ХРОНИКА МИХАИЛА ВОРОНИНА. (отрывок из романа "Падение державы")

Евгений Сорокин

детьми, которыми гордятся их родители. Мне же гордиться нечем. Один стал промышлять воровством, и таким образом провел на нарах не один тюремный срок. Другой стал циничным торгашом, для которого нет ничего святого. Он готов продать все, ради собственной выгоды. Как-то, кажется, лет пять назад, он заявился в этом доме и предлагал мне отдать в музей, те немногие картины отца, которые я храню. Поверь, Маша, наверное, я бы прислушался к совету сына, если бы не одно, но… Я знаю его настоящего. Он же, если говорить языком моего поколения, спекулянт, который, при удобном случае, не упустит возможности продать эти картины за выгодную плату. Нет, Маша, я не хочу такой судьбы картинам моего отца... Вот так, бывает, в жизни. Одни дети радуют своих родителей, а мои...
-Но, может быть, в самом деле, отдать их в музей?
- Ах, Маша! Мало кому, нужны, непризнанные таланты.
- А вы не искали своего брата? - спросила Маша.
- Не один раз. Пока был помоложе, куда я только не писал? В какие только города и села не ездил. И все без особого результата. Только однажды мне удалось найти, как говорится иголку в стоге сена. Это произошло тогда, когда я получил ответ из Германии, в котором мне сообщали о том, что человек, похожий на моего брата, был узником в концлагере Дахау, где и погиб при попытке к бегству.
- А если попробовать искать его через современные службы розыска людей.
-Ой, Маша! Ты посмотри, на меня, - с иронией в голосе ответил ей старик, - мне же без малого: девяносто лет. Даже если и предположить, что мой брат каким-то чудом выжил во время войны, вряд ли он живой до сегодняшнего дня. Ведь был он младше меня всего на пять лет. 
- Дядя Миша, - задумчиво произнесла Маша, - расскажите о вашем отце!
- Это долгая история! - тяжело вздохнув, произнес старик, - к тому же захочешь ли ты слушать о том, что сегодня у многих людей вызывает насмешки.
- Я, захочу, – твердо сказала девушка.
- Ну, хорошо, Маша! Слушай! Только это длинная история.
В этот момент старик подошел к окну и увидел, что на улице снова идет густой снег.  
- Ты когда-нибудь слышала такой лозунг: «Мы - наш, мы - новый мир построим» - не оборачиваясь, спросил он у Маши.
- Как не слышать? Я ведь видела старые советские фильмы про революцию - ответила она.
- Тем лучше, - повернувшись, произнес старик. – Так вот: мой отец с лихвой глотнул от этого лозунга, когда не принял революцию большевиков в 1917 году. Более того в гражданскую войну он был на стороне белой армии. То было время, когда сын шел против отца, а брат против брата. Насилие было кругом, и никто этому не удивлялся... Мой отец, Иван Дмитриевич Воронин, был, крайне непримирим с большевиками. Прежде всего, этому способствовали его духовные убеждения: он в отличие от них не был безбожником. И ему страшно было смотреть на беспредел, который творился в стране руками    властителей «нового мира», в особенности, по отношению к церквям.  Однако, чем дольше отец воевал, тем больше он убеждался в том, что оружием не решить этой проблемы. Отец много думал о прошлом и будущем и не находил ответов.  И вот, с такими размышлениями, в рядах Добровольческой армией генерала Деникина, его и застала Одесса, осенью 1919 года...
                   Часть 1.
               На распутье.                                 
                                                                                    «История - это постоянно чередующиеся
                                                                                     отливы и приливы, Вечное движение вверх
                                                                                    и вниз».                                          
                                                                                                                                    Стефан Цвейг
 
 
                                                            Глава 1.
                              Как быть дальше?
- Господа! - громко сказал высокий брюнет в чине капитана, - обратите внимание на то, какой, нынче, год?
- Отстаньте, Говоров, - пробурчал другой офицер с папиросой во рту, прицеливаясь кием к биллиардному шару, - сейчас самый ответственный момент!
В тот же миг он ударил по шару, который, ударившись о борт, точно упал в противоположную лузу.
- Удачный дуплет, Петр Алексеевич - заметил Говоров, и, пока последний натирал мелом кончик кия, произнес: - И, все-таки, господа, попытайтесь ответить на мой вопрос.
- В самом деле, капитан, - сказал стоявший у двери игорного зала седой полковник, - ваша 
настойчивость слишком неуместна. Заметьте, что вы говорите под руку штабс-капитану.
- Ах, полковник, - ответил Говоров, -  разве, вы, не видите, что сегодня, впрочем, как и всегда, наш глубокоуважаемый Петр Алексеевич, в ударе?
- У вас, Говоров, слишком мало такта, - вмешался в разговор офицер, по чину ротмистра, который принимал участие в игре со штабс-капитаном.
- Да ладно вам, Завада,- ответил Говоров, - неужели, вы, думаете, что сможете обыграть штабс-капитана Зарубина? Поверьте, сегодня не ваш день!
- А, по-моему, игра есть игра, -

Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 голос)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.