КАК Сенька-Крест со святым духом познакомился.

Вадим Чернов

Продавщица «Детского мира» уже второе воскресенье наблюдала за высоким коротко стриженым мужчиной в черных очках, который рассматривал кукол и разных зверушек на огромной витрине магазина. На самом деле Сеньку - «Креста» интересовали не эти Барби, ни похожая на нее только одним носом продавщица. Его интересовало белое здание с черным крестом, которое находилось у него за спиной, но отлично отражавшееся в зеркальном стекле витрины «Детского мира». Особенно Сеньку интересовала табличка с надписью «Церковь «Благодать» христиан баптистов веры евангельской». Вот за этой церковью, а точнее за ее входом, «Крест» и наблюдал. Прогуливаясь мимо витрин, и заинтересованно разглядывая всякие игрушки, вор-рецидивист потихоньку запоминал «цивильных» людей, выходящих из иномарок и заходящих в церковь. Здание было современное, с высоким куполом, большим стеклянным фойе, и «Креста» так и тянуло зайти вовнутрь.

Свою кличку Арсений Крестовский получил не за свою красивую фамилию, а за наколку на спине. Дело было давно, еще на «малолетке» проиграл он в карты. А проигрыш в карты – дело серьезное. И пацан лежал на животе, считай целый день, и терпел, как кольщик «Седой» мурлыкал над ухом «,Арлекино» и сопел. Что ему там кололи на спине, Сенька не знал, но кололи на всю спину. Пацаны подходили и смотрели, но никто не ухмылялся почему-то. Уже под вечер вся спина горела огнем, и он посмотрел на свою спину, повернувшись к зеркалу. На спине был наколот крест – большой, с перекладиной и надписью на ней «Спаси и сохрани». Крест был как бы «прибит» к спине – шляпки гвоздей были тоже выбиты кольщиком. Вот так он и «носил свой крест» ,теперь уже подросший, столько лет.

Сенька-«Крест» теперь уже не занимался воровством, он был «режиссером». Его больше занимала не столько кража, сколько сам процесс. Вот и теперь потоптавшись у входа «Благодати», он зашел вовнутрь с ватагой ребятишек. В фойе стояли диваны, кресла, вокруг бегали и галдели обычные дети. Конечно, вид вошедшего сразу обратил на себя внимание – здоровенный мужик в черных очках, никак не вязался с окружающим вокруг миром. Сенька, почему-то сразу вспотел, засуетился, снял очки , и сунул руки в карманы. Стараясь улыбаться, так же как и все вокруг, Арсений мельком увидел себя в зеркале, и оторопел – на него смотрел серый мужик со звериным оскалом и горящими от злобы глазами.

Разница между ним и этими улыбающимися людьми была такая разительная, что он подумал сразу развернуться и уйти. Но долг превыше всего! Он зашел в зал и оглянулся. Высокий свод уходил в небо, вокруг было светло и оживленно, люди здоровались, обнимались, целовались. Это было для «Креста» настолько необычно, что он зажмурился, - «Бред какой-то, куда он попал?». Звучала музыка, на сцену выходили красиво одетые мужчины и женщины. «Крест» стоял как вкопанный в проходе, все протягивали ему руки, улыбались, радовались ему. Больше он выдержать не мог, и чуть ли не бегом выскочил на улицу.

Всю следующую неделю он собирал сведения об этих «сектантах». Большая часть информации вообще никак не сходилась, другую он не понимал. И еще он усиленно искал исполнителя своего плана. Так, случайно, по наитию наткнулся на рынке на «Кляксу». Лучше было не найти. «Клякса» был веселым улыбающимся парнишкой, в котором (сроду бы не поверил) был огромный талант. Он был отменный вор-карманник. Никогда не видел «Крест», чтобы с такой ловкостью, артистизмом, кто-то мог обчистить клиента. «Клякса» был шустрым, незаметным, неподозрительным, незапоминающимся.

Словом, подходил по всем статьям. Его и «сосватал» Сенька:

– Не боись, дело верное. Я все проверил, все узнал. Заходишь, кепочку снимаешь, да смотри не крестись – они это не любят. Сядешь где-нибудь сзади, в уголке, и сиди, помалкивай. Будут петь – тоже рот открывай, мычи. Потом поп ихний выйдет к микрофону – будет рассказывать. А теперь самое главное – будут молиться. Все встанут – глаза закроют, головы опустят. Вот тема! Одежда висит у них на вешалках позади зала, сумки при них. Короче, если человек стоит с закрытыми глазами – сам знаешь, что делать! И аккуратненько выходишь – я на машине у входа. Дело плевое, «Клякса», а публика там солидная. Верняк!

Риск дело благородное, и в воскресенье операция «Благодать» началась. Все шло хорошо – Сенька все видел в витрине, как в кинотеатре. Дамы в шляпках, солидные мужчины. Ну, старушки, дети – это понятно. Наконец, движение остановилось – зазвучала музыка. Сенька посмотрел на часы – 1000 и перешел дорогу. Машину он оставил за углом, заведенной – на всякий случай, и стал ждать.

Минут через двадцать нервы его стали сдавать – что же там происходит? Музыка кончилась, стало тихо – стало быть, идет проповедь. «Спокойствие, только спокойствие» - вспомнил «Крест» Карлсона, прохаживаясь перед церковью, и делая вид, что ждет машину. Машину он и правда ждал, или полицейскую или «скорую помощь», - смотря как пойдут дела.

В 1045 ужасно захотелось войти и посмотреть, что там. «Он что там заслушался?». В 1100 закралось подозрение – ушел черным ходом. Покружил еще немного, не выдержал и зашел в фойе. Пусто. Из зала были слышны крики «Аллилуия! Слава Богу!». Арсений стал потихоньку продвигаться вперед, заглянул в зал и обомлел. На сцене на коленях стаял «Клякса» - рукавами вытирал слезы и сопли на лице. Он улыбался во весь рот и вертел головой вокруг. Зал весь стоял. На голове паренька лежала рука пастора, и он громко молился. Воздух вокруг был словно наэлектризован. У «Креста» по спине от всего происходящего поползли мурашки и состояние было как когда-то давно, в детстве. «Клякса» увидел стоящего в проходе «Креста», и заорал на весь зал:

-«Крест», иди сюда скорее, со мною Бог!

Люди обернулись и смотрели на него – радостные, добрые, и словно ждали от него чего-то. Выколотый на спине крест стал вдруг таким тяжелым и пригибал хозяина к земле. Сеньку как будто ударила молния, он весь затрясся, и чуть было не упал, но тряхнул головой, развернулся и выскочил на крыльцо.

Он стоял на ступеньках и улыбался, глядя зелеными глазами на синее небо и яркое солнце. Солнце стало совсем другое, чем раньше, продавщица в «Детском мире» довольно мило морщила свой курносый носик.За его спиной слышалась песня:

ОН нас сделал родными
ОН нас сделал друзьями
Дал нам новое имя
Нас зовут христиане! …

Интересно, зачем все-таки во время молитвы они закрывают глаза?
Это « Крест» решил узнать в следующее воскресенье.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (4 голоса)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.