Мальчик с горящим сердцем

Скоробогатова Анастасия Владимировна

с надеждой на отца ответил Май. - Я вчера нашёл письмо, это очень важное письмо!
- Мама мне всё рассказала про письмо. – Отец наклонил голову, облокотившись щекой на ладонь, и продолжил - Почему оно важное?
Май не задумываясь выпалил:
- Потому что там людям плохо, они просят о помощи!
Папа улыбнулся.
- Да, ты прав. Когда кому-то плохо - это важно.
Мама поставила перед Маем кружку горячего какао. Отец подвинул к нему тарелку с лепёшками.
- Поешь. А потом пойдём с тобой прогуляемся.
Наклонившись над столом, Май быстро начал есть, кусая лепёшки большими кусками, и не отрывая глаз от отца, который в этот момент о чём-то тихо говорил с матерью.
Когда мальчик позавтракал, они медленно и не торопясь пошли к полям, которые находились за городом. Ярко светило солнце, озаряя золотом каждый колосок. Ветер лениво поглаживал изумрудные листья деревьев, отчего те медленно качались. Где-то жужжали пчёлы, где-то тихонько журчал ручеёк. Это была нега прекрасного летнего дня, с пением птиц посреди синего неба и пряным запахом трав в горячем воздухе. Они шли молча. Посреди поля отец остановился.
- Сынок, посмотри туда. - он рукой указал вдаль. - Что ты видишь?
- Поле... - ответил Май.
- А дальше?
- Тоже поле.
- А дальше? - не успокаивался отец.
- Ну горизонт. - мальчик, чуть щурясь, всматривался в даль.
- Да, а ещё дальше?
- Я не знаю, пап, что там дальше. Я же не вижу! – беспомощно сдался сын.
- Вот именно. И ты никогда этого не узнаешь до тех пор, пока не пойдёшь и не посмотришь.
Май удивлённо уставился на отца. Тот присел на одно колено так, что их лица сравнялись, и положил руку на плечо сына. В его глазах почему-то была грусть.
- Что ты хочешь делать с письмом? - спросил он.
- Я хочу спасти этих людей. - быстро выпалил мальчик, сам удивившись своей смелости.
Глава семьи мягко улыбнулся.
- Но для этого тебе нужно покинуть дом, пойти туда, где ты никогда не был. Ты понимаешь это?
Май молча кивнул.
- Хорошо, сынок. Это очень хорошо. Я надеюсь, ты сохранишь своё желание. Но главное, что я хотел сказать тебе - это то, что я и мама не сможем помочь тебе в этом, мы не сможем пойти с тобой.
Май сглотнул. Его окатило жаром, сердце бешено заколотилось.
- Но почему, пап?
Отец не отрывал от него взгляда.
- Ты знаешь, у тебя есть младшие братья, мы с мамой должны о них заботиться. Ты о себе можешь позаботиться, они ещё нет. Ты понимаешь это, Май?
- Да, пап, понимаю. - ответил Май, потупив глаза в землю. Его щёки горели. - Так что же мне делать? - тихим голосом продолжил он.
- А что ты хочешь делать? - переспросил отец.
Сын молчал, продолжая смотреть в землю и приминая ногой траву.
- Снова посмотри туда. - папа встал и показал на горизонт. - Что может быть там, за горизонтом?
Мальчик грустно смотрел вдаль.
- Я не знаю.
Отец оживлённо продолжил за него:
- Там может быть что угодно! Там может быть много хорошего, может быть, даже весёлого. Но могут быть и трудности, может даже бури. Правда ведь?
- Наверное… - с сомнением отвечал Май.
- Но ведь, боясь бурей, можно и что-то замечательное пропустить? Как ты думаешь?
Отец снова сел на колено и прямо посмотрел в лицо сыну.
- Нашёл эту бутылку ты. Ты первый держал её в руках. Ты распечатал письмо. И ты должен сам выбрать, что будешь с ним делать. Никто тебя не осудит, какое бы решение ты не принял.
Отец встал, погладил сына по волосам и пошёл обратно в сторону дома.
Май остался. Остался наедине с собой и солнцем. Как будто два светила стояли друг против друга: огромное палящее солнце и где-то там, на земле, маленькое горящее сердце мальчика.
 
 
Глава 4.
Только вечером Май вернулся домой. По гостиной младшие братья носились как сумасшедшие, изображая то ли кроликов, то ли бешеных ящериц. Свистел чайник, гремела посуда, мама периодически что-то выкрикивала, пытаясь успокоить детей. С опущенной головой, не замечая творящуюся в гостиной суматоху, мальчик как тень прошёл в свою комнату, успев только ответить невнятное "Угу" на вопрос матери, всё ли у него в порядке. Он сел на свою кровать, потом встал, зачем-то начал собирать игрушки, игрушки падали из рук. Он снова сел на кровать, уставившись в пустоту. Голова, казалось, лопнет. В неё совсем не умещались мысли о том, что ему нужно отправиться в неизвестное путешествие в неизвестную страну, покинуть свой дом, своих родных. А нужно ли? Нужно ли вообще куда-то идти? Что он может сделать? Он всего лишь мальчик, который никогда ни с кем не воевал и даже никогда не дрался! Так разве он может спасти кого-то? И тут же с другой стороны накатывала волна других вопросов: а как он дальше сможет жить спокойно, зная, что мог что-то сделать? Хотя бы попробовать? А кто им

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (6 голосов)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.