ХРОНИКА МИХАИЛА ВОРОНИНА. (отрывок из романа "Падение державы")

Евгений Сорокин

стакан, Иван выпил почти залпом. За ним последовал второй стакан. В дальнейшем, утолив первоначальную жажду, он, находя удовольствие от тенистой стороны ресторана, где удобно сидел, почувствовал легкий привкус хорошего настроения. То ли оттого, что его уже не мучала жажда, то ли оттого, что мог наблюдать с верхнего этажа ресторана синеющий залив.
Глядя на него, Иван, достал лист бумаги из папки, которая лежала у него на столе, и стал делать какие-то зарисовки. Вдруг, в какой-то, момент, он, в стороне от себя, за столиком напротив, услышал громкий голос одной молодой женщины, лет 20-и. Эта женщина, в окружении, двух молодых людей, по виду студентов, что-то им энергично рассказывала.
Иван, внимательно посмотрел, на нее и словил себя на мысли:
- Какие же правильные черты лица у этой женщины.
В этот же момент, он прислушался к тому, что говорила она, тем более, что особенно прислушиваться не пришлось, потому что женщина говорила слишком оживленно и относительно громко.
- Друзья! – говорила она. – Вы слишком циничны, когда говорите о Сергее Исаевиче. Он герой, кумир и любимец тысяч. И его слава авиатора несравненно больше, чем его же прежняя слава чемпиона-гонщика. Даже самый популярный вальс нашего времени – это не «Грезы» или какие-то там «Брызги», а – «полет Уточкина». Его портреты не сходят со страниц газет и журналов. В самом деле: он символ торжества русской авиации.
- Какой, со временем забудут, как и многим других энтузиастов-одиночек, - не согласился один из студентов.
- Думаю, что история его не забудет, - не согласилась женщина.
- Это вы так считаете, - сказал другой студент, - но дело в том, что новое время, которое скоро наступит, принесет иных героев.
- И кто же это будут? – с легким иронией спросила женщина, - Ах, да, революционеры!
- Вы зря, так говорите! – сказал первый студент. – За ними будущее! А какое будущее у Уточкина? Конечно, он, первоклассный летчик.  Допустим, он устанавливает свои рекорды. А дальше что?.. Все это – голый энтузиазм! И не более того!
- Не более? – возмутилась женщина. – Ах, молодые люди! Да на этих энтузиастах и строится славное будущее. Уточкин – первый! А первых история не забывает!..
Наблюдая за этим диалогом, Иван, не теряя времени, снова стал что-то рисовать. На этот раз его объектом внимания была защитница славы Уточкина.
Увидев, бармена, Иван, подозвал его к себе и негромко спросил:
- Вы, знаете, ту женщину?
Бармен, слегка улыбнулся.
- Немного! Это – дочь врача Мейера – Изольда! Удивительной красоты женщина, скажу я вам! Не правда ли ?
- И как часто она здесь бывает?
- Не так, часто, но бывает! Чаще ее окружают странные люди! Впрочем, она сама странная!
- Спасибо! – ответил Иван и подумал: «она, в самом деле, удивительная!». После чего, он, посмотрел на рисунок с намерением положить его в свою папку. Но в этот момент в стороне от ресторана, на аллее парка, в полусотне метров от обрыва, люди увидели аэроплан.
Вдруг с разных сторон послышались возгласы:
- Какое безумство! Господа!
- Это же аэроплан Уточкина! Ура – Уточкину!
- Он, в самом деле, безумец! Там за обрывом растут высокие деревья, разные дома и – море. Неужели Уточкин, хочет перелететь море?
- Но, зачем ему это надо? Что ему славы не хватает?
- Да нет, все это геройство из-за денег!
- Господа! Остановите его! Это же – опасно!
- Опасно, говорите! – то был голос Изольды, – Разве, вы не понимаете? Это - Сергей Уточкин!
- Ну и что из того. Разве аэропланы не падают?
- Этот не упадет! – сдержано произнес Иван, как раз в тот момент, когда он, волею случая оказался рядом с Изольдой. И именно после этих слов, произнесенных Иваном, она повернула голову к нему, чтобы увидеть того, кто был так уверен в полете Уточкина через обрыв.
И вот все замерли: аэроплан Уточкина «Фарман» понесся по аллее. Мгновение. Еще мгновение, которое сейчас казалось целой вечностью.
Клубы пыли поднимались над аэропланом все выше и выше. Вот-вот будет обрыв, а сам аэроплан все еще катится по земле, хотя и очень быстро.
Стремительно приближается край дорожки. Уже видна мутная вода. Что же будет?
И вдруг, «Фарман», едва просев на кромке, плавно взлетел в воздух. Тут же восторженные крики «ура, Уточкину!» понеслись вслед аэроплану, который покачиваясь над заливом, летел в сторону Дофиновского берега.
Иван, довольно улыбнулся и посмотрел на Изольду. Та светилась от счастья. А, слезы радости, катившиеся по щекам, выражали тот восторг, который она питала к первому из русских летчиков, которому покорился полет через море...
Затем женщина оглянулась по сторонам и увидела рядом стоящего Ивана.
- Благодарю вас! – сказала она.
- За что? – удивился Иван.

Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 голос)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.