; карьера: безупречная (перечислялись его заслуги в  продвижении по служебной лестнице); семейное положение: женат, имеет детей; характер: сдержанный, добросовестный, организованный, умеющий сдерживать данное слово и т.п.
 
Кандидат Ч.: образование: незаконченное высшее; карьера: с пятнами (перечислялись его служебные промахи и ошибки); семейное положение: разведен, имеет детей, которые живут с матерью; характер: несдержанный, халатно относится к порученным обязанностям, недобросовестный, неорганизованный, неспособный сдерживать данное слово и т.п.
 
Уверяю, что все это я видела своими глазами. Вывод из всего этого напрашивался сам собой, и каждому, наверное, было более, чем ясно, кто кем на самом деле являлся. В эти предвыборные дни сотрудники болницы жаловались на то, что М. буквально «не давал им прохода». Одна медсестра как-то прокомментировала в сердцах:
 
– Ох, уж этот М.! Где его только нет! В туалете наклонилась на мусорным ведром, чтобы бумажку кинуть, а он на меня оттуда смотрит!
 
– В каком? – спросила я ее.
 
– Да здесь, в нашем, на первом этаже, – ответила она.
 
Я не выдержала и из чистого любопытства вышла из кабинета и заглянула в туалет за углом. Из мусорного ведерка рядом с унитазом (простите за подробности) на меня глядел М. Кто-то сорвал его фото со стены и кинул в бачок, даже не скомкав... Ну, это было уже хулиганство.
 
Приезжал М. к нам и лично. Выступал в актовом зале. Я не пошла, осталась за дежурную в ОК. Но от гула микрофона даже стены дрожали. Ч. выступал в других местах, например, в Детской больнице. Однако, «гвоздем» предвыборной программы стали досрочные выборы, проведение которых главный врач ЦГБ поручил Отделу Кадров. Эти, так называемые, досрочные выборы были промотивированы тем, что большинство граждан в день выборов (воскресенье) собирались уехать на уик-энд, поэтому администрация города «пошла навстречу нуждам трудящихся», предоставив им необходимую помощь.
 
Работа, как говорится, закипела. В частности, на мои плечи, а лучше сказать, пальцы, легло перепечатывание нескончаемых списков всех отделений ЦГБ, где работало около 1,5 тыс. человек. Начальница Отдела Кадров вертелась, как юла, постоянно выскакивая из своего кабинета для разборок. Дверь ОК почти не закрывалась, и наша маленькая комнатка превратилась в «проходной двор». Дело было нетипичным, и народ требовал разъяснений. Инструкции обычно передавались старшим медсестрам отделений, а те относили их по назначению.
 
Было выделено несколько автобусов, которые ежедневно, в рабочее время и абсолютно бесплатно отвозили по несколько отделений на предвыборные пункты для досрочного голосования. Естественно, в многочисленных приказах по этому поводу не было ничего крамольного. Там не было упомянуто, что людей принуждали голосовать за М. Внешне все выглядело вполне прилично.
 
Как-то одна из старших медсестер поинтересовалась положением во всем этом деле сотрудников ОК.
 
– Вы то сами уже съездили? – спросила она нас.
 
– Мы то со Светой да, – ответила начальница ОК, – а вот Таню уговорить пока не можем, – она укоризненно посмотрела на меня.
 
– Ну, надо же! – всплеснула руками старшая медсестра. – Как же так? Вы – Отдел Кадров, который занимается всем этим хозяйством, и не можете воздействовать на своего сотрудника?
 
Начальница промолчала.
 
– Почему ты не хочешь ехать? – спросила меня старшая медсестра.
 
Я спокойно посмотрела на нее и, заранее зная, какую реакцию произведет на нее мой ответ, поскольку ранее он уже был испробован на моей начальнице, ответила:
 
– А я в воскресенье, в день выборов, никуда не уезжаю.
 
Старшая медсестра округлила глаза, чуть приоткрыла рот и многозначительно посмотрела на начальницу. Та лишь развела руками и добавила:
 
– Вы видите?
 
Печально, но факт, что только два человека из всей ЦГБ отказались голосовать досрочно. Это была старшая медсестра Урологического отделения, баптистка, и я. Остальные, кто с неодобрением, кто с безразличием, кто с охотой (освобождался воскресный день) согласились голосовать досрочно. Одна сестра из церкви призналась, что ее «насильно запихнули» в служебный автобус. Мне почему-то стало от этого и грустно, и смешно. Военных отправляли «на досрочное» целыми гарнизонами, причем, по всему краю.
 
Шумиха продолжалась неделю. Настало воскресенье. После накала страстей в предвыборную неделю, выборы в Кисловодске прошли спокойно. Даже слишком...
 
На выборах победил Ч. Несмотря ни на какие прогнозы. И следующая неделя после выборов стала не менее эмоциональной. В воздухе завитало: «Ох, полетят чьи-то головы...» Так и случилось. Через пару месяцев новый губернатор Ч. добрался и до Кисловодска... В итоге, Ч., узнав о происшедшем в ЦГБ, наказал главного врача и начальницу ОК, сняв их со «сладких» должностей. А ведь начальница ОК просуществовала на своей должности всего около полугода.
 
Эти события произошли много лет назад, но я почему-то нередко возвращаюсь к ним. Чем больше я вижу, как «управление сознанием масс» стремительно набирает обороты, тем четче передо мной встает эта история, целиком и полностью взятая из реальной жизни.
 
Вспоминается текст из Библии: «Не следуй за большинством на зло...» (Исх. 23:2а). О чем это говорит Слово Божье? Или о ком? Люди смеются: «Все не в ногу, один ты в ногу». Это о тех, кто пытается мыслить самостоятельно, без подсказок и давления со стороны вышестоящих, кто идет наперекор общественному мнению. Как показывает практика, большинство всегда идет именно на зло, даже если оно и замаскировано под добро. Большинство никогда не бывает право, хотя нас и учат обратному.
 
Единственное утешение, которое у нас есть, это слова Иисуса Христа: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство.» (Лук. 12:32). А «малое стадо» – оно малое и есть.
 
Татьяна Осокина 
Буэнос-Айрес
23 ноября 2015 года
 
     

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голоса)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.