Спасибо, мама.

Олег Борей
Новелла "Спасибо, мама".

малышка. Все хорошо. Мы вместе. Я тебя люблю.
— Нет! — громко всхлипнула Мария. — Все плохо. Я теряю веру!
— Ты просто изводишь себя. Нельзя так.
— Но я так хочу ребеночка! Хочу прижать его к груди, хочу спеть ему колыбельную! — слезы опять градом покатились из глаз Марии.
— Машенька, я тоже хочу малыша, но не все зависит от нас.
Он нежно погладил жену по голове. На кухню пробились первые лучи солнца.
— А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах Его, — громко процитировал Сергей отрывок из книги пророка Малахии.
— Что? — Мария встрепенулась. — Что ты сказал?
— Да ничего, — улыбнулся Сергей. — Просто увидел первые лучи солнца, и вспомнилось... Маша, ну нельзя же так реагировать на все.
Он поцеловал жену в макушку.
— Я пойду собираться на работу, а ты будь умницей. А ну, посмотри на меня!
Муж тихонько взял Машу за подбородок и мягко приподнял ее лицо.
— Ну, улыбнись.
Мария выдавила из себя вымученную улыбку.
— Все хорошо?
Она согласно кивнула.
— Нет, — настаивал Сергей, — скажи: «Со мной все хорошо».
— Все нормально.
— Нет, скажи: «Со мной...»
— Сережа! — Мария высвободила свою голову. — Ты же знаешь, я не люблю, когда меня «дрессируют». Я сказала, все в нормально, я в порядке. Иди собирайся, я приготовлю завтрак.
Она поцеловала мужа в щеку.
Сергей работал начальником отдела в одной преуспевающей компании. Маша закончила журфак и работала редактором на местном телевидении.
На работе к Марии относились как к странному, но безобидному существу. Странной ее считали из-за чрезмерного пристрастия к религии (на столе у нее всегда лежала Библия) и из-за маниакальной, как всем казалось, верности мужу. Многие сотрудники этого небольшого телеканала любили, как они говорили, расслабиться после рабочего дня за рюмочкой коньяка и отдохнуть от своих мужей и жен, закрутив очередной любовный роман. Безобидной же ее считали из-за беззлобного, доброго и отзывчивого характера. Мария всем сочувствовала, всем готова была помочь. А в общем к ней относились неплохо.
Знали и о ее беде. Кто-то сочувствовал и переживал, а кто-то пожимал плечами: «Было бы чего убиваться, нет детей и не надо, жить легче и спокойней». Ее сотрудница Ирина, мать троих сыновей, однажды сказала: «Эх, Машка, не понимаешь ты своего счастья! Я бы порой свою ораву куда-нибудь дела. Так достают! То дерутся, то бегают и орут. Никакого покоя!»  Мария, слушая ее, грустно улыбалась, она была готова, не задумываясь, променять свой покой на детские крики и шалости.
За завтраком ни Маша, ни Сергей не касались болезненной темы. Все, казалось, было как обычно.
Сергей убежал, чмокнув жену в щеку. Мария не спеша стала собираться на работу…
 
Глава 2
 
Прошло около двух недель, прежде чем Мария почувствовала первый  приступ дурноты. Это случилось утром на работе. Она едва успела добежать до туалета. Освободившись там от завтрака, Мария вышла в коридор и нос к носу столкнулась с директором ТРК, Зинаидой Петровной, крупной, властной женщиной, которая всегда была надменна со своими сотрудниками. Те платили ей взаимностью, побаивались своего босса, не любили ее и даже не уважали. Ходили упорные слухи об «особенных отношениях» Зинки (так подчиненные за глаза называли своего директора) и мэра города, отчего городской телеканал всегда был «наплаву». Мария не склонна была верить этим сплетням, но теплых чувств к своей начальнице не питала. Несмотря на то, что коллектив телеканала был сравнительно небольшой, многих своих коллег Зинаида Петровна в упор не замечала. Но сейчас, взглянув мельком на Марию, она остановилась.
— Что с тобой, Свиридова? На тебе лица нет.
— Не знаю, Зинаида Петровна, — выдавила из себя Мария. — Мне плохо, тошнит сильно...
— Хм... Если бы это был кто другой, а не ты, я бы посоветовала пить меньше, но насколько я знаю...
— Нет, Зинаида Петровна, я не употребляю алкоголь. Бог не одобряет этого.
— Ладно, — сквозь зубы процедила директриса, презрительно скривившись. — Это твои проблемы, Свиридова. Но если станет хуже, поезжай в поликлинику, я отпускаю.
— Спасибо, мне уже лучше, — сказала Маша, и легкое чувство благодарности к грозной начальнице шевельнулось в ее груди.
— Ну-ну, — уже отвернувшись, ответила та. — Как знаешь.
Зинаида Петровна твердой походкой стала удаляться по коридору.
К обеду Марии действительно стало намного лучше, а вечером она даже не вспомнила об утреннем недомогании.
Но на следующее утро все повторилось.
«Освободившись» от завтрака, Мария зашла в свой кабинет и дрожащей рукой вытерла испарину на лбу. Когда она уселась за свой стол, соседка по кабинету Людка Кочетова подозрительно посмотрела на бледную, как стенка, Марию.
— Машка, ты чего? Что случилось?
— Ничего, Люда, все в порядке. Спасибо. Чуть тошнит, а так...
— Подруга, ты что ела?
— Да ничего, все как обычно...
— Грибы не ела?
— Ой, Люда, не надо о еде. Уже второе утро такое... Даже не знаю что думать.
— Машка! — вдруг выкрикнула та. — А ты

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.9 (893 голоса)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.