Печник

Марат Ибрагимович Акчурин

 
 
ПЕЧНИК. (Повесть)
 
  Эту удивительную историю рассказала мне одна женщина, русская немка, которая недавно побывала у родственников в Германии, там она её и услышала от одной пожилой прихожанки. Добавив к её рассказу немного «литературности», хочу поведать вам эту удивительную историю.
   Ещё в тридцатых годах предыдущего века в большом посёлке на два десятка тысяч жителей, расположенном в восьмидесяти километрах от крупного промышленного города, жила своей жизнью добрая, сплочённая христианская община. Настоятель этой общины, пастырь Петер Шенк, был ещё совсем молод, ему только исполнилось двадцать восемь лет, но старый настоятель общины настойчиво просил его принять это поручение.
— Я знаю, у тебя получится, — часто говорил он молодому священнослужителю, когда тот выказывал неуверенность. И, правда, Петер был добросовестным и верным служителем, уже спустя пару лет стало заметно, что в общине намного больше прихожан, стали регулярными занятия с детьми, встречи молодёжи и пожилых прихожан. Значительно выросли и пожертвования. В то время своего помещения у общины не было — собирались в главном зале поселковой библиотеки, что, конечно, было не совсем удобно, двести человек еле размещались на богослужениях.
  Однажды на совете священнослужителей (а в общине тогда на общественных началах служили ещё три священника и шесть дьяконов) молодой дьякон, которого звали Гюстав Фольке, сказал:
— Настоятель, а не пора ли нам подумать о строительстве своего церковного здания?
Все уставились на Петера.
 — Я даже не думал об этом… пока, — сконфуженно проговорил он.
— А почему бы и нет?! — воодушевились остальные священнослужители. — Как у нас со средствами, пастырь?
Петер достал из стола бумаги.
— Вот наши накопления… Сумма немаленькая, но этого всё же пока маловато, не потянем, — вздохнул он.
Но Гюстав не унимался:
— Давай считать! Многие черновые работы мы можем сделать сами, ведь у нас немало молодых ребят и мужчин, они не откажутся поработать для церкви бесплатно, ну а печи я выложу сам, вы не забыли? Я ведь печник!
Картина предстала в другом свете. Действительно, на материалы и профессиональные работы хватало с излишком.
— Завтра же еду в город, в церковное управление, а вечером напрошусь на встречу с главой поселковой управы, — взволновано проговорил Петер.
Как он и предполагал, встречи прошли более чем удачно: в церковном управлении он сразу получил «добро», в случае необходимости пообещали помочь, а в поселковой управе глава предложил ему землю на взгорке у реки. Это, пожалуй, было, самое лучшее место для церкви.
— Если облагородите этот пустырь, — сказал глава, — обещаю, что посёлок передаст вам эту землю бесплатно. Петер летел домой, как на крыльях. На церковном совете было постановлено, что через месяц начнутся работы по заливке фундамента, а весной — стройка, пастырь должен был заняться проектом и документами.  Беспокоило пастыря только одно — будет ли помощь со стороны прихожан.
   Началась весна. Строительство шло быстро. Каждый день на стройку приходили не только мужчины и женщины, но и старики и дети, каждый находил себе работу. Кто не участвовал в стройке — облагораживал участок, высаживал деревья, вкапывал столбы для электрических проводов, а пожилые садились в круг и запевали песни, которые подхватывали остальные. К удивлению Петера, на стройку стали приходить люди, которые не имели отношения к общине, просто помогали. Вечерами, после работы, приходило столько людей, что стройка начинала походить на муравейник.
   Сам Петер долго не мог найти себе занятие, сначала он пытался руководить, но после того как профессиональные строители мягко попросили его не мешать, пытался примкнуть то к одной группе, то к другой. Что он только не пытался делать: и ямы копал, и кирпичи клал, и дорогу пытался мостить. Пастыря, конечно, все любили, но частенько над ним подтрунивали: «Да, пастырь, дорогу в небеса у тебя мостить получается гораздо лучше!». Он не обижался, зная, что это действительно так, смеялся над шутками вместе со всеми.
Однажды он зашел в храм, который был почти подведён под крышу, и оторопел. Недели три он не заходил сюда, после того как его попросили «не руководить». По углам главного зала тянулись ввысь величественные конструкции. Они были окружены лесами. На них работали по несколько человек. Между конструкциями быстрым шагом ходил Гюстав, отдавая ясные, чёткие распоряжения. Иногда то тут, то там постукивал зачем-то маленьким серебряным молоточком по кирпичам, слушал, всматривался в чертежи, шёл к другой печи. Петер залюбовался его работой. К Гюставу подходили профессиональные строители, о чём-то советовались, внимательно его выслушивали, с уважением поглядывая на молодого печника. С интересом разглядывал пастырь новые печи. Как их кладут, тем более такие большие, видеть ему никогда не доводилось. Он был поражён, насколько непростым это оказалось делом. А он думал, что нет ничего проще, чем выложить печь. Однако оказалось, работа эта — почти искусство, и если чуть-чуть

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.1 (50 голосов)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.