Прикосновение

Синькевич Тамара Васильевна
Прикосновение

было сосредоточенное выражение. Я приблизилась к ней и стала рядом. Она молилась, приносила Богу благодарность за Его милость, за то, что Он всех нас сохранил.
    Солнце ласково светило. Щебетала какая-то птичка. Мы с бабушкой смотрели вдаль, как вдруг увидели молоденького жеребенка, который приближался к нам. Он скакал бодрой рысью. Я стояла и любовалась этой живой картиной. Как же красиво творение Божье! Это явление было знаком начала новых мирных дней. Бабушка возрадовалась, вытянула вперед руки и с радостной улыбкой тихонько пошла навстречу маленькому ребенку лошади.
    — Кось, кось, кось! — говорила она ему. Жеребенок доверчиво подбежал, потом остановился и пошел за ней, словно за своей матерью. Это незабываемое явление невозможно вычеркнуть из памяти ни годами, ни любыми обстоятельствами жизни.
    Наконец мы возвратились в свой город. Дом и все в нем — разбито и изувечено. Нужно было начинать жизнь заново. Возвращались домой чьи-то сыновья, чьи-то отцы. Мы ожидали с мамой нашего отца, но он не возвращался. От него пришло письмо, в котором он описывал, что теперь инвалид, остался без обеих ступней ног. На войне загорелся его танк и он обгорел. Писал, что остановился жить в г. Никополе, просил нас с мамой приехать к нему.
    На войне наш отец не осрамил себя, но для нашей мамы еще много лет продолжались страдания.
    Мы собрались и уехали к нему. В пути каждый думал о своем. Я представляла себе, как встретит нас отец, узнает ли? Боязно было думать об искалеченных его ногах. Думалось: «Как же он ходит? На костылях или с палочкой?» «Ничего, что он калека. Он же мой муж, отец моих детей. И не где-нибудь, а на войне потерял свое здоровье», — так, наверное, думала мама.
    Приехали. Мы шли с мамой и с интересом смотрели на людей незнакомого нам города. Шли от железнодорожного вокзала долго, спрашивая у прохожих нужную нам улицу. Наконец, нашли. Впереди шла мама, а мы за ней гуськом, искали глазами нужный нам номер. Как вдруг увидели — «Дидика, 33». У меня и мамы замерло сердце. Мама постучала в двери дома. Ей открыла женщина и взглядом пригласила нас войти. Мы поздоровались.
    —  Скажите, пожалуйста, тут живет Василий Александрович? — спросила мама.
    —  Да, — отвечает она. В ее взгляде застыла заинтересованность и явный вопрос. — А кто вы такие?
    —  Я жена Василия Александровича, а это его дети, — ответила мама.
    —  А я тоже его жена, а это мои дети, — сказала незнакомка (дети выглядывали из-за ее спины).
    Что было делать нашей маме, когда у нее не было никаких денег, чтобы вернуться назад? Встреча с отцом была тяжелой. Две семьи стали жить по разным комнатам. Много слез тогда выплакала наша мама. Изменил ей отец, да еще и собрал вместе жен и детей.
    Первые дни пребывания в чужой семье для нас, детей, были чрезвычайными. Бывало, повысовываем головы на худых шеях мы с одной комнаты, а те, другие дети, с другой, и кричим: «Это наш папа!» А те себе кричат: «Нет, это наш папа!»
    Мама нас успокаивала, спокойно разговаривала со своей соперницей, никогда не ссорилась. Только добром и женской мудростью, какую черпала у Господа, смогла повлиять на нее так, что она взяла своих деток (они были от другого отца) и уехала.
    Время шло. Оставшись в квартире с отцом, теперь мы жили одной семьей. Война окончилась и, несмотря на разруху и нищету, люди за все дела брались с радостью и преодолевали все трудности. Мы к отцу привыкли, но немного его побаивались. Вскоре у нас родился еще один брат. (В 1945 году советский народ в честь Победы многих мальчиков называл «Славами»). Мы, дети, радовались малышу, которого и назвали Славиком. Взрослым было не до восторгов, потому что надвигалось новое горе. Содержание семьи для нашего отца оказалось настоящим испытанием. Ради детей родители должны были забывать о себе. С каждым наступающим месяцем обстоятельства в семье ухудшались. Начался голод. Мы хотели есть и эти обстоятельства вынуждали родителей идти на любые жертвы, чтобы не видеть своих детей голодными. Мама хваталась за любую работу, где только было возможно заработать на кусочек хлеба, на горсть кукурузной крупы, чтобы хоть как-то утолить голод.
    Отца охватила паника, ненадолго он исчезал из дому, а в начале 1947 года он бросил нас. Испугался трудностей и сбежал. Боже мой, Боже! Я сейчас не в суе восклицаю имя Бога при этих воспоминаниях. Что пришлось пережить нашей маме! Только одному Господу и нам, маленьким детям, были известны тяготы неизбежного после войны голода. Я хорошо помню мамины глаза, когда она смотрела на нас. Мы плакали и просили кушать. Каким тогда был драгоценным черный хлеб! Черные маленькие кусочки хлеба мы не ели, мы их сосали, а они почему-то быстро таяли во рту. Свою часть хлеба мама не ела и прятала от нас, а перед сном его делила на четыре дольки и давала нам. Мы сосали хлебушек и засыпали впроголодь. Ей было больно смотреть на нас. Мама обращалась к Богу. Искренне и откровенно разговаривала с Ним о всех своих бедах и переживаниях. Просила Его хоть как-то помочь ей прокормить своих детей. И Он слышал и не оставлял без надежды на помощь.
    Сколько я помню свою маму, у нее всегда болели ноги. Она страдала от варикозного расширения вен и тромбофлебита. Часто открывались язвы и подолгу не заживали. Голод и болезнь ног, четверо детей в тот год, были очень тяжелыми испытаниями. Тогда страдали очень многие люди. Голод, как мне кажется, был еще большим испытанием, чем война. Наша бабулечка Кристина жила в Мелитополе. Она заболела раковой болезнью и в 1948 году умерла. Наша семья пережила тяжелый голодный год. С помощью Божьей мама нас всех спасла.
    Прошли годы. Самые первые после войны и голодовки были самыми трудными, но мало-помалу жизнь начала выравниваться. Люди выздоравливали от потрясений и стали жить лучше. Для нашей мамы мы были, как цветы, расцветали и менялись на ее глазах. Вместе с нами она тоже расцветала для материнского счастья. Когда я анализирую весь путь, который мы прошли с нашей мамой, то прежде всего нужно вознести благодарность нашему Богу и Его Сыну Иисусу Христу. Господь учил нашу маму терпению и мудрости, воспитывал ее, а вместе с нею и меня в Своем Духе.
    Теперь, когда мы стали взрослыми, стали отцами и матерями, она до сих пор несет нас на крыльях своих молитв и любви, встречает и нежит внуков, отдавая им все свое тепло. Когда думаешь о ней, удивляешься тому истинному неисчерпаемому источнику тепла и душевной щедрости. Она идет рядом с нами и всю жизнь в своих молитвах приносит нас Богу.
    Я пишу эти строки и почему-то, мимо воли моей, стало грустно. Наверное, потому, что уже никогда не возвратятся те беззаботные годы детства. И только благодаря памяти, которая ворошит у нас яркие картины прошлого, можно еще и еще возвратиться в прошлое и увидеть дорогих тебе людей, среди которых самый дорогой, кроме Бога, — это образ нашей мамы.
Милая, родная моя мама, седовласая голубушка моя, свет души твоей, как пламя, греет, утешает он меня.
Слава Господу, Творцу живому за тебя, что дни твои продлил, что могу прийти и по-родному рассказать о том, что выше моих сил.
Дай прильну к тебе я с лаской, обогреюсь я теплом твоим, ты была и есть мне в жизни сказкой ощутимым светочем моим.
    Она заслуживает большого уважения от своих детей и внуков, искренней благодарности за ее самоотверженное сердце, — это настоящий подарок от Бога.
                                                                                             Тамара Синькевич (Городецкая)

СОДЕРЖАНИЕ

От автора-------------------------3
Он, она и Христос-----------------4
Поездка в Санкт-Петербург--------14
Два письма-----------------------24
Татьяна -------------------------41
Ловушка--------------------------48
Платье «Алый мак»----------------54
Она меня отпустила!--------------56
Встреча с певицей----------------61
Зоя------------------------------64
Филипп Киркоров и я--------------72
Маленькое чудо-------------------78
Торг. Дать или не дать-----------81
Он позвонит по телефону----------83
Неожиданная встреча с Н.Топчий---86
Валерия -------------------------89
Радость в болезни---------------101
Встреча с Господом на нарах-----108
Психология души-----------------112
Мое далекое детство-------------135

Литературно-художественное издание
 
СИНЬКЕВИЧ Тамара Васильевна

ПРИКОСНОВЕНИЕ
 

Голосов пока нет

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.