ХРОНИКА МИХАИЛА ВОРОНИНА. (отрывок из романа "Падение державы")

Евгений Сорокин

расстаться. Уж лучше, где-нибудь, найти себе пристанище, чем наложить на себя руки.
- Случайно не в Варне или Константинополе?
- Ну, почему, случайно?.. По-моему, отсюда - эти города, самые удачные пути за границу.
В этот момент Зарубин остановился и поднял слегка носимый ветром, газетный листок:
- «Вся власть Советам!», - прочитал он и тут же выбросил находку. - А ведь, прав, капитан Говоров: мы, в самом деле, стали чужие в этой стране.
- Скорее этому народу, - заметил Иван.
- Вы только подумайте! - продолжил штабс-капитан, не обращая внимания на реплику ротмистра, - мы, русские офицеры, которых трудно, чем-либо, напугать, теперь, готовы каждую минуту сорваться с места и бежать неизвестно куда.  Мы знаем, что такое голод, холод и война, наконец. Но очень трудно жить там, где тебя ненавидят. Вот уже третий год идет нечто чудовищное. Третий год только низость, да невероятное зверство. Кругом врываются в дома, стаскивают спящих с кроватей, насилуют, грабят и убивают. Сегодня матросы с огромными браунингами на поясе, играя на гармонях, кричат: «Нельзя хаять народ!  А «белых», конечно, можно. Народу революции все прощается, а белые - не народ. У них все отнято. У них теперь не может быть родины, родных колыбелей и могил. «Эх, яблочко, куда ты котишься!» - горланят матросы.  Какая чудовищная мерзость - этот красный народ.
-  У вас, ответная реакция на большевиков. Вы их тоже ненавидите, - сказал Иван.
- Знаете, как только город становится «красным», тотчас меняется толпа, наполняющая улицы. Появляются театры и клубы «имени Троцкого», «имени Свердлова», «имени Ленина». Все это тянет угрюмо-холуйским навозом всему и всем.
- Петр Алексеевич! - задумчиво произнес Иван, - это в вас говорит дворянство.
- Может быть, - ответил Зарубин.
- Итак, вы, намерены уехать из родной Одессы?
-  Давайте об этом поговорим позже.
- Если будет время!  
- Надеюсь, что будет! - сказал штабс-капитан, - если меня конечно... Лучше, скажите, не кажется ли вам, что полковник захочет натравить на капитана Говорова контрразведку?
- Не знаю, - ответил Иван, - но, думаю, что полковник слишком уязвлен в своем честолюбии. И от него всего можно ожидать.
- Сейчас я буду в штабе, - сказал Зарубин, - замолвлю-ка, я, за капитана, словечко, на всякий случай…  А, вот и штаб. Не зайдете, ли погреться, Иван Дмитриевич?
- Покорнейше благодарю, Петр Алексеевич, - дружелюбно ответил Иван, - Мне, еще нужно зайти в лазарет. Обещал Изольде Ефимовне.
- Ну, что же. Честь имею, - ответил Зарубин, и офицеры расстались друг с другом.
 
                                                         Глава 2.
                                                  Мир и война.
Женщина, чье имя упомянул Иван, была его давней знакомой. Она была еврейка. Конечно, удивляться этому факту нечего, потому что Одесса богата на еврейские семьи.  Будучи дочерью скромного еврейского врача на Фонтанке, Ефима Дейера, Изольда Ефимовна, несмотря на возмущение отца, сумела удачно выйти замуж за обрусевшего поляка – Стефана Митульского, потомка дворянского рода Митульских. В отличие от прежних поколений своей династии, которые были шляхтичами, он не отличался лютой ненавистью к русским. Это существенно повлияло не только на то, что он принял православие, но и то, что он ревностно служил в русской армии. Ранение в ногу, заставило его, в чине полковника, преждевременно выйти в отставку.
Какое-то время чета Митульских жила в Екатеринославе. И здесь, общаясь с местными помещиками-землевладельцами, он увлекся рудничным делом. Это способствовало тому, что Стефан вместе с женой, на некоторое время, поехал в Петербург, где стал наводить контакты с французскими и русскими промышленниками. Вскоре, однако, в его намерения вмешалась первая мировая война и чета Митульских недели через две уехала в Киев, где жили брат и две сестры Стефана.
Что же касается Изольды Ефимовны, то для нее, время, проведенное в Петербурге, доставило больше радости, чем мужу.  
 Так, в подражание большому свету, она устраивала у себя дома, как сама говорила, «вечера удовольствия и просвещенного ума». Среди ее приглашенных, как правило, были люди дворянского сословия, преимущественно молодые женщины, которые за играми в лото или, раскладывая пасьянс, в незатейливых интеллектуальных развлечениях, обсуждали разные темы и события, происходившие в столице.
Впрочем, знакомство ротмистра Воронова с Изольдой Ефимовной, произошло не в ее доме... и даже не в Петербурге, а в Одессе, летом 10-го года...
В тот год июльская жара была невероятно удушливая. Из-за этого, даже на выставках, пыльные дорожки между экспонатами, смоченные водой, тут же высыхали. Поэтому люди, искали себе такие места, где могли иметь возможность спастись от жары. Одним из таких мест была огромный ресторан в городском парке, который выходил к берегу моря. Своим внешним видом ресторан напоминал самовар.
Именно здесь оказался Иван в один из июльских дней. В тот день, поднявшись на верхний этаж заведения, он, заказал себе бутылку с прохладительный напитком. Первый

Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 голос)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.