Угли на голову.

Вадим Чернов

Угли на голову.

Здоровенный, толстый указательный палец Олега еле попадал на маленькие кнопочки мобильного телефона. На калькуляторе считать было намного легче, чем в столбик, и самое главное – правильнее. Хотя таблицу умножения он помнил, но скудно. Выходило хоть как – 8 тысяч кирпичей умножить на 8 рублей, получается 64 тысячи. 64 тысячи рублей он с двумя подсобниками заработал за неделю!Правда, работали от рассвета до заката, и хорошо, что дождей не было. Олег был доволен, хотя половину денег он отдаст подсобникам – так он решил. Без них он бы столько не сделал.

Первоклассным каменщиком он стал в колонии. Это был первый плюс, который ему дала тюрьма, вернее второй. Первым было то, что он пережил Божье озарение и очищение. Как-то сразу, в один миг его духовный и физический мир изменился настолько, что люди, знавшие его раньше – теперь с трудом узнавали Олега. У него изменились не только мысли, но и черты лица, походка, разговор, жесты. Ему повезло, что он узнал Бога в 27 лет, заново родился. Это было для него так неожиданно, что первое время он молчал, просто боялся поделиться этим чувством с кем-то. Всё произошло во время одной проповеди в тюрьме. Его просто что-то бросило на пол и тяжёлый груз грехов, всей этой грязи, не давал ему подняться. Олег стал искренне просить прощения за всё, что он совершал. Он покаялся, и вскоре принял водное крещение.

Но, только выйдя за ворота колонии. и окунувшись в этот пёстрый и многолюдный мир, он понял, что жизнь готовит ему новые испытания. Новый христианин был к этому готов. Какого труда ему стоило снова встретиться с теми, кого он предал, обманул, обокрал! И он снова и снова извинялся, отдавал, обещал, просил прощения, объяснял, что теперь он верующий, и всё пойдёт по-другому. Кто-то искренне радовался, кто-то подозрительно косился, кто-то просто просил забыть, как страшный сон. Но дело двигалось, и с каждым днём Олегу становилось всё легче и радостней. В местной церкви к нему сначала отнеслись с опаской – слишком чёрный шлейф его дел тянулся за ним, но вскоре прихожане стали теплее относится к этому добродушному улыбчивому парню. И кто-то, узнав, что он каменщик, предложил работу.

Раньше бы Олег никогда не согласился на неё – строить дом прокурору. Ни за какие деньги! Абсурд! Но вспомнил проповеди о кротости, смирении и подчинении властям, Богом назначенных – и Олег решил проверить себя. Просто взять и сломать себя, подчинившись воле Бога. Это был мужественный поступок, и многие в церкви зауважали его и стали по-другому смотреть.

К прокурору он пришёл в субботу утром, по предварительному телефонному звонку. Прокурор, мужчина средних лет и чуть полноватый, весело улыбаясь, протянул руку и представился:

- Сергей Александрович. А о вас, Олег, я наслышан, - чуть поперхнулся, - как о хорошем каменщике!
Олег протянул руку, в которой прокурорская, просто утонула:

- Давайте посмотрим объект…

- Какой объект?... А…, ну да…, дом! Вот, пожалуйста, строили - строили и бросили! Узбеки – что с них взять?

Стройка находилась здесь же, во дворе. Всё вокруг разбросано – доски, кирпичи, «козлы», консервные банки, бумага. Сам прокурор с женой жили в небольшом флигеле с балконом. Олег обошёл стройку, присмотрелся к кладке – узбеки так кирпич не кладут. Слишком тонкий и ровный шов, но ничего не сказал хозяину.

- Да, большой объём, и второй этаж… - Олег задумчиво смотрел прокурору прямо в глаза, тот взгляд не выдерживал. и постоянно суетливыми движениями вытирал пот со лба:

- Конечно, договоримся по-хорошему, я не обижу – всё честь по чести! Только не пейте на работе – жена не выносит пьяных!

- Я, Сергей Александрович, верующий человек, исповедую живого Бога Иисуса Христа – поэтому не употребляю алкоголь, и не курю. Также – не работаю в воскресенье. и не люблю, когда меня обманывают! – увесисто заявил Олег.

- Боже упаси! Я ведь прокурор – вы же знаете!

- Знаю, поэтому и говорю! У меня, между прочим две судимости – тоже энаете? В общем, приступим в понедельник – завезите цемент, тонны полторы.

Подсобником Олег взял соседского сынишку, спокойного и худощавого паренька - ничего подкачается. Нужен был ещё один – толковый, и случай не дал себя ждать.
Утром в воскресенье, Олег в белых отутюженных брюках и светлой футболке. неторопливо шагал в церковь на собрание. Погода была солнечная, настроение прекрасное – душа просто пела. Нецензурная брань

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (3 голоса)

Обратная связь | Использование материалов | Для правообладателей Copyright © 2010 - 2015 - Literator.org.  Все права защищены.