Печник

Марат Ибрагимович Акчурин

всяких предисловий он перешёл к делу.
— Я успел все обдумать, — затараторил он. — Я предлагаю построить ваше новое здание там же на взгорке, в конце парка, напротив старой церкви, буквально в пятистах метрах. А старое здание посёлок выкупит у вас под музыкальную школу, ведь хотели строить для нее новое здание, а тут вы… Да с залом для концертов, да в таком месте! Красота! А мы ломаем голову, где школу строить, старая-то в четыре смены детей принимает, мест не хватает…
Увидев озабоченный взгляд Петера, глава вдруг добавил:
— Мы хорошо заплатим!
— Да дело не в деньгах, — ответил Петер. — Там ведь печное отопление…
— Да это не проблема, — махнул рукой глава, — проведём центральное отопление, там тянуть-то чуть более километра. Больше того, мы и вам отопление пробросим, для вас это будут мизерные затраты.
— А это неплохая мысль! — обрадовался Петер. — Мои дети все прошли через эту музык… шк… — Петер скривился, он вдруг ощутил острую боль в области сердца. Он начал растирать грудь рукой, глава подскочил к нему со стаканом воды в руке:
— Вам плохо?
— Нет, нет, всё хорошо, — ответил Петер, — так, что-то заболело вдруг…— Петер глотнул воды, боль постепенно уходила.
«Да, со мной такое впервые», — подумал Петер, садясь в машину. Неужели сказываются годы? Ни разу за свою жизнь он не обращался к врачам, разве что к стоматологу. Он всегда чувствовал себя молодым и здоровым, и вот на тебе. Впервые за последние годы его по-настоящему что-то встревожило.
Знал бы он тогда, какой мелочью это покажется, по сравнению с тем, какие страшные дни ему придётся пережить очень скоро.
 
***
 
Стояла летняя жара. Строительство новой церкви, как и тридцать лет назад, шло ускоренными темпами. Скоро новая церковь распахнёт свои новенькие двери для прихожан. Опасения Петера, что такой, как раньше, помощи от прихожан церковь не получит (всё-таки время изменилось, люди тоже), совершенно не оправдались. Десятки людей приходили по вечерам и в субботу на стройку. Помощи было с избытком. Не подвёл и глава посёлка, договор о продаже здания был подписан  на солидную сумму, а отопление к старому и ещё не залитому фундаменту нового здания провели сразу. В посёлке уже давно была построена теплоснабжающая станция, недавно вошла в строй вторая. Практически все дома уже отапливались от них. Печи перестраивались в камины. Только церкви не торопились переходить на новое отопление. Но и здесь экономия и удобство наступали на церковный консерватизм. Так и в проекте новой церкви сразу было заложено центральное отопление, ни у кого иной мысли и не возникло. Это даже не обсуждалось.
Мотаясь по бесконечным делам, Петер сильно уставал, но никогда ещё он не чувствовал себя таким счастливым. Нередко его посещала мысль — какого доброго слугу избрал себе Господь!
«При мне община выросла и окрепла, при мне была построена первая церковь, а скоро будет достроена и вторая. Да какая! На пятьсот сидячих мест! С какой любовью и уважением относятся ко мне все. Да, прав был старый пастырь, когда говорил, что у меня всё получится», — от таких мыслей у Петера кружилась голова. Это счастье!
Час до первого богослужения в новой церкви. Петер выходит из машины, и под руку с Мартой идёт к дверям, у которых толпится много людей. Всеобщее радостное возбуждение. Улыбки, горящие глаза, много цветов. Тёплые приветствия. Этого дня он так ждал! Петер входит в церковь, здесь ещё больше людей… Но что-то не то…Он вдруг чувствует, что и эти близкие ему люди вокруг него ощущают то же… Что-то не то! — быстро нарастает тревога.
«Гюстав!», — вдруг проносится в его голове. «Гюстав! Его нет в дверях!», — Петер встал, как вкопанный, Марта испуганно посмотрела на него.
— А где Гюстав? — тихо произносит Петер, но его слышат все.
Голоса смолкают. Петер глядит вокруг, ищет своего друга, сердце стучит всё сильнее, чувствуя беду, он натыкается взглядом на Карин.
— Карин! — взволновано вскрикивает он. — Где, где Гюстав?
Бледная Карин протискивается к нему сквозь людей.
— Он дома…
— Как дома? — Петер пытался овладеть собой.
— С ним…— Карин подошла поближе.
— Что с ним? — перебил Петер.
— Да, не волнуйся, Петер, — Карин взяла его за руку. — Ему вдруг стало плохо утром…
 — Как стало плохо?
— Он упал в обморок.
— Как упал в обморок? — Петер подумал, что всё больше становится похож на попугая.
— Да мы сами в растерянности, ты же знаешь, у него отменное здоровье. Может, от напряжения последних дней? Он много работал…
— Он всегда много работал, — не сдержался пастырь и подумал - Да что с тобой, Петер, ещё немного

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.1 (55 голосов)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.