Спасибо, мама.

Олег Борей
Новелла "Спасибо, мама".

А так у тебя есть последний – слышишь? Последний шанс!
Мария впервые за четыре месяца беременности заколебалась. Гинеколог, почувствовав это, перешла в атаку:
— Я понимаю, когда у ребёнка есть шанс, но сейчас… Хватит упираться, Свиридова.
Маша молчала.
— Ладно, — сказала Валентина Григорьевна. Тон её настолько смягчился, что Маша даже удивилась, не подозревая, что эта женщина способна на такую теплоту в голосе. — Ладно, Машенька, сейчас сходи, сделай УЗИ и сразу же с результатом ко мне, тогда продолжим разговор.
Когда Маша вышла, Валентина Григорьевна быстро подняла трубку внутреннего телефона:
— Таня, ты? Это Грызлова. К тебе сейчас придёт Свиридова, у меня к тебе будет просьба…
Маша вошла в кабинет УЗИ:
— Здравствуйте, Татьяна Васильевна.
— А, Машенька! Здравствуй, здравствуй. Проходи.
Маша протянула ей направление.
— Как ты себя чувствуешь?
— Да так… — протянула Маша, — не очень хорошо.
— Не волнуйся, сейчас все посмотрим. Ложись.
Татьяна Васильевна помогла Маше поднять одежду, ловким движением нанесла на живот специальный гель и поднесла монитор аппарата к животу. Она рассматривала что-то минут десять-пятнадцать, потом молча заполнила бланк и сказала:
— Машенька, вы идите. Результат я сейчас сама отнесу Валентине Григорьевне.
— Как там малыш, Татьяна Васильевна?
— Иди, сейчас всё узнаешь.
Зайдя в кабинет участкового врача, Маша села на стул. Результат УЗИ уже лежал перед ней.
— Ну что, Свиридова, — участливым тоном сказала Валентина Григорьевна, — видно, сама судьба сделала выбор в твою пользу. Твой ребёнок мертв.
 
Глава 8
 
Маша сидела, как в тумане. Слёзы потоком текли из глаз. Они попадали в горло и мешали дышать. Маша рыдала, медленно покачиваясь на стуле. В голове была только одна мысль: «Как же так? Как же так…» Она вообще перестала что-либо понимать. Неужели Бог посмеялся над ней. Неужели Бог дал ей ребёнка, чтобы тут же забрать. В сердце Марии закипала обида и ожесточение. Как мог Бог так с ней поступить?! За что?! Маша, захлёбываясь слезами, стала тихонько подвывать.
— Свиридова, ну успокойся. Выпей успокоительное, — врач протянула ей маленький стаканчик.
Маша оттолкнула протянутое лекарство:
— Нет! — закричала она. — Я не верю! Этого не может быть!
— Маша, возьми себя в руки, я сейчас вызову бригаду, и мы сделаем все необходимое. Твоя жизнь будет в безопасности. Внутри тебя не ребёнок, а его труп. Выпей успокоительное.
Маша безумными глазами посмотрела на врача.
— Этого не может быть, не может быть… — с подвыванием произнесла она.
— Свиридова, УЗИ показало, что ребёнок мертв уже больше суток. Промедление смерти подобно.
Валентина Григорьевна набрала какой-то номер и сказала в трубку несколько слов. Маша ничего не слышала, но поняла, что скоро у неё заберут её ребёнка. Она судорожно вцепилась в свой живот:
— Не отдам! Это мой ребёнок.
В комнату вошли две санитарки:
— Пойдемте с нами.
— Не отдам! — закричала Мария.
— Свиридова! — выкрикнула врач. — Да берите же вы её!
Санитарки взяли Машу под руки, пытаясь оторвать её от стула.
— Нет!!! Пустите!!!
Валентина Григорьевна набирала в шприц какое-то лекарство. Санитарки мертвой хваткой держали Машу и тут… Мария почувствовала, как ребёнок внутри неё медленно шевельнулся.
— Стойте! — крикнула она. — Подождите! Отпустите меня!
Санитарки, как по команде, опустили руки. Врач с тревогой посмотрела на пациентку.
— Подождите. Он живой!!! Она живая!!! Это ошибка!
— Ты с ума сошла, Свиридова, — зарычала Валентина Григорьевна. — Хватайте её!
Гинеколог, как танк, двинулась на Машу со шприцем в руках. Но Маша уже всё поняла.
— Убийцы! Я не дам вам убить мою девочку! Пошли прочь во имя Иисуса! Дьявол, пошел прочь!!!
От этого крика санитарки опешили. Маша, воспользовавшись этим замешательством, рванулась к двери.
— Нет! — неистово закричала врач. — Не пущу! Я спасу тебя, дурочка, даже если на тебя надо будет надеть смирительную рубашку.
— Прочь с дороги! — спокойно, но властно произнесла Маша.
— Не пущу!
— Во имя Иисуса, дьявол, прочь с дороги!
— Сумасбродка! Религиозная фанатичка!
Мария почувствовала такую силу и власть, что легким движением отодвинула с дороги Валентину Григорьевну, все еще держащую в дрожащей руке шприц.
— Ты лживая убийца! Тебе не место здесь. Таких, как ты, близко нельзя подпускать к матерям и детям. Твое место на мясокомбинате!
Маша хлопнула  дверью и уверенно пошла по коридору. Малышка, как бы одобряя поведение матери, еще несколько раз шевельнулась у неё под сердцем.
— Милая моя, всё хорошо, ты в безопасности, мама с тобой.
Вечером Маша рассказала Сергею в подробностях свои дневные похождения. Муж молча выслушал жену, не зная как ему реагировать на происходящее.
— Но кардиограмма все-таки плохая?
— Не знаю, — пожала плечами Маша. — Да это и не важно. Важно, что наш ребёнок жив и здоров, а значит и у нас в жизни все в порядке.
 
Глава 9
 
Сестра Вика сделала последнее объявление, и собрание закончилось. Пастора Дмитрия окружила группа людей, решались какие-то вопросы. Сергей с Машей стояли чуть в стороне, ожидая, когда пастор освободится. Завтра Сергей увозит Машу в Москву, там она проведет последний месяц беременности

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.9 (907 голосов)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.